Выводы

В конце 1980 — начале 1990-х гг. впервые за весь период развития советской высшей школы были поставлены вопросы демократизации и гуманизации в связи с автономией высшей школы, что было вызвано изменением общего политического курса нового руководства. Наметившийся в это время общий настрой отказа от плановой экономики и переход к рыночным отношениям конкуренции и свободы выбора не мог не затронуть сферы высшей школы. Стагнация системы народного просвещения стала порождением монопольного господства тоталитарного государства и сохранения в практически неизменном виде авторитарной парадигмы. Кризис выражался в нивелировании образовательного процесса, когда единое содержание едиными методами и способами преподавалось всему контингенту учащихся страны, вариативность развития и индивидуализация функционирования системы образования, тем более свобода творчества и личностно-ценностная парадигма, полностью исключались. Депривационная модель подготовки педагогов в условиях пятилетнего плана искусственно сужала потенциал высшей школы, принуждала решать шаблонные задачи, тормозила ее научно-педагогическую, просветительскую и культурную деятельность, сводя профессию учителя к бездуховной службе чиновника. При этом бюрократически-ориентированное высшее образование не способно достичь адекватных темпов развития, и либо отстает от социально-экономических, культурных и научных потребностей, либо опережает социальный заказ. Социально-экономические и социокультурные процессы, проходившие в середине 1980-х гг., стимулировали острую потребность в реформировании образования, подготовки педагогов нового типа. Появление закона об Образовании (1992) означало зарождение новой либеральной парадигмы образования, ориентированной на традиционные ценности российской интеллигенции, способной формировать активных проводников проводимых реформ. В 1990-е гг. развитие общественно-педагогической инициативы в образовании стало единственно действенным средством преодоления хронического кризиса формализованного обучения, средством трансформирования содержания, форм, методов и способов обучения. Первоначально стремления реформаторов находились в сфере дидактической парадигмы индивидуализации обучения, манифестированной в эпоху ускоренного внедрения в практику персональных компьютеров. Созданию предпосылок для кардинальной трансформации концепции высшего образования способствовал возрожденный персоналистско-аксиологический подход к образованию. Одним из важных результатов многоплановой научно-исследовательской деятельности стала разработанная на основе философских, психологических и организационно-педагогических принципов концепция высшей школы нового типа, созданной на основе персоналистско-аксиологического подхода:

  • - самоуправление профессорско-преподавательского состава высшего учебного заведения;
  • — открытость и гласность в самоуправлении высшим учебным заведением, регулярная публикация отчетов, в том числе и финансовых в печатных изданиях;
  • - принцип «разделения властей» в высшей школе: ученый совет - законодательная, ректор, проректор и деканы — исполнительная, администрация — судебная;
  • - демократизм академического устройства высшей школы: выборность, отчетность и сменяемость администрации вузов начиная с профессоров и заведующих кафедрами до деканов и ректора;
  • — гармоническое сочетание научной, образовательной, просветительской и практической деятельности в высшем учебном заведении;
  • - коллегиальный стиль руководства высшим учебным заведением;
  • — попечительский совет — выборный орган управления высшей школой, обладающий административно-финансовыми функциями;
  • — эгалитаризм и доступность обучения в высшей школе;
  • — отсутствие дискриминационных требований при поступлении: исключение национальной, расовой, конфессиональной дискриминации при приеме, как студентов, так и преподавателей;
  • - всесословный характер приема студентов, отсутствие привилегированных категорий в студенчестве;
  • - наличие подготовительного факультета или отделения для лиц, не имеющих аттестата о среднем образовании;
  • — совместное обучение лиц обоего пола;
  • — участие студентов в Совете и других органах самоуправления высшим учебным заведением, контроль над расходованием средств администрацией;
  • — свобода преподавания и обучения — отказ от бюрократизированной и формализованной модели обучения;
  • — персоналистско-аксиологический характер организации учебного процесса: самостоятельная разработка студентами персональных учебных планов;
  • — наличие пропедевтического, специального и профессионального циклов учебных дисциплин;
  • — элективный принцип обучения;
  • — преподавание ряда учебных предметов на разных языках по требованию иноязычного студенчества;
  • — обеспечение студентов новейшими средствами обучения и наличие собственного научно-учебного издательства.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >