Окончание предварительного расследования

А. В. Гриненко

Окончание предварительного расследования - важная составная часть досудебного производства по уголовному делу. Именно в рамках данной деятельности оцениваются собранные доказательства, подводится итог всему предварительному расследованию и, наконец, принимается и реализуется процессуальное решение о дальнейшем движении уголовного дела.

Окончание предварительного расследования как специфическая деятельность должностных лиц уголовного судопроизводства характеризуется рядом признаков.

  • 1. Данная деятельность строго регламентирована уголовно-процессуальным законодательством. В УПК окончанию предварительного расследования посвящены гл. 29 "Прекращение уголовного дела" и гл. 30 "Направление уголовного дела с обвинительным заключением прокурору". Положения, относящиеся к процедуре окончания предварительного расследования, также содержатся в иных главах и статьях УПК.
  • 2. Решение об окончании предварительного расследования вправе принимать лишь государственные органы и должностные лица, наделенные соответствующими полномочиями. К ним относятся: следователь, дознаватель, орган дознания - по уголовному делу, находящемуся в его производстве; руководитель следственного органа - при осуществлении им предварительного следствия с использованием полномочий следователя и (или) руководителя следственной группы; начальник подразделения дознания - при производстве им дознания с использованием полномочий дознавателя.
  • 3. Заданной деятельностью осуществляется контроль со стороны руководителя следственного органа и прокурорский надзор. Руководитель следственного органа дает следователю письменные указания, которые обязательны для исполнения следователем, но могут быть обжалованы им руководителю вышестоящего следственного органа (ч. 3 ст. 39 УПК). Если руководитель следственного органа дает следователю указание о прекращении уголовного дела, то следователь вправе обратиться с жалобой и не выполнять данное указание.
  • 4. Принимая решение о необходимости окончания предварительного расследования, следователь (дознаватель) должен быть уверен, что по уголовному делу произведены все необходимые и достаточные следственные и иные процессуальные действия. Этим обеспечивается принятие действительно обоснованного решения по уголовному делу, а также соблюдение прав и законных интересов лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство.
  • 5. Лица, вовлеченные в производство по уголовному делу, имеют возможность отстаивать свои права и законные интересы на данном этапе предварительного расследования. Так, перед направлением уголовного дела в суд лица вправе знакомиться с материалами уголовного дела, заявлять ходатайства о дополнении предварительного расследования. При несогласии с действиями и решениями следователя, дознавателя они вправе обжаловать это решение в установленном законом порядке.

Несмотря на то что в наименовании данного этапа содержится слово "окончание", он представляет собой не одноактное действие или решение, а совокупность последовательно осуществляемых следователем (дознавателем) действий, которые обеспечивают принятие законного, обоснованного и мотивированного итогового решения.

Прежде всего, происходит оценка доказательств, собранных и проверенных на стадии предварительного расследования.

Установленные доказательства должны однозначно подтверждать обстоятельства, входящие в предмет доказывания по каждому уголовному делу (ст. 73 УПК). Кроме того, следователь (дознаватель) должен проверить: 1) все ли необходимые следственные и иные процессуальные действия были проведены; 2) имеются ли в уголовном деле непроверенные и неопровергнутые версии, кроме основной; 3) присутствуют ли в материалах уголовного дела неразрешенные ходатайства; 4) правильно ли дана юридическая квалификация деяния; 5) приняты ли меры, направленные на возмещение вреда, а также меры по обеспечению гражданского иска и возможной конфискации имущества; 6) приняты ли меры по выявлению и устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Затем следователь (дознаватель) осуществляет систематизацию и надлежащее оформление материалов уголовного дела. Назначение систематизации - собрать воедино и расположить материалы уголовного дела таким образом, чтобы обеспечить наибольшую их наглядность для подтверждения обвинительного или оправдательного тезиса следователя, дознавателя. Для прокурора, рассматривающего поступившее к нему уголовное дело, и суда, осуществляющего судебное разбирательство, правильная систематизация также весьма важна, поскольку это создаст надлежащие условия для того, чтобы продемонстрировать им всю совокупность доказательств, а во многих случаях - и логику формирования обвинения.

Осуществляя систематизацию, следователь (дознаватель) должен еще раз проверить, все ли материалы оформлены надлежащим образом. Если допущены юридические и фактические ошибки, то следователь (дознаватель) имеет возможность исправить их путем производства следственных и иных процессуальных действий либо принятия процессуальных решений.

Оценив доказательства и систематизировав материалы уголовного дела, следователь, дознаватель принимает решение о форме окончания предварительного расследования. Уголовно-процессуальный закон предусматривает следующие формы окончания досудебного уголовного процесса: 1) прекращение уголовного дела (гл. 29 УПК); 2) направление уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом прокурору для последующего направления в суд (гл. 30, 32 УПК); 3) направление уголовного дела прокурору для последующего направления в суд для разрешения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера (гл. 51 УПК).

Данный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Так, не является формой окончания предварительного расследования приостановление предварительного расследования, поскольку данное решение относится к разряду промежуточных, даже если после истечения сроков давности (ст. 78 УК) оно будет прекращено по соответствующему основанию. Передача уголовного дела от дознавателя следователю, хотя и приводит к окончанию дознания, также не является формой окончания предварительного расследования. В этом случае дознание лишь переходит в иную форму предварительного расследования, именуемую предварительным следствием.

Не правы, на наш взгляд, и авторы, которые полагают, что приостановление предварительного следствия в отношении подозреваемого или обвиняемого, заболевшего временным душевным расстройством и к которому судом применены принудительные меры медицинского характера, является одной из форм окончания предварительного следствия. В данном случае происходит временное "отложение" вопроса о виновности лица на более поздний срок, что не изменяет правовую природу такого решения.

Следователь (дознаватель) принимает решение о форме окончания предварительного расследования лишь после того, как им будет осуществлена итоговая оценка ранее собранных и проверенных доказательств. Должностным лицам уголовного судопроизводства категорически запрещено определять дальнейшее движение уголовного дела заранее, еще в процессе расследования. Если следователь, дознаватель, исходя из имеющихся в уголовном деле доказательств, не может сделать однозначный вывод о форме окончания предварительного расследования, то он продолжает собирание и проверку доказательств. В случаях же, когда все возможности для собирания доказательств исчерпаны, следователь, дознаватель в силу принципа презумпции невиновности (ч. 3 ст. 14 УПК) принимает решение, наиболее благоприятное для лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления.

Прекращение уголовного дела происходит в тех случаях, когда дальнейшее производство по нему невозможно или нецелесообразно.

Рассматривая проблемы, связанные с данной деятельностью, многие процессуалисты пишут, что при прекращении уголовного дела предмет доказывания должен быть несколько шире, так как в него включаются и обстоятельства, являющиеся основанием для прекращения уголовного дела. Согласно иной точке зрения объем доказательств при любом направлении уголовного дела должен быть идентичен.

При разрешении данного вопроса следует признать более предпочтительной вторую точку зрения, так как отсутствие в уголовном деле реально существующих доказательств, которые могут повлечь за собой прекращение уголовного дела, свидетельствует об обвинительном уклоне и о предрешении следователем вопроса о виновности лица. Недопустимо и преждевременное разрешение вопроса о форме окончания производства по уголовному делу, поскольку при этом возможны следующие ситуации. Если следователь посчитает нужным прекратить уголовное дело, он искусственно "создаст" соответствующие основания, и наоборот, приняв решение о направлении дела в суд, следователь может полностью проигнорировать доказательства, подтверждающие необходимость прекратить производство.

Статья 24 УПК содержит перечень обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу. Применение большинства из них особых проблем не вызывает. Вместе с тем изучение практики позволяет выявить некоторые неточности, вызывающие как процессуальные осложнения, так и нарушения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.

Прежде всего, обратим внимание на тот факт, что такие основания для прекращения уголовного дела (а равно и для отказа в его возбуждения), как отсутствие события преступления (п. I ч. 1 ст. 24) и отсутствие состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК) являются производными от уголовно-правовой категории состава преступления. Важность разграничений, выработанных уголовно-правовой наукой и реализованных в уголовном законодательстве, несомненна. В частности, при прекращении уголовного дела ввиду отсутствия события преступления лицо, которое сообщило о якобы причиненном ему вреде, лишается права отстаивать свои требования даже в порядке гражданского судопроизводства. Если же деяние имело место, однако оно не содержит всех элементов состава преступления, то гражданские правоотношения по данному факту не исключаются.

Разграничение этих оснований для уголовного судопроизводства существенного значения не имеет, поскольку и в том, и в другом случае устанавливается по сути одно - что преступление, по признакам совершения которого ранее было возбуждено уголовное дело, отсутствует. В обоих случаях лицо, в отношении которого было прекращено уголовное дело, приобретает право на реабилитацию (п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК), а имеющиеся различия, как это было установлено выше, влияют лишь на возможность подачи гражданского иска. Более того, это позволило бы лицу в любом случае обращаться в суд в порядке гражданского судопроизводства и уже там доказывать наличие непосредственной причинно-следственной связи между произошедшим событием и причиненным ему вредом.

Далее, до настоящего времени не разрешена проблема, возникающая при прекращении уголовного преследования, если уголовное дело ранее было возбуждено в отношении определенного лица с предоставлением ему статуса подозреваемого. Возможность принятия решения о возбуждении уголовного дела в отношении такого лица прямо закреплена в законе (п. 1 ч. 1 ст. 46, гл. 20 УПК). Вместе с тем при прекращении уголовного преследования ввиду непричастности данного лица к совершению преступления (п. 1ч. 1 ст. 27 УПК) производство по уголовному делу в большинстве случаев прекращаться не должно, поскольку подразумевается, что событие преступления имело место, но деяние было совершено неустановленным преступником.

Данную проблему попытался разрешить сам законодатель, указав в части 4 ст. 24 УПК, что "уголовное дело подлежит прекращению в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса". Однако за рамками законодательного регулирования осталась ситуация, когда уголовное преследование в отношении лица было прекращено, а в производстве у следователя находится уголовное дело, в постановлении о возбуждении которого фигурирует фамилия этого же лица. На практике имеется весьма громоздкая процедура: следователь прекращает уголовное дело в целом, а затем возбуждает уголовное дело уже по факту деяния, содержащего признаки преступления. Наряду с этим можно было бы создать более удобный порядок, при котором следователь после прекращения уголовного преследования в отношении конкретного лица выносит постановление, в котором признается, что уголовное дело возбуждено по факту совершения деяния, и продолжает предварительное расследование в обычном порядке.

Если в результате оценки доказательств, содержащихся в материалах уголовного дела, досудебное производство по которому осуществлялось в форме предварительного следствия, следователь пришел к выводу о необходимости направления уголовного дела в суд для его рассмотрения и разрешения по существу, то он составляет обвинительное заключение. В то же время составлению обвинительного заключения должна предшествовать процессуальная деятельность следователя, в рамках которой обеспечиваются права и законные интересы заинтересованных лиц, а также создаются надлежащие условия для последующего отправления правосудия.

Данная деятельность представляет собой ряд последовательных процессуальных действий, осуществляемых следователем по каждому уголовному делу.

Ознакомление обвиняемого и его защитника со всеми материалами уголовного дела обеспечивает их активное участие в исследовании и оценке доказательств, положенных в основу обвинительного заключения или обвинительного акта.

Ознакомление обвиняемого и его защитника происходит только после выполнения следователем или дознавателем требований ст. 216 УПК об ознакомлении с материалами уголовного дела потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей, так как содержание заявленных этими лицами ходатайств и результаты их разрешения должны быть доведены до сведения стороны защиты.

Следователь не вправе производить следственные действия во время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела с указанием более ранних сроков, чем те, в которые они протекали в действительности.

Обвиняемый вправе отказаться знакомиться с материалами уголовного дела. Однако такой отказ недопустим, если он носит вынужденный характер. Так, если обвиняемый не был ознакомлен с документами ввиду того, что следователь не создал для этого надлежащих условий, но при этом был оформлен протокол об отказе от ознакомления, данный факт является существенным нарушением права лица на защиту.

По окончании ознакомления участников уголовного судопроизводства с материалами уголовного дела следователь выясняет, имеются ли у обвиняемого или его защитника замечания к протоколу. Если таковые заявлены, принимаются меры к их разрешению. Кроме того, необходимо выяснить, каких свидетелей, экспертов, специалистов и понятых обвиняемый и его защитник желают вызвать в судебное заседание для подтверждения позиции стороны защиты.

По общему правилу материалы уголовного дела предъявляются участникам процесса лишь в случаях, когда дело подлежит направлению с обвинительным заключением или обвинительным актом прокурору для последующей передачи в суд. Однако окончательное решение о направлении уголовного дела в суд или о его прекращении следователь (дознаватель) в состоянии принять лишь после того, как им будут разрешены все ходатайства, поступившие после ознакомления участников процесса с соответствующими материалами. Вполне возможна ситуация, когда в результате разрешения ходатайств будут собраны доказательства, которые изменят форму окончания предварительного расследования.

Если свое решение о дальнейшем движении уголовного дела следователь, дознаватель не изменил, то он приступает к составлению итогового документа, в котором излагаются доказательства, подтверждающие обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, и формулируется обвинение, по которому лицо должно в дальнейшем предстать перед судом.

Однако, по нашему мнению, обвинительному заключению не следует придавать роль документа, устанавливающего пределы исследования обстоятельств дела в суде, как это предлагает делать Н. А. Якубович. С другой стороны, не в полной мере прав и С. П. Ефимичев, полагающий, что такие пределы в любом случае устанавливает суд, который самостоятелен в принятии решений, и пределы могут быть как шире, так и уже установленных в обвинительном заключении. Действительно, суд в исследовании обстоятельств уголовного дела самостоятелен, однако пределы такого исследования могут быть расширены лишь в сторону, благоприятную для подсудимого.

Посредством составления обвинительного заключения обеспечивается четкая аргументация вывода следователя о необходимости привлечения лица к уголовной ответственности. Поэтому перед составлением обвинительного заключения следователь должен изучить обстоятельства деяния, с позиций соответствия требованиям ст. 73 УПК оценить все собранные по уголовному делу доказательства.

Излагая обстоятельства, установленные в ходе расследования, следователь должен строго придерживаться содержания постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. Формулировка обвинения, изложенная в обвинительном заключении, не должна существенно отличаться от формулировки, которая содержится в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, ухудшать положение обвиняемого в сравнении с предъявленным обвинением или иным образом нарушать его право на защиту. Нарушением, к примеру, будет случай, когда в обвинительном заключении приводится факт применения специально приспособленных орудий при отсутствии такого указания в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Следователь в обвинительном заключении приводит доказательства, которые подтверждают факт совершения преступления и виновность обвиняемого в его совершении, а также доказательства, на которые ссылается сторона защиты.

Если по уголовному делу привлечены несколько обвиняемых или обвиняемому вменяется несколько эпизодов обвинения, то перечень указанных доказательств должен быть приведен в отдельности по каждому обвиняемому и по каждому эпизоду обвинения. Но если одно и то же доказательство равным образом подтверждает преступную деятельность нескольких обвиняемых, оно может использоваться несколько раз, по количеству таких лиц.

Под перечнем доказательств, подтверждающих обвинение, а также под перечнем доказательств, на которые ссылается сторона защиты, Верховный Суд РФ понимает не только ссылку в обвинительном заключении на источники доказательств, но и приведение в обвинительном заключении или обвинительном акте краткого содержания доказательств. Это заслуживающее внимания мнение основано на законе, поскольку в силу ч. 1 ст. 74 УПК доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу.

Закон требует, чтобы в обвинительном заключении указывались именно конкретные доказательства. В тексте обвинительного заключения запрещено применять формулировки типа "лицо полностью изобличено в совершении преступления" без приведения соответствующих доказательств. Также следователь не должен упоминать о наличии "иных доказательств" без соответствующей ссылки.

В начале доказательственного блока необходимо сообщить об отношении обвиняемого к предъявленному обвинению по определенной статье и части, пункту статьи УК со ссылкой на имеющиеся в уголовном деле показания. Если обвиняемый признал себя виновным лишь в части предъявленного обвинения, то при изложении его показаний следует указать, в каких именно действиях (актах бездействия) лицо виновным себя признало, а в каких - нет.

При этом на практике иногда возникают еще более неоднозначные ситуации. Так, лицо в начале допроса его в качестве обвиняемого полностью признало себя виновным в предъявленном обвинении, однако из содержания показаний следует, что оно представило оправдательные доказательства. Иди. в другом случае, ЛИЦО виновным себя не признало, однако в ходе допроса полностью подтвердило, что им были совершены все те действия, которые описаны в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

Как в первой, так и во второй ситуации имеет место искаженное отношение обвиняемого к совершенному деянию. Следователь, не дав верную оценку таким показаниям, при составлении обвинительного заключения может допустить серьезную ошибку.

Если в данном документе, сославшись на факт признания обвиняемым своей вины, следователь обозначит оправдательные доказательства как обвинительные, то, во-первых, он создаст недоброкачественную доказательственную основу для государственного обвинения и, во-вторых, грубо нарушит закрепленное в п. 6 ч. 1 ст. 220 УПК требование приводить в обвинительном заключении перечень доказательств, на которые ссылается сторона зашиты. И наоборот, если обвинительные доказательства следователь ошибочно посчитает оправдательными, в случае направления уголовного дела в суд государственный обвинитель будет не вправе ссылаться на них при изобличении лица, поскольку утверждением обвинительного заключения сам прокурор констатировал отказ стороны обвинения от их использования для обоснования тезиса о виновности обвиняемого.

Чтобы не впасть в подобное заблуждение, следователь при возникновении вышеописанных ситуаций должен давать правильную оценку всех имеющихся в уголовном деле доказательств и размещать их в соответствующих графах обвинительного заключения.

Существенным нарушением закона следует считать неоправданное расширение доказательств, только отягчающих ответственность, за счет сужения объема позитивной информации об обвиняемом, исключения из обвинительного заключения доказательств, на которые ссылается сторона защиты.

Доводы обвиняемого и его защитника должны быть отражены в обвинительном заключении в полном объеме. Результаты их проверки подтверждаются конкретными доказательствами со ссылками на листы уголовного дела, на которых находится соответствующая информация.

Данные о потерпевшем, характере и размере вреда, причиненного ему преступлением, имеют доказательственное значение в той мере, в которой посредством их изучения можно определить степень общественной опасности деяния и тем самым более точно установить степень вины. В некоторых случаях данные о личности потерпевшего могут выступать в качестве квалифицирующих признаков преступления (например, изнасилование заведомо несовершеннолетней - ч. 2 ст. 131 УК).

Если обвиняемый не владеет языком производства по уголовному делу, осуществляется письменный перевод обвинительного заключения на родной язык лица либо на иной язык, которым оно свободно владеет. Такой перевод приобщается к уголовному делу.

Копию обвинительного заключения с приложениями обвиняемому вручает прокурор (ч. 2 ст. 222 УПК).

И обвинительное заключение, составляемое по результатам предварительного следствия, и обвинительный акт, составляемый по результатам дознания, имеют практически одинаковую форму и содержание. В этих документах закрепляется итог досудебного производства по уголовному делу, содержатся конкретные доказательства, на которых основываются стороны обвинения и защиты. Вместе с тем обвинительный акт имеет существенное отличие от обвинительного заключения. Он по своей сути представляет документе "двойным" назначением, поскольку не только знаменует собой окончание дознания, но и придает лицу, в отношении которого осуществлялось предварительное расследование, процессуальный статус обвиняемого.

Обвинительный акт, составленный дознавателем, утверждается начальником органа дознания (ч. 4 ст. 225 УПК). Затем материалы уголовного дела вместе с обвинительным актом направляются прокурору.

Если имело место досудебное производство о применении принудительных мер медицинского характера (гл. 51 УПК), то по его окончании выносится постановление о прекращении уголовного дела или постановление о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 439 УПК уголовное дело следователь прекращает при наличии оснований, предусмотренных ст. 24 и 27 УПК, а также в случаях, когда характер совершенного деяния и психическое расстройство лица не связаны с опасностью для него или других лиц либо возможностью причинения им иного существенного вреда. Между тем к содержанию данной нормы имеются некоторые замечания.

Так, лицо, в отношении которого разрешается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, изначально не может быть субъектом преступления, поэтому в отношении него не может прекращаться уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК). Кроме того, лицо, страдающее психическим расстройством, вряд ли в состоянии самостоятельно примириться с потерпевшим, и должны применяться иные способы заглаживания потерпевшему вреда при помощи законного представителя.

Если уголовное дело прекращению не подлежит, то, как уже упоминалось выше, следователь выносит постановление о направлении уголовного дела в суд для разрешения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера. Основная проблема в данном случае состоит в том, что следователь в постановлении должен оперировать не только обстоятельствами, связанными с совершенным деянием, но и конкретными доказательствами, которые данные обстоятельства подтверждают. Более того, доказательства, подтверждающие наличие улица психического расстройства, не должны подменять собой доказательства, свидетельствующие о совершении деяния этим же лицом.

Равным образом некорректным является содержащееся в п. 3 ч. 4 ст. 439 УПК указание на то, что в постановлении в числе прочих сведений следователь должен приводить "доводы защитника и других лиц, оспаривающих основание для применения принудительных мер медицинского характера, если они были высказаны". Представляется, что в законе требуется указать, что в постановлении должны быть приведены не некие абстрактные "доводы", а конкретные доказательства, на которые ссылается сторона защиты в обоснование своей позиции.

Таким образом, процедура, действующая на заключительном этапе досудебного производства по уголовным делам, должна одновременно обеспечивать и эффективную деятельность должностных лип предварительного расследования, и надлежащую защиту прав и законных интересов вовлеченных в данную деятельность лиц.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >