Эпоха контрреформ

На трон отца в марте 1881 г. взошел Александр III, вместе с ним у власти утвердился его ментор К. П. Победоносцев. Началась эпоха контрреформ, направленных на реставрацию дореформенного строя. Свершения Великих реформ власти откровенно отрицали, уничтожали. Общая тенденция децентрализации и самоуправления повсеместно сменялась жесткой централизацией и бюрократизмом авторитарного управления. Победоносцев утверждал: русский народ не дорос до демократии, ибо нашей стране присуща исключительно самодержавная форма правления. Один из великих публицистов того времени В. А. Гиляровский писал: «...две напасти — внизу власть тьмы, вверху тьма власти»[1]. Россия второй половины XIX в. описана в произведениях великих писателей Л. Н. Толстого, Н. С. Лескова, М. Е. Салтыкова-Щедрина, Ф. М. Достоевского,

А. ГГ. Чехова, А. И. Куприна.

Граф Дмитрий Андреевич Толстой (1823—1889) — министр народного просвещения с 1866 по 1880 г. При министре Толстом были открыты: Историко-филологический институт в Петербурге (1867), Нежинский лицей преобразован в историко-филологический институт, а Ярославский лицей — в юридический лицей. В политике Толстой последовательно проводил курс усиления так называемого «классицизма» в средней школе. Министр полагал, что изучение естественных наук ведет к нигилизму, а потому решил изгнать их из гимназий, сделав их классическими, где основными предметами должны были стать латинский и греческий языки. При обсуждении в Государственном совете проект Д. А. Толстого отвергли большинством голосов: 29 против 19. Однако император утвердил мнение меньшинства, и в 1871 г. толстовский проект стал законом: в университеты могли поступать только лица с гимназическим образованием. Учащихся понуждали дни напролет зубрить грамматику древних языков, заниматься переводами и письменными упражнениями. Изучение древних языков, по мнению Толстого, должно воспрепятствовать проникновению вольнодумных мыслей в головы «классиков» и сделать из них благонравных и послушных студентов. Поведение гимназистов в школе и вне ее подробно регулировалось особыми правилами, за исполнением которых должны были следить классные наставники и их помощники. Под влиянием М. Н. Каткова, в 1871 г. был принят устав гимназий и прогимназий, укрепивший сословный принцип обучения: низшее образование — для простолюдинов, реальное образование — для мещан, высшее университетское — для дворян. В содержании гимназического образования увеличился объем часов на древние языки, право поступать в университет было предоставлено исключительно выпускникам классических гимназий. В 1872 г. реальные гимназии преобразованы в реальные училища, приняты Положение о городских училищах и учительских институтах (1872), Положение о начальных народных училищах (1874), для надзора за ними учреждены должности инспекторов народных училищ (1869). Когда Д. А. Толстого уволили в 1880 г., в газете «Русская старина» провозгласили Александра «царем трижды Освободителем: он освободил крестьян от ига крепостного права, болгар — от турецкого ига, и всю Россию — от ига графа Толстого»[2]. И. С. Тургенев писал о реакции об отставке Толстого: «кому не покажешь телеграмму первым делом крестятся»[3].

Михаил Никифорович Катков (1818—1887) — публицист, осуждал гимназический устав (1864), призывая усилить главенствующую роль государства в школе. Катков проповедовал введение обучения древним языкам как способа воспитания верноподданных учащихся. Половина содержания гимназического образования должна быть посвящена латинскому и греческому языкам, что, по его мнению, станет действенным способом борьбы с радикализмом. Катков резко осудил организацию Высших женских курсов. Проведенные министром Толстым при активном содействии Каткова преобразования гимназий в 1871 г. восстановили классическое образование в объеме времен С. С. Уварова, что вызвала резкое неприятие в просвещенном русском обществе, увидевшем в этом антидемократические тенденции. В 1868 г. на средства банкира С. С. Полякова вместе с П. М. Леонтьевым Катков основал Лицей в память Цесаревича Николая в Москве для обучения детей знати, дворян и богатых коммерсантов[4]. Директор М. Н. Катков возглавлял лицей до 1887 г. В лицее вводилась должность «туторов», которые постоянно сопровождали учеников в течение 12 часов учебно- воспитательного процесса. Программа включала обучение пяти языкам, основам наук и спорту. Выпускники лицея продолжали обучение на трехлетием университетском отделении, где и получали высшее образование, а соответственно, и государственный диплом. Среди выпускников были С. В. Бахрушин, И. Э. Грабарь, будущий патриарх Алексий I (С. В. Симан- ский). В созданную при лицее, на средства М. Н. Каткова, Ломоносовскую семинарию в 1872—1878 гг. отбирали немногих талантливых детей из простонародья. После 1881 г. Катков превратился в крайнего консерватора.

Константин Петрович Победоносцев (1827—1907) — обер-прокурор Святейшего Синода (1880—1905). Активная деятельность Победоносцева привела к увеличению сети церковноприходских школ в 150 раз с 1880 по 1905 г., их численность — 43 696. Изучение Закона Божия, церковно- славянского языка и церковного пения в школах призвано оградить народ от «духа университетов». Победоносцев ограничивал школу охранительными задачами. В книге «Учение и учитель», размышляя о «действительном знании», Победоносцев выступал против полуобразованное™, возбуждающую «претензию знания». Утверждая сословность образования, обер-прокурор заявлял, что для народа школа не должна служить ступенью к среднему и высшему образованию. В октябре 1905 г. он демонстративно подал в отставку со всех постов.

Сергей Александрович Рачинский (1833—1902) преподавал в Московском университете с 1859 г., но в связи с конфликтом с администрацией подал в отставку в 1868 г. Рачинский впервые перевел и опубликовал на русском языке «Происхождение видов» Чарльза Дарвина (1864). Рачинский поселился с. Татеве Бельского уезда Смоленской губернии, где его отец в 1861 г. создал школу с общежитием для крестьянских детей. Рачинский организовал более 20 начальных школ и в 1885 г. был назначен инспектором народных школ в Смоленской губернии. Кроме преподавания в школе для крестьянских детей, Рачинский занимался подготовкой к учительскому поприщу крестьянских юношей из окрестных сел, выступая за народно-религиозный характер сельской школы. В «Заметках о сельских школах» (1883) Рачинский предложил передать всю систему начального образования в ведение Церкви. Отмечая, что русская сельская школа организуется самим народом, который стремится не к «житейскому, а к возвышенному учению», он требует лишь элементарного обучения грамоте, преимущественно по церковным книгам, и арифметике. Ученики должны были изучить: церковнославянский язык, уставное письмо, чтение Часослова, Псалтыри и другие богослужебные книги и овладеть церковным пением. Впоследствии Рачинский ввел в программу геометрию, физику, частично географию и историю, отвергая «иностранные» методы обучения в школе. Рачинский — автор сборника «Сельская школа» 1891 г. и 1898 г. и «Народное искусство и сельская школа» 1882 г., «1001 задача для умственного счета» 1891 г.[5] В Татевскую школу Рачинского, ставшую своеобразным педагогическим и методическим центром, приезжали учителя со всей России. Л. Н. Толстой поддерживал и высоко оценивал педагогическую деятельность Рачинского.

Иван Давыдович Деляиов (1818—1897) — министр народного просвещения с 1882 по 1897 г. В 1887 г. опубликовал циркуляр об ограничении доступа в гимназии детям из простонародья, иронически прозванный «о кухаркиных детях». Проводил политику сословности в образовании, запрещая выходить за пределы своего сословия, что означало дискриминацию по социальному признаку. В 1884 г. И. Д. Делянов так ответил на вопрос о причинах увольнения одного из профессоров: «У него в голове одни мысли», и вот на таких идейных основаниях провели университетскую контрреформу. Власти существенно затруднили доступ к высшему образованию женщинам, «инородцам» и «иноверцам», а также — самой большой категории малоимущих — крестьянству, не располагавшему деньгами на обучение. Россия остро нуждалась в образованных людях, но власти нанесли удар именно по принципу доступности образования. Министерство народного «затмения» проводило политику «неиросвещаю- щего просвещения»[6]. Прием детей низших сословий в гимназии, а также лиц иудейского исповедания — в средние и высшие учебные заведения был сокращен. Власти ставили препятствия развитию высшего женского образования. Лиц иудейского вероисповедания принимали в университеты согласно процентной норме — определенное число мест в университете (10% — в черте оседлости, 5% — в прочих городах и 3% — в столицах). Согласно Временным правилам Александра III (1882) евреям не разрешалось проживание вне черты оседлости — на юге Украины и Белоруссии, в некоторых губерниях Царства Польского, в Литве и Бессарабии. Вновь утвердилась концепция классического образования — навязывалось гипертрофированное изучение древнегреческого и латыни, античность стала сверхценным познанием в стенах средней и высшей школы. Содержание классического гимназического образования на 2/3 было посвящено изучению древнегреческого и латыни. Усиленно изучается античная история и литература, дабы представители высшего сословия могли продемонстрировать знания в этой аристократической области. Министерство народного просвещения утвердило правила: поступить в университет может только выпускник классической гимназии, знающий латинский и греческий. Для остальных — училища — тупиковые пути образования.

Николай Павлович Боголепов (1846—1901) преподавал право, ректор Московского университета (1883—1887 и 1891 — 1893), попечитель Московского учебного округа (1895—1898), Министр народного просвещения (1898—1901). В 1899 г. Н. П. Боголепов учредил комиссию по подготовке реформы средней школы во главе с бывшим военным министром генералом П. С. Ванновским. Трансформируя университеты в закрытые учебные заведения, Боголепов увольнял из университетов так называемых «неблагонадежных» профессоров и преподавателей. Студенческие организации Боголепов признавал «не только излишними, но и вредными для спокойного течения академической жизни». За участие в демонстрациях протеста против авторитарного университетского устава 1884 г. применил репрессии: по распоряжению министра за участие в «студенческих беспорядках» 1900 г. 183 студента Киевского и 29 Петербургского университетов были сданы в солдаты, студенческие волнения прокатились по университетским городам: Харьков}', Москве, Петербурге. Отчисленный за участие в волнениях студент Петр Карпович на приеме в здании министерства народного просвещения выстрелом из револьвера смертельно ранил министра Н. П. Боголепова 14 февраля 1901 г. Боголепова доставили в больницу, через 16 дней он скончался. Карповича приговорили к 20 годам каторги[7].

  • [1] Цит. по: Телешов Н. Д. Записки писателя. Рассказы о прошлом и воспоминания. М.:Советский писатель, 1952. С. 221.
  • [2] Князев Е. Л. Генезис высшего педагогического образования в России: XVIII — началоXX в. С. 94.
  • [3] Тургенев И. С. Письмо М. М. Стасюлевичу. 1880 // Тургенев И. С. Полное собраниесочинений : в 28 т. Т. 12. М., 1967. С. 170.
  • [4] Иванов А. Е. Катковский лицей // Отечественная история. История России с древнейших времен до 1917 года. Энциклопедия. Т. 2. Д—К. М„ 1996. С. 524.
  • [5] Рачинский С. А. 1001 задача для умственного счета в школе С. А. Рачинского. М. :Белый город, 2014.
  • [6] Князев Е. А. Россия от реформ к революции (1861—1917 гг.). С. 105—117.
  • [7] Князев Е. А. Россия от реформ к революции (1861—1917 гг.). С. 184—195.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >