Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Педагогика arrow Педагогика. Теоретическая педагогика

Воспитание в современном мире

В результате изучения данной главы обучающийся должен:

  • знать, какой идеал воспитания соответствует требованиям XXI в.; цели и задачи воспитания в отечественной и зарубежной школе; философские основания и закон цели воспитания; основные направления преобразования воспитания на основах духовности;
  • уметь дифференцировать составные части воспитания; определять ценностные ориентации школьников; различать методологические основания педагогических систем; анализировать достижимость поставленных целей;
  • владеть методами анализа ценностных ориентаций школьников; современными технологиями реализации задач воспитания.

Диагностические индексы:

Минимально необходимое время (в минутах) изучения материала темы – 164.

Трудность (в условных единицах от 1.00) изучаемого материала – 0,70.

Время (в минутах), необходимое для полноценного усвоения знаний, – 278.

Мечта о совершенном человеке

Что такое жизнь? Для чего живет человек? К чему его должно готовить воспитание? И каким оно должно сделать человека? На эти вечные вопросы уже есть множество ответов, но необходимость новых не исчезла. Мы, конечно, можем начинать искать ответы на указанные вопросы, как уже не раз это делали, в пластах старинной мудрости, откуда извлечем немало ценного и удивительного. Однако на сей раз обратимся к нашему пророку – Л. Н. Толстому, для которого поиски смысла жизни были вечным вопросом, оставшимся без ответа. "Жить в положении Соломона, Шопенгауэра – знать, что жизнь есть глупая, сыгранная надо мной шутка, и все-таки жить, умываться, одеваться, обедать, говорить и даже книжки писать. Это было для меня отвратительно...", – писал великий строптивец, никогда не следовавший общепринятым стереотипам. Следуя умом за вечным смыслом, чувствуя развитой душой то, что невозможно выразить словами, Л. Н. Толстой, как он сам признавался, несовершенно, неточно и неполно, сказал: "Жизнь – это любовь.., стремление к благу того, что вне человека, которое остается в человеке после отречения от блага животной личности". Она – "сама жизнь; но не жизнь неразумная, страдальческая и гибнущая, но жизнь блаженная и бесконечная... Это есть сама радостная деятельность жизни...".

Вопрос "Для чего мы живем?" предельно обнажен и у Ф. М. Достоевского. Ответ достоин великого ума: "Абсолютное самосовершенствование впереди, в идеале". Сделаться человеком нельзя разом, а надо "выделаться в человека", ставя себе перед глазами лучшие образцы рода человеческого. Выделим из приведенных мыслей два понятия: "животная личность" и "идеал", на который нужно равняться, чтобы "выделаться в человека". Первое определяет нам неразвитого, невоспитанного человека, второе – то, чем он может и должен стать, к чему обязан стремиться.

Философы всех времен и народов единодушны в оценке назначения идеала.

"Идеал – не что иное, как кульминационный пункт логики, подобно тому, как красота – не что иное, как вершина истины" (В. Гюго).

"Без идеалов, то есть без определенных хоть сколько-нибудь желаний лучшего, никогда не может получиться никакой хорошей действительности" (Ф. М. Достоевский).

"Основная идея всегда должна быть недосягаемо выше, чем возможность ее исполнения" (Ф. М. Достоевский).

"Ценность идеала в том, что он удаляется, по мере того как мы приближаемся к нему" (М. Ганди).

"Наш идеал – кастрированное, лишенное телесности, отвлеченное существо, наш идеал – это цельный, действительный, всесторонний, совершенный, образованный человек" (Л. Фейербах).

"Наши навыки все более возрастают и, в конце концов, вероятно, человек будет выполнять все, ничего не сознавая, и превратится в мыслящее животное. Разумность приближает нас к животному состоянию" (Г. Лихтенберг).

Воспитания, ни к чему не стремящегося, не существует. Воспитание всегда имеет цели, независимо от того, осознаются они или нет. Однако прежде, чем будут установлены цели, необходимо иметь представление о том, к чему нужно стремиться. Представления о совершенном, лишенном изъянов человеке аккумулируются в идеале. Будучи понятым и принятым, идеал начинает играть мобилизирующую роль в организации деятельности, направленной на достижение высшей цели. Воспитательный идеал – это образ совершенного человека, на формирование которого держит курс воспитание. Идеал – самая высокая вершина, которую стремится покорить воспитание. Идеал – недостижимый образец, то, к чему стремится воспитание и никогда не приходит. Это горизонт, который имеет свойство отдаляться при приближении к нему. Это мечта, созданная лучшими умами человечества.

Из идеала выводятся общие цели воспитания, которые невозможно ни осознать, ни сформулировать в отрыве от представлений о совершенном человеке. Однако при этом неизбежно возникают вопросы: "А как далеко от реальности должен отстоять идеал?" "На каком расстоянии от звезды еще можно воспользоваться ее свечением?". Утверждать, что идеал – богоподобный человек – значит, произносить бесполезные слова. Теоретически как недоступная вершина человеческих устремлений такой идеал может и должен существовать, но воспользоваться им в практике реального воспитания невозможно. Если идеал слишком отдаленный, то вывести цель воспитания из него нельзя. При большой конкретизации, наоборот, идеал слишком приближается к реальному образцу, теряет свою привлекательность далекой, трудной, но почти достижимой цели.

Речь о разумной отдаленности идеала, о мере идеализации. Не лишено смысла предложение использовать понятие практического (реального) идеала, под которым понимается обобщенный образец воспитанного в соответствии с принятыми представлениями человека. Реальный идеал отражает принятые в данном обществе и в данное время представления о воспитанном человеке.

Какова основа реального идеала? Дискуссии по этому вопросу привели к одному более-менее приемлемому для всех ответу: в основу практического идеала, задающего цели школьного воспитания, должны быть положены общечеловеческие ценности. В них зафиксировано то, что сложилось как норма в определенный период процесса исторического развития общества и человека. Этот вопрос мы уже обсудили в связи с нормами воспитания.

Еще раз осознаем то, что даже вечные человеческие ценности не остаются неизменными. Они могут быть выписаны и прочтены так, как и две тысячи лет назад, но вкладывает в них современный человек современное ему представление о мире, в котором живет, о человеческих отношениях, в которых ежедневно участвует. Меняются времена, иными становятся представления о человеке и о том, что из него должно сделать воспитание. Меняются ценности, меняются нормы, а с ними и идеалы воспитания. При этом вполне естественны и объяснимы определенные запаздывания образовательно-воспитательных систем, когда ценности уже сменились, стали иными, а школа их еще не осознала, не приняла и не отразила в своих воспитательных программах.

Инертность образовательно-воспитательных систем может быть и благом, и злом. То, что наша отечественная система до сих пор не может отказаться от вчерашних идеалов и продолжает функционировать на ценностях социалистической школы, – благо для общества. Трудно представить, что могло бы произойти, начни она сокрушать все подряд на следующий день после смены курса нашей жизни. Однако если она и через 20 лет будет продолжать свое движение в том же направлении, проигнорировав новые реалии, то, несомненно, станет не ускорителем, а тормозом прогресса.

Напомним и то, что при определении ценностей и идеалов воспитания тон обычно задают не педагоги, а философы, идеологи, политики. Вот почему в истории педагогики так много примеров декларации мнимых, нереальных ценностей, оторванных от жизни и непонятных среднему человеку. Совсем свежим примером может служить "Моральный кодекс строителя коммунизма", который был принят в качестве главного ориентира социалистического воспитания. К слову сказать, набор ценностей в нем был достаточно обоснованным. Знатоки без труда узнавали среди них большинство христианских заповедей, которые при конструировании современного идеала мы вновь будем обсуждать, отстаивая их целесообразность для ориентации современного воспитания. Сейчас подчеркнем лишь то, что слишком большими оказались расхождения между реальной жизнью и декларируемыми образцами, слишком далеко разошлись идеалы с практикой. При таком противоречии всегда побеждает жизнь. Люди теряют перспективу, надежду. Образовательно-воспитательную систему требуется постоянно подстегивать, а еще ее можно бесконечно критиковать за несоответствие воспитания запросам жизни.

Из примеров жизни известно, что забегание вперед, попытки разрешать проблемы прежде, чем созрели условия для их решения, не сулят ничего хорошего. Колеса не должны опережать телегу. Если воспитание, не разобравшись в сущности выбранных идеалов, запускает механизм их реализации и через некоторое время устанавливает, что оно на ложном пути, – это трагедия не одного поколения. Может быть и так, что идеалы определены верно, но нет ясности в формулировке целей воспитания, нет теории, способной осветить пути практике. В этом случае школа вовремя не получает необходимые технологии, ее идеал не "работает", остается на многие годы и десятилетия благими намерениями.

Получается, что идеал – это не столько вопрос теории, сколько практики, точнее, ее возможностей. Спустя малое время мы нарисуем весьма привлекательный идеал выпускника будущей школы, но где, скажите, возьмем мы учителей, способных воплотить мечту о будущем, сегодня?

В стабильном обществе идеалы не меняются, точнее, их очень осторожно совершенствуют. В США, Японии, Великобритании, например, не меняли образовательно-воспитательные устремления почти с момента основания этих государств. Устоявшиеся идеалы – мощные традиции – общественная поддержка системы воспитания – процветающее общество. Так, определившись с идеалами, общество сохраняет и совершенствует самое себя. В этом назначение идеалов, смысл общественной функции воспитания, прямых и обратных взаимосвязей межу обществом и воспитанием.

Идеал устанавливается в нескончаемых спорах, острой борьбе мнений, и чем больше людей принимают участие в обсуждении этого вопроса, тем шире палитра выбора. Попытки ограничить количество участников "специалистами" не выдерживают ни правовой, ни этической критики: воспитание касается всех людей, и никто не может иметь исключительную монополию на определение его будущего. В мире зафиксировано множество попыток государственного, идеологического, партийного или корпоративного определения идеалов и вытекающих из них целей воспитания. Американский политолог Н. Пастуович, касаясь проблемы реформирования систем образования, пишет: "Совершенно наивно... думать, что в обществе, составленном из групп с конфликтующими интересами, политически доминирующая группа не попытается контролировать образование в попытке сохранить существующее разделение власти. Такая попытка будет более успешной, если она скрыта. И это делает “скрытую программу” универсальным феноменом".

Определение воспитательного идеала начинается с ответов на острейшие жизненные вопросы: к чему идет общество, насколько долгий путь ему предстоит пройти к достижению запроектированного состояния, какой человек должен соответствовать модели перспективного общественного развития, что он должен знать и уметь, носителем какой морали должен быть. Исходя из этого, устанавливается образец воспитанного человека, задается "мера воспитания", т.е. объем необходимых и достаточных для человека и общества привитых воспитанием норм.

Важнейший вопрос, на который мы будем искать ответ при рассмотрении данной темы, – какой воспитательный идеал будет освещать развитие России в XXI в. Мы уже видим, что переходный период затягивается и, вероятно, будет длиться до тех пор, пока воспитанием не будет сформирован человек, приспособленный к новым реалиям и поддерживающий их.

Острейших идеологических, политических вопросов касаться не будем: это увело бы нас в дебри нескончаемых дискуссий. Простые люди с удивлением слушают идеологов, почти полтора десятка лет выясняющих вопросы, в каком обществе мы жили и к чему идем теперь. Беспредметные споры заканчиваются благими пожеланиями: давайте жить так, чтобы завтра было лучше. Конкретные ответы принялись искать философы и педагоги, чтобы сформировать реальный идеал российского воспитания XXI в. Мы должны знать, и не только в общих чертах, каким будет наше общество через 10-15 лет. Только опираясь на просчитанные модели будущего, можно обоснованно судить, к какой жизни нужно готовить севших сегодня за школьные парты малышей. Какие качества нужно сформировать у будущих членов общества, чему их следует обучить, чтобы годы школьного обучения они не считали потерянными для жизни? Если мы продолжаем утверждать, что воспитание готовит подрастающие поколения к жизни, то у нас нет иного выхода, кроме как четко представлять себе параметры будущей жизни, вносить необходимые коррективы в связи с грядущими изменениями.

Стратегические разработки параметров государства Российского на период 2010-2020 гг., когда ученики нынешней начальной школы вступят в реальную жизнь, в открытой печати не появлялись. Опубликованные представления отдельных исследовательских групп в основном не подтверждаются, поэтому опираться на них нельзя. В этих условиях нам остается основываться на модели идеального современного общества, т.е. общества, обеспечивающего своим членам достойное существование в реалиях XXI в. Такое общество описали американские политологи А. Инкелес и Д. Смит еще в 1974 г. По мнению авторов, современное общество должно усвоить следующее:

  • – открытость новому опыту;
  • – готовность к социальным переменам;
  • – понимание разнообразия мнений и установок окружающих, готовность формировать и отстаивать свое мнение;
  • – энергичный поиск факторов и информации, на которых можно основать свое мнение;
  • – ориентацию во времени на настоящее и будущее, а не на прошлое;
  • – чувство влиятельности, т.е. убеждение, что человек может влиять на свое окружение;
  • – ориентацию на долгосрочное планирование как в общественных делах, так и в личной жизни;
  • – веру в основном в предсказуемость окружающего мира, в то, что на народ и институции можно положиться в исполнении их обязанностей;
  • – уважение к техническим умениям, принятие их как основы для распределения благ;
  • – большее уважение к формальному образованию и подготовке, стремление достичь высокого уровня образовательных и профессиональных стандартов;
  • – уважение к достоинству других;
  • – понимание логики производства и промышленности.

Используя этот далеко не полный и не во всем бесспорный перечень условий, можем анализировать, насколько далеко или близко отстоит наше общество от идеала общественного развития на уровне требований XXI в. Мы должны отчетливо понять, что граждан будущего более совершенного общества готовит образовательно-воспитательная система. Ее идеалы – не блажь и не забота одних лишь педагогов, это заказ общества. "Современным" общество станет тогда, когда воспитание справится с задачей формирования "современного" человека.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы