Дальнейшее развитие теории элит (середина XX – начало XXI в.)

С середины XX в. сложилось несколько подходов к исследованию проблемы элит. Среди них – ценностный, леворадикальный (критический), неоконсервативный (охранительный), демократический, концепция плюрализма элит.

По мере развития научной мысли в области элитологии, благодаря исследованиям испанского философа и социолога Хосе Ортеги-и-Гассета (1883–1955) и русского религиозного философа Николая Бердяева (1874–1948), был разработан ценностный подход к определению значения элиты в жизни общества. Эти мыслители рассматривали элиту как наиболее творческую и продуктивно действующую часть общества. С точки зрения ценностного подхода политическая элита обладает интеллектуальным превосходством над массами и более высокими нравственными качествами.

Испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет противопоставлял духовную элиту, творящую культурные ценности, пассивной управляемой массе, которая бессознательно следует стандартным обычаям и привычкам. При этом он обращает внимание на то, что принадлежность к массе имеет чисто психологический признак и не является обязательным условием физической принадлежности субъекта к ней. Человек массы – "это тот, кто не ощущает в себе никакого особого дара или отличия от всех, хорошего или дурного, кто чувствует, что он – “точь-в-точь, как все остальные”, и притом нисколько этим не огорчен, наоборот, счастлив чувствовать себя таким же, как все".

В работе "Восстание масс" (1930) Ортега-и-Гассет писал, что "массы, по определению, не могут управлять даже собственной судьбой, не говоря уж о целом обществе". Он писал, что "когда заходит речь об “избранном меньшинстве”, лицемеры сознательно искажают смысл этого выражения, притворяясь, будто они не знают, что “избранный” – вовсе не “важный”, т.е. тот, кто считает себя выше остальных, а человек, который к себе самому требовательнее, чем к другим, даже если он лично не способен удовлетворить этим высоким требованиям". Необходимо понимать, что "деление общества на массы и избранное меньшинство – деление не на социальные классы, а на типы людей: это совсем не то, что иерархическое различие “высших” и “низших”. Конечно, среди “высших” классов, если они и впрямь высшие, гораздо больше вероятность встретить людей “великого пути”, тогда как “низшие” классы обычно состоят из индивидов без особых достоинств". Главная цель в жизнедеятельности человека – это открытия и творчество посредством воплощения в жизнь новых ценностей.

В основе теории Ортеги-и-Гассета лежит идеологизированное представление о политической элите как особой группе, обладающей повышенным чувством ответственности. "Любая, еще окончательно не выродившаяся, человеческая раса порождает обычно пропорциональное общему числу членов количество выдающихся людей, в лице которых интеллектуальные, моральные и вообще жизненные свойства выражены с наибольшей силой. В развитых расах это количество представлено явственней и мощней. Иначе говоря, одна нация превосходит другую мощностью избранного меньшинства". Избранное меньшинство – это "не те, кто кичливо ставит себя выше, но те, кто требует от себя больше, даже если требование к себе непосильно".

Согласно II. А. Бердяеву, в общественном развитии действует так называемый "нравственный закон", дух которого выражается через "качественный подбор личностей, через избранные личности". Эти личности образуют аристократию, которая, по Бердяеву, представляет собой некую духовно и физически привилегированную группу, обладающую такими чертами, как духовное благородство, щедрость, жертвенность, осознание своего достоинства, "умение служить человеку и миру". Бердяев писал: "В сущности только и существует два типа власти – аристократия и охлократия, правление лучших и правление худших. Но всегда... господствуют немногие; таков неприложимый закон природы. Истинная аристократия может служить другим. Служить человеку и миру, потому что она не занята самовозвышением, она изначально стоит достаточно высоко. Она – жертвенна. В этом вечная ценность аристократического начала". Философ обращает внимание на то, что при любом государственном устройстве власть должна принадлежать лучшим, "избранным личностям, на которых возлагается великая ответственность и которые возлагают на себя великие обязанности".

Николай Бердяев определил качественные показатели элиты, определяющие ее влияние на социально-политическую и духовную жизнь общества. На основе анализа развития разных стран и народов он вывел "коэффициент элиты" как отношение высокоинтеллектуальной части населения к общему числу грамотных. Он отметил, что коэффициент элит, составляющий свыше 5%, означает наличие в обществе высокого потенциала развития. В то же время, когда этот коэффициент опускается примерно до 1%, в обществе наблюдается застой и окостенение, а сама элита превращается в касту.

Для Ортеги-и-Гассета и Бердяева элита представляет собой наиболее значимый элемент социальной системы, ориентированный на удовлетворение важнейших потребностей общества. При этом она представляет собой относительно сплоченную организацию на основе выполнения ею руководящих функций. Элита не господствует над массами, а управляет ими на основе добровольного согласия и собственного авторитета, а элитарность вытекает из равенства возможностей и не противоречит демократии, способствуя ее укреплению.

Ценностный подход к проблеме элитарности общества подвергался критике в западноевропейской и отечественной политологии за абсолютизацию роли правящей политической элиты в обществе и ее жесткое противопоставление управляемому пассивному большинству.

Представителем леворадикальной (критической) концепции является американский политолог Чарлз Райт Миллс (1916–1962), который в своих исследованиях исходил из того, что общество управляется исключительно одной властвующей элитой, занимающей в государственных институтах стратегические позиции и оказывающей значительное влияние на жизнь большинства людей. По мнению Миллса, могущество американской элиты необходимо искать в "иерархических институтах – государстве, корпорации, армии, – они образуют собой орудия власти". Он рассматривал элиту как "высшую социальную прослойку", как центральное ядро высших социальных классов. Миллс отмечал, что она представляет собой некое "компактное социальное и психологическое целое", члены которого связаны определенными деловыми и неформальными отношениями. Главным элитообразующим признаком являются не выдающиеся индивидуальные качества, а обладание ключевыми позициями в обществе, которые обеспечивают богатство и известность. Сплоченность элиты обеспечивается, с одной стороны, общей заинтересованностью входящих в нее групп в сохранении привилегированного положения, а с другой – близостью социального статуса, духовных ценностей, стиля жизни, личными и родственными связями. Р. Миллс в работе "Властвующая элита" (1956) заметил, что рекрутирование элиты осуществляется исключительно из собственной среды, а демократические институты, прежде всего проведение всеобщих выборов в представительные органы власти и референдумы по основным жизненно важным вопросам, являются ширмой, прикрывающей активность узких групп населения по защите своих интересов.

В работе американского политолога Майкла Парепти "Демократия для избранных" (1976) также представлен критический анализ правящей элиты. Ученый показал "плюралистический" характер американского правящего класса, но этот плюрализм доступен крайне узкому кругу людей, фактически монополизировавших кресла политических кабинетов.

В западной политической науке данный подход оценивается рядом политологов крайне негативно прежде всего потому, что в нем абсолютизируется тезис о закрытости властвующей элиты.

Американские политологи Т. Дай и X. Зиглер разработали неоконсервативную (охранительную) концепцию элит в работе "Демократия для элиты. Введение в американскую политику" (1970).

Элитарная теория допускает возможность определенной социальной мобильности, позволяющей неэлитарным группам стать элитами. Элитаризм не означает, что обладающие властью постоянно находятся в конфликте с массами или что они всегда достигают своих целей за счет интересов общества. И это не заговор с целью подавления масс. Т. Дай и X. Зиглер так объясняют элитарную теорию:

  • – меньшинство, обладающее властью, распределяет материальные ценности, и большинство, не определяющее государственную политику;
  • – элиты формируются преимущественно из представителей высшего социально-экономического слоя общества;
  • – переход в элиту должен быть медленным и длительным для сохранения стабильности и во избежание радикализма;
  • – элиты едины в подходе к основным ценностям социальной системы и сохранению самой системы;
  • – государственная политика отражает не требования масс, а господствующие интересы элиты;
  • – правящие элиты подвержены сравнительно слабому прямому влиянию со стороны равнодушной части граждан.

Согласно точке зрения исследователей, массы часто склонны к авторитаризму, экстремизму, они далеко не всегда разделяют ценности демократии. Правящие элиты оказываются тем меньшинством, которое стоит на страже ценностей плюрализма, прав и свобод, толерантности и других приоритетов из арсенала современной демократии.

В первой половине XX в. в западноевропейской политической мысли широкое распространение получила теория демократического элитизма. Она исходит из предложенного австрийским и американским экономистом, социологом и политологом Йозефом Шумпетером (1883–1950) понимания демократии как конкуренции между потенциальными группами за доверие избирателей. В работе "Капитализм, социализм и демократия" Шумпетер писал: "Демократический метод – это такое институциональное устройство для принятия решений, в котором индивиды приобретают власть принимать решения путем конкурентной борьбы за голоса избирателей".

Шумпетер стал рассматривать политику как рыночный процесс, а демократию – как правление политиков. Элитарный элемент концепции Шумпетера представлен четким тезисом о том, что "не народ в действительности поднимает и решает вопросы, эти вопросы, определяющие его участь, поднимаются и решаются за него". Ученый отмечал: "Демократия лишь значит то, что у народа есть возможность принять или не принять тех людей, которые должны им управлять". Ему принадлежит авторская концепция элитарной демократии. Он полагал, что элита достигает своего высокого положения в острой конкурентной борьбе.

При этом он обращал внимание на тот факт, что политическая элита при смене политических руководителей должна выступать защитницей либеральных демократических ценностей, заложенных французскими просветителями Ж. Ж. Руссо, Ш. Л. Монтескье, а также английским философом Дж. Локком.

Среди представителей, разделяющих теорию демократического элитизма, можно выделить американских политологов Гарольда Лассуэлла (1902–1978) и Сеймура Липсета (1922–2006), которые рассматривали элиту как гарант высокого качественного состава руководителей, избираемых населением в результате всеобщих выборов. Они полагали, что элиты являются поборницами либерально-демократических ценностей, в отличие от масс, настроенных на радикальную борьбу за социально-экономические права: на труд, забастовку, создание профсоюзных организаций.

Г. Лассуэлл писал: "Дорога к власти в нашей цивилизации ни в коем случае не является исключительно правительственным шоссе... Руководители крупных корпораций вынуждены принимать решения, которые являются гораздо более важными для повседневного благосостояния человечества, чем большинство решений правительства". И далее: "Политик стремится к подлинной интеграции интересов сообщества; бизнесмен удовлетворен компромиссом конкурирующих частных интересов... Политик всюду ищет выгоду, а бизнесмен торгуется за особые выгоды". Таким образом, и политик и бизнесмен ответственны за принятие решений. Элиты осуществляют "наиболее важные управленческие функции в обществе" и оказывают значительное влияние на выработку и принятие таких политических решений, которые имеют существенные последствия для развития общества, они способны нейтрализовать присущий массам иррационализм. При этом необходимо обратить внимание на тот факт, что Г. Лассуэлл в своей работе "Власть и личность" (1948) обосновал положение, что "политические личности чаще всего стремятся компенсировать возникающее в раннем детстве бессознательное чувство неполноценности... Властолюбивые устремления... рационализируются политической личностью, но это погоня за властью – лишь одна из распространенных попыток человека убежать от самого себя".

Проведенные прикладные исследования в странах Запада во второй половине XX в. выявили некоторые недостатки данной концепции. Результаты исследования показали, что представители элит обычно превосходят низшие слои общества в принятии либерально-демократических ценностей, в частности прав человека, свободы слова, конкуренции, более толерантны политически и вместе с тем они консервативны в признании социально-экономических прав граждан.

Концепции плюрализма элит (американские политологии С. Келлер, Р. Даль) являются наиболее распространенными в современной элитарной мысли. Например, Р. Даль сформулировал теорию полиархии – множественности центров власти, а следовательно, и элитных групп. Среди основных положений данного подхода следует выделить: во-первых, положение о том, что элита неоднородна, и ни одна из входящих в нее групп не способна одновременно доминировать во всех областях жизни; во-вторых, в современном демократическом обществе власть сосредоточена между различными группами элит, которые в своих интересах влияют на принятие политических решений; в-третьих, конкуренция между элитами предотвращает складывание единой господствующей группы и делает возможным контроль над ними со стороны граждан. Следует также отметить, что границы между элитами и массами условны, размыты, поскольку доступ в руководящий слой открывают не только богатства или высокий социальный статус, но и личные способности, знания, гражданская активность.

Концепции плюрализма элит широко используются для теоретического обоснования современных демократических систем. Однако многочисленные эмпирические исследования свидетельствуют, что эти концепции неадекватно отражают действительность, так как преобладающее влияние на политику оказывают представители военно-промышленного комплекса, руководители транснациональных корпораций, а также представители некоторых других социальных групп.

Рассмотренные современные теории элит отражают различные грани феномена элиты и ориентируются на определенные исторические эпохи, политические режимы в тех или иных странах. Вместе с тем, суммируя различные черты элит, можно дать определение политической элиты как относительно интегрированной группы или совокупности групп, занимающих руководящие позиции в общественных институтах и обладающих монополией на принятие властных решений. Следует также отметить, что политическая элита является составной частью правящей элиты, в которую входят различные группы, непосредственно или опосредованно участвующие во властных процессах, в частности экономическая, военная, научная, культурная и другие элиты, которые оказывают значительное влияние на принятие политических решений.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >