Лекция 12. ПОЯВЛЕНИЕ ФИЛОСОФСКИХ РАСХОЖДЕНИЙ В ХРИСТИАНСТВЕ: УЧЕНИЕ ГНОСТИКОВ

Апологеты защищали христианское мировоззрение от внешних противников христианства - язычников и иудеев (вспомним о названии только что рассмотренного трактата Ермия). Но в это же время, то есть во II в., христианским писателям пришлось столкнутся с мировоззренческим расколом уже внутри самого христианства. Таким раскольническим движением в христианстве явила себя гностическая ересь (гностицизм), сторонники которой претендовали на истинное знание (гносис) и толкование христианского учения. Получалось, что будто бы они одни вкусили плоды райского дерева гносиса. Можно дать следующую предваряющую изложение общую квалификацию гностицизма. Гностицизм - это языческое, именно мифологическое осмысление и выражение христианских представлений, исходящее из существования великого множества разнообразнейших божественных сил света и тьмы, добра и зла, непрестанно борющихся между собой. Именно в картину этой теомахии и вписываются те или иные положения Ветхого и Нового Завета.

Об основателях гностицизма и их воззрениях мы знаем из свидетельств христианских авторов II в. и. э., прежде всего Иринея Лионского, а также Климента Александрийского. Наиболее известными среди создателей этого направления были М а р к и о н, Василид и Валентин, каждый из которых имел свою школу многочисленных последователей. Но ограничиваться этими данными, разумеется, нельзя. Надо использовать и сами сохранившисся гностические сочинения, в частности, папирусные книги (кодексы) так называемой библиотеки из Наг-Хаммади. Эти кодексы были обнаружены близ селения Наг-Хаммади в Египте в 1945 г. Тексты написаны на коптском языке, но являются переводами с греческого.

С историко-философской точки зрения содержание гностического учения малоинтересно, так как в нем в основном представлены богословские вопросы, а не философские. Гностики сосредоточились на рассмотрении небесного мира и взаимодействия всякого рода божественных сил, пребывающих в нем. Объяснение же существующего земного мира и реального человека, что мы и считаем задачей философии, представлено у них в значительно меньшей степени. В одном гностическом сочинении, озаглавленном «Свидетельство Истины» (библиотека из Наг-Хаммади), присутствует только перечень философских вопросов, исследовательская, так сказать, программа, но не ответы на них. Вот некоторые из них: «Что есть свет? Что есть тьма? Кто тот, кто создал землю?.. Что такое душа? Что такое дух?.. И почему некоторые... лишены разума, а некоторые мудрые? И некоторые богатые, а некоторые бедные?»[1] В связи со сказанным мы не будем уделять значительного внимания богословской стороне гностицизма, а, насколько это возможно, будем говорить о философских вопросах, затрагиваемых гностиками. Кроме того, при рассмотрении гностических воззрений примем за основу учение Валентина в передаче Иринея, которое будем затем дополнять данными других источников.

Итак, все же, отдавая дань традиции изложения гностического учения, скажем несколько слов о небесном мире гностиков. Ортодоксальное христианство довольно скупо говорит о небесных сущностях, упоминая в Писании воинство небес: ангелов Бога и некие престолы, господства, власти и силы, а также дьявола и его ангелов. Инос дело - гностики, которые описывают этот мир очень детально. Он существует в «невидимых и неименуемых высотах»[2] и называется «невидимой и духовной» Полнотой (греч. Плерома) (Ир. 1, 1,3). Образуется из особых божественных существ - эоное (точнее, айонов; греч. ottcov - век, вечность) посредством рождения, которое нередко передают термином эманация. Дело в том, что зоны андрогинны и вступают в связь (сюдзю- гйю) сами с собой, производя другие зоны. Позтому каждый зон представляет собой собственно пару и имеет два имени: одно для мужской, другое для женской части.

Первоначально существовал совершенный зон Глубина-Молчание (Мысль), называемый Первоотцом или просто Отцом. Он родил Ум-Истину, который называют Единородным. Тот, в свою очередь, произвел Слово-Жизнь, а последний - Человека-Церковь. Так появилась «родоначальная осмсрица (огдоада)»: Глубина, Ум, Слово, Человек (Ир. 1, 1, 1). В последующей цепи рождений число эонов достигло 30. Затем оно еще увеличилось. В частности, Единородный произвел чету Христа - Духа Святого (Ир. 1,2, 5). А все зоны совокупно произвели совершеннейший плод - Иисуса, который назван Спасителем, Христом, Словом и Всем, потому что Он - от всех (Ир. 1,2,6). Кроме Иринся, об учении Валентина рассказывает и сохранившееся гностическое произведение «Валентиниан- скос объяснение». Начинается оно с указания на Отца, Корень Всего, обитающего в Монаде, но также и в Диаде, так как Пара его - Тишина. Затем назван его Сын, Разум Всего. Эта Триада производит Тетраду, состоящую из Слова, Жизни, Человека и Церкви. Далее, Декада из Слова и Жизни породила Декады, чтобы Плерома стала Сотней. Додекада из Человека и Церкви породила Триаконта- ду, чтобы Триста Шестьдесят стали Плеромой Года. Сказанное, разумеется, не исчерпывает содержания этого произведения, но показывает в этой части определенное сходство со свидетельством Ирипея.

Помимо этого, существовали и другие разнообразные варианты гностических учений о Плероме и наполняющих ее зонах (см.: Ир. 1, 11, 1-5; 12, 1^4). В частности, В а с и л и д видоизменял, так сказать, состав небесного мира, поскольку, кроме существования в нем традиционных для гностиков нерожденного Отца и возникших от Него и друг от друга Ума, Слова, Разума, Премудрости, Силы, допустил еще бытие неких сил, начальств и ангелов, рожденных Премудростью, которые через истечение друг от друга образовали 365 небес. Глава этих небес - Абрасакс (Абраксас), имя которого, если учесть числовое значение этого набора греческих букв, соответствует числу 365 (Ир. 1,24, 3, 7).

Некое символическое представление об зонах предложил Марк, согласно которому 24 буквы алфавита содержат все число горних стихий. Например, «девять безгласных букв суть образы Отца и Истины, потому что и они безгласны, то есть неизреченны и не- изглаголенны» (Ир. 1, 14, 5). От буквенной символики Марк переходит затем к числовой, так как буквы использовались греками в качестве цифр, при этом либо просто называется число букв в имени, либо берется их числовое значение. Так, имя Trjaoui; (Иисус) имеет шесть букв, числовое значение которых соответствует числу 888 (i - 10; 7] - 8; a - 200; о - 70; и - 400) (Ир. 1,15, 2). Нечто подобное встречается у Евгноста Блаженного (см. сочинение под его именем). Он называет образом бессмертных числа: монаду, диаду, триаду и т. д. до десятков и при этом еще устанавливает соподчинение между ними: десятки правят сотнями, сотни - тысячами, тысячи - десятками тысяч. Эти люди все подводят под числа, замечает о подобных изысканиях Ириней (Ир. 1, 16, 1).

Свои особенности имеет устроение мира высших сущностей у гностиков-варвелитов и офитов (объяснение этого имени см. ниже). Отмстим некоторые характерные черты их воззрений. Во-первых, у тех и других важное значение придается свету. Во-вторых, те и другие создают свои построения с привлечением библейского учения, получающего у них мистико-фантастическое выражение. Согласно варвелитам, неимснусмый Отец захотел открыться зону по имени Варвелос (Барбело). Варвелос создал свет, который Отец наделил благостью. Этот свет является Христом, который сочетается с Нетлением. От Свста-Христа и Нетления произошли некие четыре метафизические светила Армоген, Рагуел и т. д., парами которых являются четыре истечения: благодать, хотение, смысл и разум. От первого ангела произошел Дух Святой, которого называют Премудростью (Socpia) и Пруникос (греч. rcpoovEixo? - сладострастная) (Ир. 1, 29, 1-2). Согласно же офитам, в силе Глубины существует первый свет, Он - Отец всех вещей и Первый Человек. От Духа, называемого Первой Женой, Премудростью и Пруникос, который носился над водой, темнотой, глубиной и хаосом, Первый Человек родил нетленный свет, который они называют Христом (Ир. 1, 30, 1). Таким образом у них в данном случае представлена христианская Троица.

Наконец приведем примеры того, как изображается высший мир в самих сохранившихся гностических сочинениях. Начнем, пожалуй, с «Трехчастного трактата», в первой части которого небесный мир изображается несколько менее сложно и фантастично, чем в других трактатах гностиков. Все начинается с Отца, являющегося Корнем Всеобщности. Он подобен корню с деревом, ветвями и плодом; обладает строением без Лика или Формы, без того, что постигнуто чувствами, и отсюда получает эпитет «Непостижимый». За ним следуют Перворожденный и Единственный Сын и Церковь, которая существует в порождениях бесчисленных Эонов. Среди Эонов присутствует характерное для гностиков образование - несовершенный Логос, имевший изъян, подверженный болезням. Ему было дано Совершенство, которое обычно называют Спасителем, Искупителем, Христом. Восстановленный благодаря этому в Плероме, Логос в дальнейшем описывается в качестве творческой силы, создавшей Прсд-Сущис Образы и украсившей Рай. При установлении Порядка Логос поставил над Архонтами Архонта, которому никто не приказывает, поэтому он назван Отцом Богом и Демиургом. Логос использует его как руку, чтобы украсить Вещи Нижние, и как рот, чтобы рассказать о пророчествах. Это последнее положение можно толковать как указание на то, что Бог Нового Завета в лице Логоса (Иисуса Христа) ставится выше Бога Ветхого Завета в лице Демиурга (об отношении гностиков к ветхозаветному Богу см. ниже).

В трактате «Пистис София» (maxic;, греч. - вера), названном по имени зона Плеромы, Иисус рассказывает ученикам (апостолам) о местах и их чинах, которые суть истечения великого Невидимого, а именно о Нерожденных, Саморожденных, Рожденных, Светилах, Непарных, Архонтах, Властях, Господах, Архангелах, Ангелах, Деканах, Литургах, Домах Сфер. Иисус говорит, что он вышел из этой тайны, а ученики думают о ней, что она - совершенство всех совершенств, Глава Всего, Вся Полнота. Типичной для гностиков деталью этой картины является то, что Иисус находит Пис- тис Софию ниже тринадцатого Зона, скорбящую и притесняемую Архонтами Эонов. Примерно так же описывается высший мир в «Первой Книге Иеу», содержащий все тех же Архонтов, Господ, Ангелов, Деканов и т. д. Но к ним добавляется и новая эманация - Бог Истины, названный Иеу, который сам становится Отцом Множества Эманаций.

Чрезвычайно сложная и разветвленная система высших сил представлена в «Трактате без названия (о небесном мире)». Невозможно и бессмысленно воспроизводить фантасмагорию этого гностического текста. Поэтому ограничимся очень небольшой выборкой. Все начинается с Первого Отца Всего, Первой Вечности. Второе Место названо Демиургом, Отцом, Логосом, Источником и т. д. Из него, подобно Искре Света, изошла Монада, без которой все Миры - ничто. Упомянут там Адам, сотканный из Света; Христос Поверенный, который поверяет каждого и опечатывает его Печатью Отца.

В построениях Евгноста Блаженного ключевыми фигурами можно считать Самовозникшсго Отца, Бессмертного Человека и его жену Софию. Отец появился прежде бесконечной Вселенной, полный сияния невыразимого света. Он решил иметь свое подобие, которое явилось как мужеженский Бессмертный Человек. Его мужское имя «Совершенный Ум», женское - «Вссмуд- рая София». Он назван также Первым Эоном, а София - Молчанием, потому что размышляла без речи. 12 эонов, созданных Первородным, образуют 365 небес. В свою очередь, Бессмертный Человек также явил зоны, силы и царства. С ним связывается происхождение размышления, учения, советов и силы. Сочинение Евгноста завершается словами, что зоны с их небесами и небесными сводами исполнились ради славы Бессмертного Человека и Софии, его жены.

Свое учение о Плероме и наполняющих ее эонах гностики стремились подтвердить и ссылками на реальность, и ссылками на реальную историю христианства. Например, в доказательство существования 365 небес Василид указывал на число дней года (Ир. 2, 16, 2). 12 апостолов служат образом 12 эонов, которые произвел Человек с Церковью (Ир. 2, 21, 1). Спаситель пришел к крещению тридцати лет, чтобы тем самым указать на 30 эонов, порожденных от Молчания (Ир. 2, 22, 1), и т. д. Только что упомянутый Евгност дает пример временного обоснования своего учения. Наш эон (век) пришел, чтобы стать образом Бессмертного Человека; год - чтобы быть образом Спасителя, и т. д. от месяцев и дней до часов и минут как образа ангелов, кои бесчисленны.

С религиозно-философской точки зрения зоны гностиков можно рассматривать и как некие творческие силы и первообразы реальности. Так, осмсрицу Иринсй называет корнем и началом всех вещей. Премудрость (София) родила безобразную сущность женского пола - сущность вещества, которая получила начало от неведения, печали, страха и изумления (Ир. 1,2, 3).

Видимый земной мир появляется вне и ниже Плеромы. В его создании участвуют две силы: пребывающий вне Плеромы эон Промышление (Ахамоф), не имеющий образа и вида плод Премудрости, отделившийся от нее, и Демиург. Страстная и страдающая Ахамоф произвела вещество в разных его проявлениях: от слез произошли влажная сущность и моря, от смеха - светящаяся сущность, от печали - телесные стихии мира (Ир. 1, 4, 1-3). Она же является источником душевного бытия в состоянии страха и духовного обновления после исцеления се страстей. Из душевной сущности Ахамоф образовала Демиурга - творца всего душевного и вещественного, Отца и Бога сущего вне Плеромы. Однако Демиург - всего лишь слепое орудие Ахамоф: он не знал идей того, что творил, не знал и самой матери (Ир. 1,5, 3). Тем не менее, из бестелесного он произвел тела, создал небесное (семь небес) и земное, в результате чего возникает картина мира, в которой Ахамоф занимает место в середине: ниже Плеромы, но выше Демиурга, располагающегося на седьмом небе.

Иначе описывает творчество Демиурга Марк. Демиург творил по образу невидимых вещей, фактически в соответствии с числовой структурой Плеромы и эонов, о чем, как было сказано выше, учил Марк. Итак, по образу вышней четверицы были произведены четыре стихии: огонь, вода, земля и воздух. Согласно изображению осмерицы, они были дополнены их действиями: теплом, холодом, сухостью и влажностью. Образом невидимой десятерицы, происшедшей из Слова и Жизни, стали семь круговидых тел, объемлющий их круг (восьмое небо), солнце и луна. Двападесятица означается кругом зодиака. Лунный месяц (30 дней) изображает число 30 эонов; солнечный год (12 месяцев) указывает на дванадесятицу эонов (Ир. 1, 17, 1). Нетрудно заметить, что это более рациональное, чем ранее приведенное натурфилософское понимание создания мира, близкое по духу пифагорейским воззрениям.

Создавши мир, Демиург сотворил человека. Он взял от текучего вещества и вдунул в него человека душевного. Создание человека по образу и подобию объясняется здесь так: по образу он вещественен, а по подобию душевен (как и Демиург). Но Ахамоф без ведома Демиурга всеяла в него и духовного человека, вследствие чего человек описывается как имеющий душу от Демиурга, плоть из вещества, а духовного человека - от Ахамоф (Ир. 1, 5, 6).

В зависимости от понимания небесного мира и его творческих сил свою концепцию возникновения земного мира предложили Василид и некоторые другие гностики (Симон, Менандр, Сатурнин и Карпократ). Главные и общие черты их воззрений на сотворение мира следующие. Мир и все, что в нем находится, сотворены ангелами, происходящими от неведомого Отца или от Мысли. Человек также творение ангелов. Начальником ангелов, устраивающих мир, является Бог иудеев (Ир. 1, 23, 2, 5; 24, 1, 2, 4). В учении офитов библейская история сотворения мира и человека изложена таким образом. Премудрость Пруникос погрузилась в глубины и получила от них тело. Затем поднялась в высоту и сделала из своего тела видимое небо, но сама осталась под небом в образе водяного тела. Ее сын, горний Христос, произвел из вод первого сына Иалдаваофа (Ялдаваофа), тот, в свою очередь, второго и т. д. до седьмого. Иалдаваоф объявил себя Отцом и Богом и создал человека Адама и его жену Еву, и таким образом играет у офитов роль иудейского Бога. Он разгневался на людей и преследовал их: изгнал из рая Адама и Еву, наслал на людей потоп. Во всем этом ему противодействовала Премудрость. Она сделалась змеем {грен. - оерц), откуда и название секты офитов, и принесла людям знание. В отличие от Иалдаваофа, офиты признали Премудрость сокровенной родительницей людей, о чем, по их мнению, свидетельствует устроение наших кишок по фигуре змея (Ир. 1,30, 3-8, 10, 15).

Очередное учение гностиков о появлении мира и человека мы находим в «Трактате без названия (о происхождении мира)». Первоначалом в нем значится Тень, иначе - Тьма или Хаос. Из Тени возникла материя, лишенная духа. Желчь из Тени явилась водной субстанцией. Другая творческая сила, называемая в этом трактате Пистис София, пожелала, чтобы материей правил тот, у кого нет духа. Тогда из вод явился Архонт, имеющий облик львиный, анд- рогин Ялдаваоф. Он отделил водную субстанцию от суши, из материи сотворил небо и землю. Из крови Первой Души, пролитой на землю, произросли растения. Силы сотворили из вод всех зверей, пресмыкающихся и птиц. Пистис София сотворила светила и все звезды и поместила их на небе. Справедливость сотворила Рай на земле роскошной, которая на востоке. По распоряжению Родоначальника семь Архонтов (потомство Ялдаваофа) сотворили человека, Адама, в которого София Зоя (?corj - жизнь; дочь Пистис Софии) послала свое дыхание. Архонты поместили Адама в Рай, а Зоя сотворила Еву, свое подобие. Геймармене установила им время жизни - тысячу лет согласно бегу светил (elp.app.evr] - судьба).

Гностическое сочинение «Сущность архонтов» дает в чем-то сходный с вышеприведенным вариант рассказа о сотворении человека, в котором главная роль также отводится Правителям (архонтам), заменившим Бога Библии. Они создали человека целиком из земли по подобию своего тела и по образу бога, показавшегося им в водах. Он дохнул в его лицо, и стал человек душою. Затем на него снизошел Дух, который назвал его Адамом. Правители поместили Адама в сад, из его бока сотворили женщину; они же изгнали их из сада, когда те поели с дерева, и бросили род человеческий в труды. Эти Правители также решили сотворить потоп и истребить всю плоть, от человека до зверя.

В «Трактате без названия (небесном мире)» очень туманно изложена, по-видимому, история появления людей. Прародитель распространялся над Материей «подобно птице, простирающей свои крылья над своими яйцами». Когда Материя стала теплой, она выпустила множество Сил, и они росли подобно растительности. Он выделил их из Тьмы Материи и дал им Закон - любить друг друга и Заповедь - нс причинять вреда друг другу. Господь Всей Земли - по логике трактата, Человек, порожденный Демиургом (вероятно, подразумевается Христос), - разделил Материю, из которой сделал Две Земли: Землю Жизни, Света и Отдыха и Землю Смерти, Тьмы и Труда - и дал им Заповедь: «Следуйте слову Моему, и Я дам вам Вечную Жизнь». Впрочем, не исключено, что все сказанное относится лишь к прообразам творения, ибо вслед за этим говорится о Земле Воздуха и Силах, пребывающих над Живой Водой, внутри которых находятся Зоны Софии, Пистис София, Прсд- Сущий Живой Иисус и т. п.

Все это можно подытожить мнением гностика К с р и н ф а, который учил, что мир сотворен нс первым Богом, но силою, которая далеко отстоит от этого прсвысшсго первого начала и ничего не знает о всевышнем Боге (Ир. 1, 26, 1).

На основании сказанного уже можно сделать первый вывод о расхождениях между гностицизмом и христианством. Мы видим, что Первоотец является родоначальником только небесного духовного мира, Плеромы, и не имеет никакого отношения к сотворению земного мира и человека, которое через посредство несовершенного зона Промышлснис передоверено Демиургу, еще менее совершенному сущему, низшему богу, либо даже ангелам во главе с иудейским Богом, которые худо управляли миром и боролись за власть, вследствие чего в мир пришел Христос для уничтожения бога иудейского и освобождения людей, их душ, от власти миро- здатслсй (Ир. 1, 24, 4; 25, 1). Так у гностиков возникает не только различение, но и противопоставление бога иудейских пророков и Бога Отца и Иисуса Христа. Негативное отношение к библейскому Богу хорошо выражено в «Свидетельстве Истины» на примере преследования Адама. После того как автор этого сочинения поведал о том, что Бог завидовал Адаму и нс хотел, чтобы тот вкусил с древа познания, а затем решил прогнать его, чтобы он нс вкусил еще и с древа жизни, он вопрошает: «Если же он показал себя злым завистником, то что же это за Бог?»

Особенно ясно об этом стали говорить Кердон и Марки о н. Кердон утверждал, что Бог пророков не есть Отец Иисуса Христа, потому что первого знали, а последний был неведом. Кроме того, один был правосудным, а другой - благим Богом. Марки- он пошел дальше и объявил Бога пророков виновником зла. Иисус же, по его мнению, происходит от того Отца, который выше Бога - Творца мира, и пришел в Иудею, чтобы разрушить дела этого Бога (Ир. 1, 27, 1-2). Отсюда Маркион стал учить о том, что и природа является злой, так как материя - зло, произошедшее от неправедного демиурга. И рождение есть зло, и следует воздерживаться от брака и вообще отказываться от использования всего того, что создано демиургом[3]. Подобного рода воззрения о воздержании от всего тварного, даже от пищи и от деторождения, идущие от Мар- киона, получили значительное распространение в среде гностиков, в частности у Юлия Кассиана, о чем свидетельствует Климент (Стром. 3,45, 1 и ел.; 91, 1 и ел.). Кассиан так выражал позицию гностического аскетизма: «Приверженные к земным ценностям сами рождены и рождают. Наше же отечество на небесах, откуда мы ожидаем спасителя» (Стром. 3, 95, 2). Этот же Мир, как сказано в «Истолковании Знания», от Зверей, и сам он - Зверь.

Предостережение в отношении увлечения земной жизнью звучит и в сочинении «Подлинное учение». Мы пребываем в этом мире, как рыбы. Противник, желая поймать нас, как рыбак, проносит перед нашими глазами приманку - множество пищи, принадлежащей этому миру. Но это пища смерти, это любовь к деньгам, гордость, высокомерие, зависть - приманки, на которые ловит нас дьявол. Душа же, которая поняла, что сладкие страсти скоротечны, удаляется от них, презирает эту жизнь и получает знание своего света. Она шествует, снимая с себя этот мир.

В упомянутой уже «Пистис Софии» также присутствуют, как и у Маркиона, злые силы и призыв к отречению от мира и всего вещественного как нечистого. Иисус наставляет учеников, что им предстоит перенести угрозу Архонтов мира, страдания мира и преследования Архонтов Вышины. Сам же он борется против них и поворачивает пути Архонтов Эонов, Архонтов Геймармене и Сфер ради спасения всех душ. Согласно автору «Свидетельства Истины», Сын Человеческий (Христос) также противодействовал мироправитс- лям тьмы. Он спустился в и воскресил мертвых; уничтожил их дела среди людей, так что дал излечение хромым, слепым, немым и одержимым демонами.

Иисус призывает человеческий род отрешиться от всего мира и всего вещества, которое в нем. Иначе тот, кто покупает и продает в мире, ест и пьет от его вещества, кто живет во всех его заботах и связях, собирает другие вещества к своему веществу и будет затем спрошен о его чистоте (см. «Пистис София»). И в «Первой Книге Иеу» предлагается спасаться от Архонта Зона и его преследований, которым нет конца. Во «Второй Книге Иеу» он указывает на врага Царствия Небесного по имени Тарихсас, Третью Силу Архонта: лик его - лик дикого вепря, другой лик сзади - львиный. Пример борьбы сил зла с добром дает «Трактат без названия (о происхождении мира)». Архонт Ялдаваоф, завидуя своему сыну Саваофу, около которого сидят Иисус Христос и Дева Святого Духа, создал Смерть. Она, будучи андрогином, родила семерых детей: Зависть, Гнев, Плач и т. п. С другой стороны, Зоя (Жизнь), бывшая с Саваофом, сотворила семь добрых сил: Блаженного, Радость, Истинного и др.

То, что приведенные положения гностиков противоречили христианской ортодоксии, подтверждает их критика, содержащаяся в сочинении Иринея. Укажем лишь на некоторые из его многочисленных замечаний. Заблуждаются те, которые говорят, что мир создан ангелами или каким-либо другим мироздателсм, как будто ангелы деятельнее Бога (Ир. 2,2, 1). Столь разнообразные и бесчисленные твари не могут быть образами 30 однородных эонов внутри Плеромы (Ир. 2, 7, 3^1). Вероятнее, чтобы от Человека произошло Слово, а нс Человек от Слова (Ир. 2, 13, 10). Кроме того, Ириней скрупулезно доказывает, что гностики заимствовали все сказанное языческими философами, и уже поэтому не совпадают с христианством. Вот хотя бы пара примеров. Называя вещи образами того, что существует в горнем мире (Плероме), валентиниане высказывают мнение Демокрита и Платона, назвав формы Демокрита и образцы Платона подобиями того, что находится на горе, то есть они только изменили названия (Ир. 2, 14, 3). То, что Марк выдал за свое изобретение, на самом деле было изложением Пифагоровой четве- рицы как производительницы и матери всех вещей (Ир. 2, 14, 6).

Поскольку мы стараемся повсюду выделить историографический аспект истории философии, то попутно заметим на основании вышесказанного, что Ириней как историк философии не просто передает содержание гностических доктрин, но критикует их с позиций ортодоксии и отыскивает их философские корни, что позволяет также судить о его понимании античной философии.

Этико-антропологические воззрения гностиков сводятся, собственно, к учению о трех родах людей, которое проистекает из вышеуказанного строения человека при его создании. Представим сначала общие и метафизические рассуждения на этот счет, имеющиеся в третьей части «Трехчастного трактата». Там сказано, что человечество начало быть в трех сущностных типах: духовном, психическом (душевном) и материальном, согласно Троичному Разделению Логоса, из которого выделились материальные, психические и духовные люди. Они стали известны только с приходом Спасителя. Духовная Раса, будучи подобной Свету от Света и Духу от Духа, стала телом своего Господа. Психическая Раса, подобная Свету от Огня, получила наставление через Голос. Материальная Раса темна и ненавидит Господа. Будущее этих рас определено так: Духовная Раса получит полное спасение; Материальная получит разрушение; Психическая Раса находится посредине, являясь двойственной, доброй и злой. Такие же метафизические основания существования трех родов людей имеются и в «Трактате без названия (о происхождении мира)». Они, во-первых, изображены в виде трех Адамов. Первый Адам Света - пневматик (духовный; 7tveG|xa - дух). Он явился в первый день творения. Второй Адам - психик (душевный; фо)(Г) - душа). Он явился в шестой день. Третий Адам - земной, «человек закона», который явился в восьмой день. Во-вторых, сказано, что существуют три человека и их роды до скончания мира. Это пневматик Зона, психик и земной, которые названы тремя Фениксами Рая: первый бессмертен, второй живет тысячу лет, третий уничтожается. Наконец, отметим положение о трех Зонах, встречающееся в сочинении «Понятие Нашей Великой Силы». Там говорится об Зоне Плоти, появившемся, как можно понять, в Водах и олицетворенном в Ное, затем о Психическом Зоне, смешанном с телами, зарождающемся в душах и оскверняющем их. В этом Зоне появится Человек, знающий Великую Силу, который будет проповедовать грядущий Зон (третий, по-видимому, духовный). Этот Человек, скорее всего, Иисус Христос, ибо о нем говорится, что он устыдил Властителя Гадеса (Аида) и восстал из мертвых.

Земными людьми, причастными вещественному, гностики считали, по-видимому, иудеев и язычников (эллинов). Они погибнут, так как вещественное не может принять дыхание нетления. Возможно, о таких людях рассказывается в «Пистис Софии»: Литурги Архонов Геймармене и Литурги Сферы, которые ниже Эонов, собирают вещество очищенных сил и делают их душами людей, и скота, и пресмыкающихся, и зверей, и птиц, и посылают их в сей мир человечества. О душе, плененной веществом, подробно сказано в уже упомянутом «Подлинном учении». Духовная душа, когда была брошена в тело, дом нищеты, стала больной, братом желания и материальной душой. Причем материя ранит ее в глаза, желая сделать слепой. Приманки жизни обманывают ее, пока она не забеременеет злом и не породит плоды материи. И она оставляет знание и оказывается в скотстве, темной и материальной.

К душевным людям гностики относят принадлежащих к церкви христиан, которые в надежде спастись опираются на дела и простую веру, нс имея совершенного знания (гносиса). Так, Климент пишет, что гностики насмехаются над нами (то есть христианами), называя нас «душевными» (фо^хоО, так как мы нс принимаем нового пророчества (Стром. 4, 93, 1).

Себя самих гностики полагали духовными людьми по природе, которые не могут подвергнуться тлению. Валентин и Василид учили о неком особом роде людей, который пришел в этот мир свыше, чтобы победить смерть, являющуюся делом Создателя земного мира (Стром. 4, 89,4-5). К такому роду людей вполне можно отнести перемещение из плотского в духовное, из физического - в ангельское, из сотворенного - в Плерому, из мира сего - Эон, из рабства - в Сыновство, о чем говорится в «Валснтинианском объяснении», в разделе «О крещении».

Этот мотив избранничества встречается и в «Пистис Софии». Там Иисус говорит ученикам, что Он и они - не от мира сего, ибо люди, которые в мире, получили души от силы Архонтов Эонов, а их души принадлежат Вышине. Есть упоминание об Избранном Роде, которому указывают путь Сокрытые Тайны, и в «Первой Книге Ису». Во «Второй Книге Иеу» Иисус обещает дать ученикам Всякую Тайну, чтобы их можно было назвать Сынами Плеромы, Преисполненными Всякой Тайны.

По убеждению гностиков, какие бы деяния они не совершали, их спасение не зависит ни от добрых, ни от дурных дел (Ир. 1, 6, 2), но от одного лишь знания, свойственного их природе, о чем свидетельствует Климент Александрийский. Сторонники Валентина, рассказывает он, считают себя спасенными по природе через гносис, поскольку их отличает вложенное в них семя высшей природы. Знание и веру они соотносили как духовное и вещественное (Стром, 2, 10, 2). Но Василид нс противополагал веру ни избранности гностиков, ни знанию. Напротив, она является естественной предрасположенностью нашей природы и позволяет достигать знания посредством разумного схватывания, минуя доказательства (Стром. 2, 10, 1). Гностический трактат «Трое- видная Протенойя» даже вводит особую, весьма значительную силу - Протенойю (первомысль?), Мысль, пребывающую в свете, через которую в души приходит Гносис. В «Первой Книге Иеу», называемой также «Книгой Гносиса Невидимого Бога», говорится, что «слышащий Слово Гносиса перестал иметь Понимающий Разум приземленного человека земли, но стал Человеком Небес», спасенным от Архонта Зона. Можно сказать, что значению гносиса в какой-то мере посвящено сочинение «Апокалипсис Адама». В нем Адам рассказывает, что Ева, когда они были одним Эоном, поведала ему слово Гносиса (Познания) Бога Вечного, и они были подобны ангелам, и были выше бога, сотворившего их (то есть Демиурга). Но Архонт Эонов в гневе разделил их. Они стали двумя Зонами, их покинул Гносис, который в них дышал, и они научились мертвым вещам, как люди, и служили сотворившему их Богу в страхе и рабстве. Присутствует в нем и разделение людей на тех, которые познали Бога в Гносисе и имеют благие души, и тех, которые творили в неразумии и души которых умрут смертью.

Поскольку, как было сказано, спасение не зависит от деяний, то, согласно Василиду, люди могут поступать, как им угодно, потому что только для человеческого мнения есть добрые и худые дела. И души должны переходить из одних тел в другие, пока они не узнают всякий образ жизни и всякого рола действия. Когда они все это пройдут, их уже более не будут посылать в тела (Ир. 1, 25, 4). Здесь мы также находим значительное отступление гностиков от этики христианства, требующего от человека праведной жизни. Например, последователи Николая учили, что нет ничего законо- преступного в нсцеломудрии (Ир. 1, 26, 3).

Но если учитывать данные Климента и дошедших до нас гностических сочинений, то справедливости ради надо сказать, что гностики нс были столь уж однозначно равнодушны к вопросам нравственности. Они указывали на сложность и противоречивость духовной жизни человека и его нравственного сознания. Исидор даже полагал, что в нас сосуществуют две души. Обобщенно говоря, Валентин, Василид и Исидор учили о том, что к душе прилипают страсти; к разумной душе пристают некие духи животных и растений, которым люди начинают подражать и которые заставляют душу испытывать дурные страсти, потакать недостойным желаниям. Притом они весьма образно выражали это обстоятельство.

Василия сравнивал человека с троянским конем, в чреве которого поселилось целое войско различных духов. Валентин же писал, что множество духов, обитающих в сердце, засоряют его и превращают в грязный постоялый двор, полный нечистот от постояльцев. Таким образом, возникал вопрос о нравственном очищении человека. Исидор предлагал силою разума бороться против низменных тварей, что сидят в нас. Валентин уповал на то, что Сын Божий очистит нас (Стром. 2, 112, 1; 113, 2-4; 114, 1, 3-6). Описанное учение гностиков можно отнести к воззрениям о существовании в человеке неких демонических, бесовских сил, что было не чуждо и христианской ортодоксии.

Нечто сходное с вышеизложенным мы встречаем в «Пистис Софии», где Иисус учит о некоем обманном духе, который принуждает людей грешить. Когда дитя родится, в нем мала сила, мала душа и мал дух обманный. Ничто из них не ощущает ни добра, ни зла. Мало-помалу сила, душа и дух обманный делаются большими, и каждый из них ощущает по своей природе: сила ищет свет Вышины, душа - Место правды, дух обманный ищет всякое зло и всякие грехи. По приказу Архонтов Геймармене дух обманный склоняет душу к своим беззакониям. В «Трактате без названия (о происхождении мира)» роль такого обманного духа отводится демонам, которых сотворили себе семь Архонтов, когда они были сброшены с небес на землю. Эти демоны научили людей многим заблуждениям, магии, колдовству, идолопоклонству и пролитию крови. Все люди на земле служили демонам и несправедливости и заблуждались до пришествия Человека истинного (Христа).

Но возвратимся к гностическому учению о родах людей. У Сатурнина были несколько иные воззрения о родах людей в сравнении с предшественниками. Он утверждал, что ангелы сотворили два рода людей, добрый и злой, и Спаситель пришел для уничтожения злых людей и спасения добрых. Брак и рождение детей Са- турнин считал делом сатаны (Ир. 1,24, 2). На этом положении основывались гностики-энкратиты (воздержанные), которые стали проповедовать безбрачие. Тут попутно заметим, что среди гностиков бытовало неоднозначное отношение к браку. Одни оправдывали безбрачие трудностями семейной жизни или тем, что любовь, хотя и естественна, но не необходима, или желанием вечного царства (Василид и Исидор). Другие (Валентин) одобряли брак, поскольку связь (сюдзюгйя) имеет место в мире эонов (Стром. 3, 1,4; 2, 2; 3, 2).

Судьбы душ (людей) и мира, согласно гностикам, тесно связаны. Духовные люди войдут внутрь Плеромы; души праведных перейдут из мира в среднее место и там упокоятся, ибо ничто душевное нс входит внутрь Плеромы. О том, что очищение души от блуда, которому она предавалась в этой жизни, является ее воскресением из мертвых и восхождением на небо, рассказывается в небольшом сочинении «Толкование о душе».

После этого восхождения душ воспламенится таящийся в мире огонь, истребит всякое вещество и сам обратится в ничто (Ир. 1, 7, 1). В «Трактате без названия (о происхождении мира)» о конце мира и человечества говорится в виде пророчества. Перед скончанием Зона все заколеблется от великого грома. Архонты и люди опечалятся: цари будут биться друг с другом; земля опьянеет от пролитой крови; солнце потемнеет и т. п. Каждый посредством своей деятельности и своего Гносиса явит свою природу.

Таким образом, у гностиков получалось, что спасение принадлежит только душам, а телу невозможно участвовать в спасении, так как оно взято от земли и сгорит от огня (Ир. 1, 27, 3; 2, 29, 3). В данном случае гностики следуют общехристианским эсхатологическим воззрениям, но отклоняются от них в понимании спасения (воскресения). Иринсй называет их безрассудными именно за то, что они отрицают спасение плоти и отвергают ее возрождение, говоря, что она не участвует в нетлении (Ир. 5, 2, 2).

В гностическом сочинении «Послание к Регину», имеющем подзаголовок «Трактат о воскресении», содержится следующая концепция воскресения. Мы взяты на небеса Спасителем подобно лучам солнца, ничем нс удерживаемые. Это духовное воскресение, которое поглощает психическое (душевное) таким же образом, как плоть. Возможно, здесь высказана мысль о превращении души и плоти в воскресающее духовное, ибо автор послания определяет воскресение как преобразование вещей и переход в новое и далее пишет, что вечное нисходит на бренное, свет льется на тьму, поглощая ее. Подобным же образом и Спаситель поглотил смерть. Однако наряду с этим в послании туманно сказано, что видимые части тела, которые мертвы, нс спасутся, но воскреснут только живущие части тела, которые существуют в них.

«Строматы» Климента, а именно приводимый им фрагмент книги Епифана «О справедливости», позволяют хотя бы частично составить представление о социально-философских взглядах гностиков. В них мы видим свойственную раннему христианству социальную утопию, проповедующую равенство людей. Она представляет собой религиозно-натурфилософскую концепцию с элементами противопоставления природы (фиащ) и закона (vopo?), присутствующего в воззрениях софистов и киников. Итак, согласно Епифану, Бог руководствуется справедливостью. Подобно солнцу, которое в равной мере светит для всех, Бог нс различает богатых и бедных, простолюдинов и правителей, глупцов и разумных, женщин и мужчин, свободных и рабов. Он не вносит никаких различий, взирает на всех одинаково и заботится, чтобы все имели равную долю. Бог создал все общим для всех людей. Это Божественный (природный, неписаный) закон.

Закон же человеческий, писаный, ввел различие между «моим» и «твоим», так что перестали быть общими плоды земли, вещи и жены. Это привело к тому, что возникло беззаконие, воровство плодов и животных. Женщины и мужчины потеряли право сходиться, кто с кем хочет, как это делают животные, в соответствии с природным равенством и справедливостью (Стром. 3, 6, 1-2; 7, 1-3; 8, 1). Приведенное здесь положение об общности жен не принимали другие гностики, а христиане отвергали.

Среди книг библиотеки из Наг-Хаммади присутствует сочинение под названием «Изречения Секста». Оно содержит 450 максим религиозно-этического характера. Но пожалуй, нет оснований считать, что они выражают собственно воззрения гностиков. Приведем пару примеров. «Не глаз и не рука согрешает... но дурно пользующийся рукой и глазом» (12). «Помышляй о добром, чтобы и творить добро» (56).

Вот то немногое, что мы посчитали возможным отнести к философским воззрениям гностиков. Поэтому завершим теперь лекцию указанием на их самые главные мировоззренческие положения гностицизма в сравнении с ортодоксальными. Христиане считали творцом мира Бога Ветхого Завета, которого идентифицировали с Богом Нового Завета, Отца Иисуса Христа. Гностики же полагали, что мир и человек созданы отдельным богом иудеев, низшим богом, отличным от Бога Отца, которого они считали высшим богом Плеромы. Далее, в ортодоксии (православии) мир создает единый Бог вместе со Своим Словом и Премудростью из ничего, поэтому мало что говорится о том идеальном мире, о тех образах и силах, которые предшествуют и содействуют появлению реального мира. Гностики же создали такое учение о небесном Божественном мире, в котором он предстал прообразом мира земного, его основанием и объяснением. В Плероме гностиков представлены не только образы и силы физического мира (вещества, духа, добра, зла), но и образы ветхозаветной и новозаветной истории. В связи с этим можно, пожалуй, сказать, что их учение о небесном мире уж точно заменяло им, по крайней мере, Ветхий Завет (ведь и христиане использовали Ветхий Завет, чтобы найти в нем прообразы новозаветной истории).

  • [1] Все гностические тексты, в том числе тексты «Библиотеки из Наг-Хамма-ди», здесь и далее приводятся по источнику : Апокрифы, околохристианские тексты [сайт]. URL: http://biblia.org.ua/apokrif/gnost/ (дата обращения: 22.01.2013).
  • [2] См.: Ириней Лионский. Против ересей, 1, 1, 1. URL: http://mystudies.narod.ru(дата обращения: 04.11.2012). Далее - Ир.
  • [3] Климент Александрийский. Строматы : в 3 т. СПб., 2003. Т. 1. Далее - Стром.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >