Кризис системы народного просвещения. Развитие образования в Росси в начале XX века

Построенная, в основном по немецкому образцу, высшая школа России состояла из университетов, высших женских курсов, военных академий (Генерального штаба, морской, медицинской, инженерной), Духовной академии, Академии художеств и консерватории, а также многочисленных специальных технологических и политехнических институтов. К концу эпохи Великих реформ в России было восемь «императорских» университетов: Петербургский, Московский, Киевский им. св. Владимира, Харьковский, Казанский, Юрьевский (бывший Дерптский), Одесский (Новороссийский) и Варшавский. В конце XIX — начале XX в. открыты университеты: Томский (1888), Саратовский (1909), Пермский (1916), на базе эвакуированного Варшавского организован университет в Ростове-на-Дону (1915).

В конце XIX в. общее число студентов в университетах составляло около 16 тыс. чел., ежегодный прием студентов в университеты составлял около восьми тыс. чел. После открытия общественных, общественно-государственных и частных высших учебных заведений общее число студентов увеличилось до 40 тыс. Первыми негосударственными стали Вольная высшая школа П. Ф. Лесгафта (1905) и Московский городской народный университет им. А. Л. Шанявского (1908). В России были образованы народные университеты в Томске (1915), Нижнем Новгороде (1916), Киеве и Харькове открыты, но начать работу не успели.

Автономию университетов уничтожил авторитарный устав (1884), однако даже в таких неблагоприятных условиях университетская наука сумела уцелеть. В начале XX в. российское высшее образование соответствовало уровню западноевропейского. Автономию возвратили в 1905 г., но вскоре ее отменили в 1911 г. В России состав студенчества был более демократическим, чем в Британии или Германии, где в университетах учились преимущественно дети аристократии и буржуазии. В российских университетах малоимущим студентам иногда предоставлялся «казенный кошт». По уставу 1884 г. плата за обучение составляла 10 руб. ежегодно, ее повысили до 50 руб. в 1887 г. Кроме того, студенты выплачивали от 40 до 50 руб. ежегодно в качестве гонорара профессорам. При изучении специальных дисциплин студенты платили дополнительные лабораторные взносы.

Высшее образование России в начале XX в. представляло собой сложную и многослойную систему, включающую две составные части — государственную и неправительственную высшую школу, состоявшую в свою очередь из общественных и частных высших учебных заведений. В 1914— 1915 учебном году население России составляло 159,2 млн чел., в том числе в сельской местности — 130,7 млн чел., в стране было 105 государственных, общественных и частных высших учебных заведений. В 1914 г. 12,2 тыс. чел. было выпущено из всех высших учебных заведений. К 1917 г. в России имелось 124 вуза, из них 65 государственных и 59 неправительственных[1]. При этом в ведении Министерства народного просвещения находились 67 высших учебных заведений: 28 государственных, 39 — общественных и частных. В 1914/1915 акад. г. в России было 12 университетов, в которых обучалось 41 тыс. студентов. В России росло число специальных учебных заведений, находившихся в ведении различных министерств. В 1914 г. имелось 105 высших учебных заведений, а в 1917 г. — 124. Особенно быстрыми темпами росло число негосударственных высших учебных заведений, которые опережали сеть государственных. Частные коммерческие институты открылись в Москве и Киеве. В Петербурге открылся частный психоневрологический институт В. М. Бехтерева (1908)[2].

В императорских университетах совместного обучения не было, в связи с этим открылись Высшие женские курсы в Москве, Петербурге, Киеве, Варшаве, Екатеринославе, Харькове, Казани, Одессе, Томске, Тифлисе, здесь по университетским программам преподавали университетские профессора. В Петербурге, Киеве, Одессе, Ростове-на-Дону, Харькове открыли женские медицинские институты и курсы. В Петербурге и Киеве созданы Фребелевские педагогические институты. Число слушательниц высших женских учебных заведений к 1 сентября 1915 г. превысило 24 тыс., что вывело Россию в число передовых стран.

Основным типом средней школы были классические гимназии с углубленным изучением классических языков и гуманитарных дисциплин, духовные семинарии, кадетские корпуса, военные гимназии. В реальных училищах преобладали математические и естественно научные предметы, а в женских гимназиях преподавали ряд педагогических дисциплин. В классических гимназиях учились восемь лет, а в реальных училищах — семь. Среднее образование давали и женские пансионы, в которых обучались, главным образом, дворянки. Неполное среднее образование обеспечивалось четырехлетними прогимназиями для мальчиков и девочек. Специальное профессиональное обучение давали сельскохозяйственные, коммерческие, медицинские, промышленные и педагогические средние школы, профессиональное обучение обеспечивали торговые школы.

Преобладающим типом средней школы в России после контрреформы образования Д. А. Толстого 1871 г. стала «мужская классическая гимназия» с обязательным обучением латинского и греческого языков. В 1890 г. изучение классических языков было несколько сокращено, а число уроков русского языка увеличено, господству толстовского «классицизма» в гимназиях в начале XX в. наступал конец. В большинстве гимназий греческий язык стал необязательным предметом, сократилось количество уроков латинского языка. В 1871 г. в программу гимназического преподавания вновь вводилось естествознание, практически полностью изъятое и усилилось преподавание истории. В 1897 г. численность учащихся в классических гимназиях составляла около 58 тыс., в реальных училищах — 24 тыс., в женских гимназиях обучалось около 45 тыс.

К 1911 г. в России насчитывалось 577 мужских средних школ, в том числе 316 классических гимназий, в которых обучалось 120 тыс. учеников, и 2323 реальных училища — 67 тыс. чел. К 1915 г. число средних школ возросло до 797, в том числе 474 классических гимназии с числом учащихся более 150 тыс. и 297 реальных училищ — более 80 тыс. учащихся. Число женских гимназий в 1914 г. достигло 800, в них обучалось более 350 тыс. гимназисток, перевес девочек в гимназиях отражал факт: многие мальчики обучались в специальных средних школах.

Большинство средних школ для мальчиков (354 из 474 гимназий) были учреждены на средства казны. Женские гимназии и прогимназии находились в ведомстве министерства народного просвещения и ведомстве императрицы Марии, а также общественных учреждений и частных лиц. Они поддерживались главным образом за счет местных источников — земствами, городскими управами, частными лицами и обществами. В 1914 г., по неполным данным, в 51 губернии Европейской России было 1423 общеобразовательных средних школ (мужских и женских), в которых обучалось 428 тыс. учащихся[3].

Быстрый прогресс всеобщего среднего образования проходил параллельно с развитием специальных средних школ. Указ 1888 г. обеспечивал учреждение технических и торговых школ. Согласно «Положению о коммерческих учебных заведениях» (1896), изданному по инициативе С. Ю. Витте, в России основывались коммерческие училища с семилетней программой, сочетающей общее и профессиональное образование, торговые школы с трехлетней программой — исключительно коммерческого обучения и коммерческие классы. В России было открыто 233 коммерческих учебных заведения, которые вначале находились в ведении министерства финансов, а с 1905 г. — в ведении министерства торговли и промышленности. В начале XX в. появились средние специальные школы: земледельческие и землемерные, медицинские (фельдшерские и акушерские), духовные, военные и художественные. Быстрое развитие народного образования вызвало необходимость подготовки учителей народных школ, были учреждены женские учительские семинарии (1908). К 1912 г. в России было 20 учительских институтов, 98 учительских семинарий и школ. К 1915 г. существовало уже 43 педагогических института и 168 семинарий и школ. Городские училища были преобразованы в «высшие начальные училища», число которых в 1915 г. доходило до 1547. Включая многочисленные военные школы — кадетские корпуса и старшие — юнкерские училища и духовные семинарии, в 1915 г. в России было около 2000 средних школ с полным числом учащихся около 700 тыс.[4] В начале XX в. земства энергично развивали начальное народное образование, российская деревня испытывала нехватку школ. Крестьянская неграмотность в 1860-е гг. считалась всеобщей, в 1880 г. в 22 700 крестьянских начальных школах Европейской России обучалось около 1 140 000 учеников. Расходы на их содержание составляли всего 6,2 млн руб., из которых 44% вносило земство, 34 — сельские общества, 12 — казна и 10% поступало из разных других источников, главным образом от частных лиц[5].

К концу XIX в. развивались находившиеся в ведении Синода церковно-приходские школы, уделявшие основное внимание религиозному образованию. В развернувшемся соревновании между церковно-приходскими и земскими школами последние выигрывали, опираясь на общественную поддержку. В Правилах для начальной школы (1897) содержалась программа четырехлетних земских школ: Закон Божий, русский, церковно-славянский язык, арифметика, география и история России. Церковно-приходские школы в большинстве своем давали низкий уровень образования; некоторые из них были «школами грамотности», где дополнительно к Закону Божию изучались только чтение и письмо[6].

Язык в начальных школах Российской империи (за исключением Польши и Прибалтийских губерний) был русский. Еврейские и мусульманские меньшинства, тем не менее, учреждали свои собственные начальные школы. В 1912 г. в России было около 25 тыс. небольших религиозных школ — хедеров, где на иврите обучались 363 тыс. учеников. Чтобы получить среднее и высшее образование, еврейские дети поступали в русские школы, доступ в которые, равно как и в казенные школы, был ограничен процентной нормой. Соотношение еврейских учащихся в русских гимназиях было 9,8%, в реальных училищах — 7,3, в женских гимназиях — 13,6 и в университетах — 9,7%. Евреи в России в это время составляли 3,9% от всего населения[7].

Для тюрко-татарских мусульманских детей существовали мектебе - начальные школы, в которых дети учились муллами чтению и письму на татарском языке (арабском алфавите) и учили некоторые молитвы из Корана. Для избранных мальчиков существовали школы высшего религиозного обучения, называемые медресе, где готовили будущих мулл. По неполной официальной статистике за 1912 г., в Европейской России, Сибири и Закавказье существовало 6728 мусульманских школ, в которых обучалось 334 000 учеников и более 7975 мусульманских школ в российской Средней Азии[8].

До начала XX в. главное бремя забот и расходов в деле народного образования лежало на земских учреждениях. Жалованье учителям обычно выплачивалось сельскими обществами, с периодической дополнительной помощью от земств, однако вскоре земства приняли на себя полный объем выплаты жалования, строительства и оборудования школ. Начальные земские школы привлекали хорошо подготовленных учителей, в том числе многих женщин, и постепенно достигли высоких образовательных стандартов. К 1905 г. вложения в начальное образование насчитывали 49,1 млн руб., из которых 30,7% выплачивались земствами. Доля казенных расходов возросла до 20%, а доля расходов сельских обществ снизилась до 14,7%. Муниципальные вложения составляли 19,4%, частные — 5,4%, тогда как 5,3% получались от гонораров и 4,5% от других источников.

Дума, земства и общественные организации требовали введения всеобщего начального образования, поэтому первый пакет законов, направленных для достижения этой цели, был подписан царем 3 мая 1908 г. Закон гарантировал всем детям обоих полов в возрасте от восьми до 11 лет получение четырехлетнего начального образования.

Достижение всеобщего начального образования было намечено к 1922 г. С 1909 г. в Москве и других крупных городах стало вводиться всеобщее начальное образование. В результате таких усилий число начальных школ в России (включая «школы грамотности» и церковно-приходские школы) возросло с 55 900 в 1899 г. до 100 700 в 1911 г. и 149 500 в 1915 г. В 1911 г. около 60% начальных школ находились в ведении министерства образования и 38% в ведении Синода. Численность учащихся возросла с 3,6 млн в 1899 г. до 6,22 млн в 1915 г., что составляло больше половины от численности лиц школьного возраста[9].

Наряду с правительственными, земскими и городскими учреждениями, борьбу за народное просвещение вели общественные организации. При Вольном экономическом обществе был образован в 1861 г. Петербургский «Комитет грамотности», а вскоре такой же комитет основали в Москве. Открывались воскресные школы и курсы для взрослых, народные читальни и публичные библиотеки. В 1904 г. действовало по меньшей мере 3 тыс. библиотек и читален. Накануне первой мировой войны появилось множество молодежных «Союзов соколов», основанных по образцу чешской национальной организации с целью физического воспитания и поддержки славянского братства. Первая русская группа скаутов-развед- чиков основана в 1909 г. в Павловске близ Царского Села. К 1917 г. скаутское движение насчитывало более 50 тыс. мальчиков и девочек.

По переписи 1897 г. в России был только 21% грамотных (29% среди мужчин и 13% среди женщин). К 1914 г. уровень грамотности составлял около 43,5% от всего населения[10]. Это означало большой прогресс, однако многое еще предстояло сделать.

Перепись населения 1897 г. констатировала серьезный социокультурный кризис: из 128,2 млн чел. населения, более 100 млн чел. — неграмотных, среди мужчин грамотных — 35,8%, среди женщин — 12,4%. Интенсивное социально-экономическое и политическое развитие России в первое десятилетие XX в. не успело еще кардинальным образом сказаться на уровне и масштабе высшего образования. В России одно высшее учебное заведение приходилось на 3,4 млн чел., а один университет — на 17 млн населения (без учета Саратовского и Гельсингфорского университетов), в то время как в Германии одно высшее учебное заведение на один млн населения, а один университет — на 2,8 млн чел. Таким образом, в развитии высшей школы Россия отставала от Германии в 3,4 раза, а в университетском — в шесть раз. В Швейцарии имелось семь университетов, один - на 0,5 млн чел. Университеты в Европе появились преимущественно в средние века, и число их росло незначительно, в то время как Россия вступила на путь индустриальной модернизации и развития науки позднее. Накануне Первой мировой войны был подготовлен проект открытия еще 15 университетов, однако его реализацию сдерживало отсутствие средств в казне. Численность студентов в России росла самыми быстрыми темпами среди европейских стран. В Японии, которая также поздно начинала свою модернизацию, этот процесс проходил быстрее. В США в 1898 г. было 480 колледжей и университетов, в которых обучались 101 058 чел., в том числе в правительственных — 29 728 (29,5%) и в частных — 71 330 (70,5%). Женщины составляли 27,4% всего числа учащихся. Плата за обучение составляла от 100 до 150 долларов в год. В 1913—1914 учебном году в 567 университетах и колледжах обучалось 216 493 чел. Заметим, что состав студенчества в России был намного демократичнее, чем, например, в Великобритании или Германии, где в университетах доминировали сыновья буржуа и аристократии. Сравнительно с европейскими плата за обучение в российских университетах считалась невысокой, кроме того, было множество «стипендиатов». Начиная с 1860-х гг. появилось значительное число необеспеченных и неимущих студентов. В начале 1870-х гг. на стипендии и пособия в Казанском университете обучались 72% студентов, в Киевском и Одесском к недостаточным принадлежало 70 и 80% студентов. В Московском университете в 1876 г. было освобождено от платы 59%.

Кризис выражался в «министерской чехарде»: за период с 1900 до 1917 г. сменилось 13 министров народного просвещения, причем у всех были амбитендентные концепции и проекты преобразований системы. Главные задачи — введение всеобщего обучения детей, грамотность народа, демократизация народного просвещения, автономия образования. В условиях индифферентности Министерства решающей социальной силой, способной преодолеть затяжной кризис школы и образования, стало масштабное общественно-педагогическое движение. По инициативе земств открывались многочисленные школы, училища, курсы, институты, просветительские общества, комитеты грамотности, комиссии по вопросам народного просвещения. Земства ставили задачу в ближайшее десятилетие осуществить введение всеобщего «низшего (начального) обучения». В 1890-е гг. земские школы увеличивали срок обучения: до трех-четырех лет — в сельских школах, до шести-семи лет — в городских училищах. На средства земств сельские школы и библиотеки обеспечивались учебниками и книгами, народные учителя получали действенную материальную помощь. В Сибири, Прибалтике, на Кавказе, где отсутствовали земские учреждения, создавались общества народного образования, занимавшиеся распространением просвещения. В общественно-педагогическом движении ясно прозвучал призыв к автономии высшей и средней школы, что оказалось достижимым только в вольной школе. Творческое содружество научной интеллигенции и прогрессивных предпринимателей меценатов выражалось в открытии доступных для всех желающих общественных и частных учебных заведений. Система государственного среднего образования в России не могла удовлетворять запросов бурно развивающейся экономики страны. Кризис образования признается Николаем II в рескрипте от марта 1901 г. Министр народного просвещения генерал П. С. Ванновский возглавил комиссию по подготовке реформы народного просвещения, не достигшую поставленной цели.

  • [1] Иванов А. Е. Высшая школа России в конце XIX — начале XX века. М., 1991. С. 192.
  • [2] Там же. С. 192.
  • [3] Пушкарев С. Г. Россия (1801-1917). М.: Посев, 2001. С. 457.
  • [4] Пушкарев С. Г. Россия (1801—1917). С. 296.
  • [5] Там же.
  • [6] Милюков П. Очерки по истории русской культуры. 3-е изд. СПб., 1902. Т. 2. С. 382.
  • [7] Гец Ф. Б. Школьное обучение русских евреев // Журнал министерства народного просвещения. 1913. Октябрь. С. 226.
  • [8] Бобровников Н. Л. Современное положение ученого дела у инородческих племен восточной России // Журнал министерства народного просвещения. 1917. Май. С. 64—66.
  • [9] Пушкарев С. Г. Россия (1801-1917). С. 461.
  • [10] Пушкарев С. Г. Россия (1801-1917). С. 459.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >