Джон Адаме о демократии: теория и практика

Дж. Адамс (1735-1826) – один из лидеров Американской революции, вице-президент при президентстве Д. Вашингтона и второй президент США, учился праву в Гарвардском колледже. После его окончания отклонил предложение губернатора штата Массачусетс стать адвокатом адмиралтейства, выдвинув среди прочих доводов ещё и такой, что не может служить системе, "целиком несовместимой с моими идеями права, справедливости и политики" [8, р. 28]. Адамс оценил закон английского парламента о Гербовом сборе как "огромный двигатель, изготовленный Англией для уничтожения всех прав и свобод в Америке" и призвал колонистов встать на их защиту. В своей диссертации "О каноне и феодальном праве" Адамс называл власть причиной рабства. С момента распространения христианства, писал он, двумя опорами тирании стали канон и феодальное право, между которыми всегда существовал коварный союз. И до тех пор, пока сохранился этот союз, свобода и знание покинули землю, и одна эпоха мракобесия следовала за другой [9, vol. I, р. 156].

В борьбе за независимость Адамс принял самое активное участие. Он был делегатом всех континентальных конгрессов, написал проект Декларации прав и обид (1774 г.), стал одним из авторов Декларации независимости. После его выступления против Д. Диккинсона, призывавшего не объявлять независимости, 2 июля 1776 г Континентальный конгресс принял резолюцию, которая гласила: "Эти Соединённые колонии являются и по праву должны быть свободными вести войну, заключать мир, вести торговлю и совершать другие акты и действия, которые другие государства по праву могут делать" [9, vol. I, р. 142].

В письме жене, которая просила его объяснить ей смысл памфлета "Здравый смысл" Пейна, Д. Адамс писал: "Все соглашаются с тем, что в нём содержится большой здравый смысл, изложенный в ясном, простом, кратком и возбуждающем стиле. Его чувства относительно способностей Америки и трудностей примирения с Великобританией всецело одобрены. Но его понятия и планы континентального правительства не очень приветствуются... По всему континенту распространился слух о том, что я написал эту брошюру. Но хотя я, возможно, не написал вещи в столь мужественном и поразительном стиле, это льстит мне; если бы я предпринял такую работу, я должен был предстать как более почтенный архитектор. У этого автора, кажется, есть очень неадекватные идеи относительно того, что является надлежащим и необходимым сделать, чтобы сформировать конституции для отдельных колоний, так же как большая модель союза в целом" [8, р. 242].

В мае 1776 г. конгресс принимает резолюцию, рекомендовавшую колониям "образовать свои правительства, которые наилучшим образом содействовали бы счастью граждан штатов и Америки в целом" [12, р. 216]. Но что значит принимать конституции и формировать правительства? И кто может правильно ответить на эти вопросы? Необходимо отметить, что подобно древним грекам, не делавшим принципиальных различий между обществом и государством, основатели США не делали различий между государствам и правительством. В США слово "государство" использовалось в трёх смыслах: как политическая общность, территория этой общности и орган управления в ней [8, р. 242]. В первых документах Американской революции и трактатах её лидеров использовалось только понятие "правительство". Позднее североамериканские колонии Великобритании, объединившиеся для борьбы с метрополией, провозгласив свою независимость, переименуются в объединённые государства (United States), властные структуры которых, взятые вместе, будут именоваться правительствами. Точное название возникшей позднее федерации американских платов должно звучать по-русски как "Объединённые государства Америки", или, как сами американцы называют себя, Объединённые государства (The United States). Штат же – это немецкое произношение слова "государство".

Делегаты Континентального конгресса от некоторых колоний обратились к Адамсу как к человеку, по их мнению, компетентному в этих проблемах, с просьбой дать им советы, как наилучшим образам реализовать поставленную задачу. Дж Адамс ответил на эту просьбу в форме трактата "Мысли о правительстве", задуманного им как противоядие от слишком сильного влияния только что вышедшего и распространяемого среди патриотов трактата Пейна "Здравый смысл". В нём Адамс, изучивший в колледже идеи Платона, Аристотеля, Гроция, Гоббса, Локка, Бурламаки, Монтескье, Руссо и других политических мыслителей Европы, обобщил их и сформулировал свою концепцию, заимствовав у каждого из цитируемых им авторов то, что ему показалось заслуживающим внимания, и, как "человек, консервативный по своему темпераменту и образованию", переняв некоторые положения и английской конституции. Трактат был встречен общественностью с большим интересам.

Лучшим правительством, писал Адамс, могло бы быть такое, которое будет основано на принципах республиканизма, частых выборов, разделения властей, двухпалатного представительного органа, исполнительной власти, олицетворяемой одним человеком с правом вето, и независимой судебной власти.

В начале трактата Адамс сформулировал идею, которой все политологи во все времена должны руководствоваться как максимой: божественная наука политики является наукой о социальном счастье, и благословение общества всецело зависит от конституирования его правительства [8, р. 243]. Свои размышления о правительстве Адамс начинает с эпиграфа: "Папа льстил тиранам, сказав: пусть о формах правления спорят глупцы; лучшим является то правительство, которое лучше управляется". Никакое утверждение не может быть более ошибочным, чем это, замечал автор. Прежде чем определить лучшую форму, следует установить цель государства. Спекулятивные политики могут сказать, что целью государства является счастье общества, в то время как философы религии и морали считают, что счастье является целью любого человека. Если это так, писал Адамс, то лучшим является то правительство, которое обеспечивает наибольшее счастье для наибольшего числа людей. Во все времена считали, что счастье и достоинство человека состоят в его добродетели. Если принципом правительства является добродетель, то оно должно стремиться принести людям наибольшее счастье. Однако основанием большинства существовавших и существующих ныне государств является страх, и американцы не должны поддерживать ни одного института, основанного на страхе.

Заявив, что лучшее правление – это правление законов, Адамс ставил вопрос: "Как принимать законы?". В обширном обществе и большой стране невозможно собрать всё население, чтобы принимать законы, отвечал он. Поэтому первым необходимым шагом является делегирование власти от многих к немногим, наиболее мудрым и достойным, установление количества избираемых и разделение всего населения определённой местности на это количество округов. Представительное собрание в миниатюре должно быть копией населения местности, выражать его чувства, разум, интересы, что может быть обеспечено равным представительством всех слоев. Обман, подлог и извращения здесь недопустимы. "Должны ли все власти – законодательная, исполнительная и судебная – быть сосредоточены в одной представительной ассамблее?" – спрашивал Адамс и отвечал: Нет, нельзя, ибо в таком случае народ недолго останется свободным и счастливым. Ассамблея представителей может принимать законы, но не способна обеспечивать их исполнение. Не может она. отправлять также и судебную власть из-за своей многочисленности и отсутствия у многих её членов правовых знаний. Если вся власть будет сосредоточена в одной ассамблее, считал автор трактата, она, во-первых, станет амбициозной, а во-вторых, будет принимать законы только в своих собственных интересах.

Даже законодательная власть не должна быть сосредоточена в одном собрании, ибо это может привести к узурпации власти сильнейшими её представителями. Пусть ассамблея тайным голосованием изберёт более узкий орган – допустим, совет, который будет иметь собственный голос при принятии законов. Эти два органа таким же образом избирают губернатора, который будет иметь самостоятельную власть как дополнение к законодательной (утверждение законов путём их подписания) и исполнительной. Он же должен командовать милицией и армией, иметь право помилования. Если губернатор будет избираться ежегодно, а так, по мнению Адамса, и должно быть, он постарается быть ближе к народу и выражать его интересы. Вместе с губернатором следует избирать вице-губернатора, казначея, секретаря, генерального прокурора. Все эти выборы должны быть ежегодными, ибо существует безошибочная формула: где кончаются ежегодные выборы, там начинается рабство [8, р. 246]. Сравнивая народ с морем, Адамс писал, что эти великие люди (депутаты, губернаторы и т.д.), как пузыри рождаются из материала моря, поднимаются, лопаются и в то же море возвращаются. Это "научит их таким великим политическим достоинствам, как смирение, терпение, умеренность, без которых каждый человек во власти превращается в голодного хищника" [9, vol. 4, р. 181]. Сроки выборов должны быть сокращены, чтобы избранники не успевали забывать о воле своих избирателей. Ассамблея, состоящая из представителей всех частей народа, имеет свободный доступ ко всей нации и передаёт ее желания правительству [9, vol. 1, р. 247]. Если эти критерии окажутся неэффективными, тогда сроки можно изменить в сторону их увеличения, но с обязательным условием постоянной ротации должностных лиц, считал автор трактата. Стабильность всех ветвей управления, нравственность народа и благочестие общества во многом зависят от искусства правления и справедливости управляющих.

Судебная впасть, считал Адамс, должна быть отдельной и независимой от законодательной и исполнительной, стать контролем для обеих первых, точно так же, как и первые должны стать противовесом или контролем судебной власти. Судьи всегда должны быть людьми образованными и искусными в области судопроизводства, образцовой морали, терпеливыми, сдержанными и внимательными. Их внимание не должно отвлекаться сиюминутными личными интересами, они не должны зависеть ни от одного человека или группы людей. Для этого они должны находиться в должностях пожизненно, пока их умы будут оставаться в добром здравии, и с жалованием, устанавливаемым законом. В случае недостойного поведения судьи должны подвергаться импичменту ассамблеей с предоставлением им возможности для своей защиты, а в случае подтверждения обвинения – отстранены от должностей и наказаны по закону.

Законы об образовании молодёжи, особенно из низших слоёв, должны быть подобающими и мудрыми, а расходы на эти цели – не считаться излишними. "Само упоминание о законах против расходов на роскошь может вызывать улыбку, – писал Дж. Адамс. – ... Но счастье людей могло бы быть очень продвинуто ими, и спасённый доход был бы достаточен для ведения этой войны навсегда. Бережливость сама по себе – это большая выгода помимо лечения нас от тщеславия, легкомыслия и пижонства, которые являются противоположностями всех великих, человеческих и воинских достоинств" [8, р. 145-146].

Колонии могут выбирать формы своих правительств по своему усмотрению, но если будет составляться континентальная конституция, то это должен быть конгресс с равным представительством от колоний, власть которого будет определяться конкретными задачами, – война, торговля, регулирование споров между колониями, почта и общественная земля.

Таким образом, формула нового политического устройства североамериканских колоний Адамса выглядела так: собственное правительство каждой колонии, конфедерация колоний с ограниченной континентальной конституцией и договорами с иностранными государствами [9, vol. 1, р. 177].

Три года спустя Адамса попросили написать проект конституции его родного штата Массачусетс. Составленный им проект предусматривал ежегодные выборы в палату представителей, сенат и губернатора с правом вею. Предусматривался взаимный контроль ветвей власти друг над другом. Целью правительства провозглашалось обеспечение безопасности и спокойствия людей, их естественных прав и благосостояния. Если правительство этого не сделает, гласил проект, то в соответствии с Декларацией независимости народ имеет право заменить его и предпринять меры для защиты своей безопасности, счастья и процветания. Во имя предотвращения узурпации власти или использования её в собственных интересах, говорилось в проекте, граждане имеют право досрочно переизбрать её. Адамсом же был составлен проект Декларации прав человека штата Массачусетс, в котором перечислялись 31 неотъемлемое право гражданина.

В 1786-1787 гг., находясь в Лондоне в качестве посла США в Англии или министра по делам Англии, он написал трёхтомное сочинение "В защиту конституций правительств Соединённых Штагов Америки". Поводом для написания этой работы послужил небольшой трактат профессора Р. Прайса "Наблюдения над значимостью Американской революции и принимаемых ею мер для выгод мира". В качестве приложения к трактату приводилось письмо французского экономиста и министра Тюрго, в котором тот критиковал систему институтов, предлагаемых Адамсом, и его проект конституции как заимствование таковой у Великобритании, где вместо единой королевской власти существует ещё парламент с его палатами, и воспевал единую, централизованную власть, подобную французской. Критиковал Тюрго и концепцию, согласно которой каждый штаг имел своё правительство с разделением властей, а также право устанавливать свои собственные налоги и регулировать торговлю, что, по мнению француза, будет делаться каждым штатом в ущерб другим.

Вскоре появился памфлет Мирабо, который, сопоставляя взгляды Адамса и Тюрго, также превозносил единую централизованную власть. Основания для критики действительно существовали, поскольку не все платы формировали свои властные структуры, а конфедерация, тезисы которой были приняты в 1777 г., находилась в состоянии неопределённости, если не сказать, развала.

Тюрго критиковал концепцию, согласно которой свобода человека состоит в том, чтобы подчиняться не людям, а закону. Можно подумать, в данном случае не без оснований писал Тюрго, что человек, повинующийся нелегитимному и несправедливому закону, свободен. Тирания народа, заявлял он, является самой жестокой и нетерпимой, не оставляющей никаких средств помощи угнетённому существу, в то время как тирания одного человека сдерживается его личными интересами. В последнем случае он считается с общественным мнением, а в первом – нет, поскольку сам он и есть носитель этого мнения [9, vol. 1, р. 299].

Первый том работы Адамса, наспех изданной в Лондоне как раз во время работы Конституционного конвента, был доставлен в США, переиздан в Бостоне, Нью-Йорке и в Филадельфии. Затем весь труд был переведён на французский язык и изучался европейцами, внимательно следившими за становлением за океаном республики нового типа и её эволюцией.

Джон Адамс вновь и с новыми аргументами, на примере как республик, так и монархий в мире на протяжении всей истории человечества, показывал преимущества общественного строя с разделением властей.

В 1788 г. голосами 34 выборщиков из 69 Адамс избирается вице- президентом при единогласно избранном президенте Дж. Вашингтоне (1732 – 1799) и становится активным деятелем партии федералистов – сторонников сильной исполнительной власти.

Когда в Лондоне вышла книга Пейна "Права человека", вице-президент США выступил с критикой содержавшихся в ней идей самоопределения и свобод человека. Тогдашний государственный секретарь США и лидер демократических республиканцев Т. Джефферсон, решительно выступавший против абсолютистских притязаний федералистов, оценил выступление Адамса как подливание горючего на похоронный костёр свободы [7, р. 398].

После отказа генерала Вашингтона выставить свою кандидатуру на президентских выборах в третий раз Дж. Адамс стал кандидатом федералистов на эту должность. Демократические республиканцы выдвинули кандидатуру Т. Джефферсона. Адамс получил 71 голос выборщиков и стал президентом, а Джефферсон с 68 голосами – вице-президентом США. Это был пик популярности Адамса, после чего она стала катиться вниз. Он превратился в игрушку в руках лидера федералистов А. Гамильтона (1757-1804). При нём резко ухудшились отношения с республиканской Францией, но произошло сближение с Великобританией. Внутри США началось наступление на демократические нормы жизни, были приняты антидемократические законы "Об иностранцах" и "О мятежах". Первый позволял президенту высылать из страны любого неугодного ему иностранца. Согласно второму акту, любой подозрительный властям акт человека, выступление в печати и публикация материалов с критикой властей и с выражением недоверия существующему правительству рассматривались как призывы к неповиновению и мятежу. За подобные действия их инициаторы могли быть наказаны штрафами в размере до 5 тыс. долларов, закрытием печатных органов и даже тюремным заключением на сроки от шести месяцев до пяти лет [7, р. 398-399]. Несколько десятков человек из числа публицистов и редакторов подверглись таким наказаниям.

Это было грубейшим нарушением первой поправки к Конституции США и вызвало резкое недовольство со стороны большинства американцев. С протестами выступили ассамблеи Вирджинии, Кентукки и отдельные группы граждан США, считая принятие актов незаконным "вторжением правительства США в Конституцию". В резолюции Вирджинии, проект которой был написан Д. Мэдисоном, говорилось, что акты об иностранцах и о мятежах приняты конгрессом США по вопросам, по которым конституция не наделяла его полномочиями. Правительство США, в том числе и конгресс, является продуктом соглашения между штатами; штаты, а не федеральное правительство, являются сторонами договора. Поэтому только платы и вправе обеспечивать у себя правовой порядок, накладывать наказания на нарушителей законности. Действия федеральных властей оценивались как попытки расширить свои властные полномочия силовым путём. Законодатели Вирджинии ссылались на положение своей конвенции о правах, в которой говорилось, что "среди других существенных прав свобода совести и печати не могут быть отменены, нарушены, ограничены или модифицированы любой властью Соединённых Штатов" [7, р. 400-402].

В резолюции Кентукки, написанной Джефферсоном, говорилось, что штаты наделяли федеральное правительство не неограниченными, а некоторыми конкретными полномочиями, сохранив за собой основную часть прав на самоуправление. Поэтому во всех случаях, когда федеральное правительство пытается исполнять не делегированные ему полномочия, его действия являются незаконными, лишёнными основания и не имеющими силы. К таким относятся и акты об иностранцах и мятежах. Иностранцы – друзья США находятся под протекцией законов штатов, и федеральное правительство не должно вторгаться в полномочия этих штатов.

Биографы Д. Адамса утверждали, что вскоре он понял свои просчёты и захотел их исправить. Но это лишило его поддержки и федералистов. К президентским выборам 1800 г. Адамс подошёл почти с нулевым рейтингом и проиграл их Т. Джефферсону, став первым не переизбранным на второй срок президентом США. Он не только отказался присутствовать на инаугурации своего преемника, но и 12 лет не разговаривал с ним.

Адамс покинул свой пост, презираемый почти всеми, и его имя стало на долгое время "поговоркой ненависти" [2, р. 24]. Как писал профессор Корнельского университета К Беккер, в 1822 г. 87-летний Адамс предпринял попытку принизить даже значение Декларации независимости, восторженные оценки за которую доставались её автору Джефферсону [1, р. 508].

Такова судьба людей, которые подобно оборотням изменяют свои взгляды, принёсшие им славу и поддержку народа. То, что Адамс писал и что делал на практике, отличалось как день от ночи и нередко смущало даже его верных сторонников. Правда, будучи на покое, Адамс продолжая участвовать в политической жизни страны через переписку и публицистику, вновь высказывая вполне здравые мысли. "Я верю в то, что республиканское правительство, население которого обладает достоинствам, талантами, любовью к своему отечеству, необходимой для её защиты, является наилучшим из возможных правительств по продвижению интересов, достоинства и счастья человека". Но нужно знать, что "торговля, роскошь и жадность разрушали каждое из республиканских правительств... Если бы я смог принять законы против коррупции и иностранного влияния, я вделал бы их постоянными".

В 1812 г. произошло примирение Адамса с Джефферсоном, после чего возобновилась и их переписка, в которой они обсуждали политические, философские и моральные проблемы жизни. Адамс умер 4 июля 1826 г., почти в один час с Джефферсоном. Даже его последние слова были пронизаны завистью: "А Джефферсон, наверное, ещё живёт".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >