Споры о материальной ответственности работодателя за нарушение сроков выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику (ст. 236 ТК РФ)

Трудовой кодекс РФ в ст. 236 закрепляет правило, согласно которому при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже 1/300 действующей в это время тарифной ставки рефинансирования Центрального банка РФ от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки, начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно.

Иные выплаты, причитающиеся работнику, также подлежат денежной компенсации в случаях задержки их выплаты по вине работодателя. Иными выплатами являются: оплата времени простоя (ст. 157 ТК РФ), возмещение расходов, связанных со служебной командировкой (ст. 168 ТК РФ), при переезде на работу в другую местность (ст. 169 ТК РФ), возмещение расходов в случае использования личного имущества работника (ст. 188 ТК РФ), выплата пособия по временной нетрудоспособности (ст. 183 ТК РФ) и др.

По состоянию на 13 сентября 2012 г. ставка рефинансирования (учетной ставки) Банка России составляет 8,25%.

Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным или трудовым договором.

Обязанность выплаты такой денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Анализ формулировки ст. 236 ТК РФ позволяет сделать вывод об обязанности работодателя начислить на задержанную сумму проценты автоматически. В данном случае вина работодателя как нарушителя обязанности по трудовому договору и причинителя материального ущерба работнику, презюмируется. Следовательно, для получения денежной компенсации по ст. 236 ТК РФ письменного обращения заинтересованного лица к работодателю не требуется.

Между тем, как свидетельствует практика, работодатели в большинстве случаев игнорируют требование ст. 236 ТК РФ и самостоятельно, без принуждения извне денежную компенсацию работнику не начисляют. Практика прокурорского надзора и выборочный опрос служащих органов прокуратуры показывает, что основной акцент делается на погашении работникам долгов по заработной плате, а требования работников о выплате процентов по задолженности, как правило, в актах прокурорского реагирования заявляются крайне редко2. В результате права работников, гарантированные действующим трудовым законодательством, восстанавливаются не в полной мере, и работодатель необоснованно освобождается от материальной ответственности.

Представляется целесообразным рассматривать и разрешать трудовые споры о денежной компенсации за просрочку выплат, причитающихся работнику, в порядке, предусмотренном для трудовых споров о заработной плате, что будет способствовать более эффективному восстановлению трудовых прав работников в части своевременной оплаты труда.

Споры о материальной ответственности работодателя в случае причинения работнику морального вреда (ст. 237 ТК РФ)

Большое количество вопросов возникает при причинении работнику морального вреда. Требование о возмещении морального вреда может быть предъявлено работником как отдельно, так и в совокупности с другими требованиями, связанными с трудовыми отношениями (например, иск о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула и компенсации морального вреда).

Надо сказать, что впервые возможность возмещения морального вреда в материальном виде (в денежном выражении) была установлена Законом СССР от 12 июня 1990 г. № 1552-1 "О печати и других средствах массовой информации". В ст. 39 Закона было закреплено правило, в соответствии с которым моральный (неимущественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами. Размер возмещения морального вреда в денежном выражении определяется судом.

Позднее аналогичная норма была включена в ч. 7 ст. 7 ГК РСФСР (с изм. от 21 марта 1991 г.) и ст. 62 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации". Постепенно возможности возмещения морального вреда расширялись.

Следует признать, что вопросы компенсации морального вреда традиционно считались относящимися к гражданским правоотношениям. Применение этого института к трудовым отношениям встречалось крайне редко.

Первым этапом к применению категории морального вреда в трудовых отношениях стало принятие Верховным Советом РФ 24 декабря 1992 г. Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей.

В ст. 8 Правил указано, что одним из видов возмещения вреда является возмещение морального ущерба. Это положение развивалось в двух статьях: ст. 25, согласно которой работодатель обязан был возместить потерпевшему, получившему трудовое увечье, моральный вред в денежной или иной материальной форме независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда, и ст. 30, в соответствии с которой работодатель обязан возместить моральный вред семье, потерявшей кормильца вследствие трудового увечья.

В судебной практике возникали вопросы о допустимости возмещения морального вреда в тех случаях, когда законом для данных правоотношений это прямо не предусмотрено (по делам о восстановлении на работе, делам, возникающим в связи с применением труда, и т.п.). Как показывает анализ судебной практики, суды отказывали в компенсации морального вреда работникам, чьи трудовые права и законные интересы были нарушены работодателем. Это касалось и такой значимой категории трудовых дел, как споры о незаконном увольнении, необоснованном отказе в приеме на работу, переводе на другую работу без законного основания и др. В качестве причины отказа указывалось, что компенсация морального вреда допускается лишь в случаях, предусмотренных законом.

Ситуация принципиально поменялась с принятием и вступлением в силу нового ГК РФ и в связи с принятием постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда (с изм. от 6 февраля 2007 г.).

Практическое значение данного постановления для того времени трудно переоценить. Постановление ориентирует суды на то, что при рассмотрении требования истца о компенсации морального вреда необходимо выяснить следующие обстоятельства:

  • – чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий;
  • – при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены;
  • – степень вины ответчика;
  • – какие нравственные или физические страдания были перенесены потерпевшим;
  • – в какой сумме или иной материальной форме истец оценивает их компенсацию и др.

Применительно к трудовым отношениям степень нравственных и физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей работника и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

В постановлении Пленума Верховного Суда от 20 декабря 1994 г. решена одна из главных проблем возмещения морального вреда в трудовых отношениях. В частности, в п. 5 постановления была дана широкая трактовка случаев компенсации морального вреда в трудовых отношениях путем применения аналогии гражданского законодательства. Отмечалось, что отсутствие в законодательном акте указания на возмещение компенсации морального вреда не означает, что потерпевший лишен такого права. В этой связи суд вправе обязать работодателя компенсировать причиненные работнику нравственные, физические страдания в связи с незаконным увольнением, переводом на другую работу, необоснованным применением дисциплинарного взыскания, отказом в переводе на другую работу в соответствии с медицинскими рекомендациями.

Указанное постановление сыграло огромную роль в деле установления единообразия в правоприменительной практике, относящейся к компенсации морального вреда, при рассмотрении судами споров из трудовых отношений.

Возмещение морального вреда в трудовых правоотношениях уже в 1997 г. получило легальное закрепление. В отличие от Верховного Суда РФ законодатель принял иное решение, установив в ст. 213 КЗоТ РФ только случаи возмещения морального вреда незаконно уволенным или переведенным работникам. Во всех остальных случаях нарушения трудовых прав работника возмещение работодателем морального вреда не предусматривалось.

В действующем ТК РФ (ст. 237) законодатель, как верно отмечают профессора М. В. и А. М. Лушниковы, возвращает прежнее "широкое" применение возмещения морального ущерба, причиненного работнику. Это означает, что любые неправомерные действия (бездействие) работодателя могут повлечь возмещение работнику морального вреда в денежной форме.

Итак, с учетом законодательства и судебной практики можно предложить следующее понятие морального вреда применительно к трудовому праву.

Моральный вред – это физические или (и) нравственные страдания, причиненные работнику неправомерными виновными действиями или бездействием работодателя, который должен быть компенсирован по выбору работника в денежной либо иной материальной форме, а также в других формах, не запрещенных законодательством, с учетом возможности выбора среди них одной либо нескольких наиболее приемлемых форм возмещения, реализуемых в соответствии с принципами правового регулирования трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений, степени и характеру физических и нравственных страданий потерпевшего, его индивидуальным особенностям и способу умаления нематериальных благ в сфере труда.

В ТК РФ о компенсации морального вреда как способе правовой защиты прав работников упоминается в нескольких нормах. В ст. 21 ТК РФ говорится о праве работника на компенсацию морального вреда, а в ст. 22 ТК РФ – как о корреспондирующей этому праву обязанности работодателя компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, установленных ТК РФ, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами.

Статья 237 ТК РФ в совокупности со ст. 233 предусматривает компенсацию морального вреда, причиненного работнику любым виновным неправомерным поведением (действием или бездействием) работодателя, независимо от того, какие именно права работника нарушаются этими действиями (бездействием) – имущественные или неимущественные. Трудовой кодекс РФ ориентирует работодателя на возмещение морального вреда в добровольном порядке, указывая, что размеры возмещения определяются соглашением сторон трудового договора. В случае же возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Предъявляя требование о компенсации морального вреда в случаях, указанных в законе, истец доказывает факт его причинения. Доказательствами могут служить следующие обстоятельства:

  • 1) заболевание, возникшее в связи с потерей работы;
  • 2) нравственные страдания, обусловленные потерей работы и невозможностью найти другую работу;
  • 3) невозможность трудоустроиться, получить статус безработного в связи с задержкой выдачи трудовой книжки;
  • 4) задержка выплаты заработной платы, поставившая семью в сложное материальное положение, и т.д.

Кроме того, истец обосновывает размер конкретной суммы возмещения морального вреда, указанной им в исковом заявлении.

При рассмотрении подобных требований суды должны:

  • – установить факт причинения работнику физических или нравственных страданий неправомерными действиями работодателя;
  • – установить вину работодателя (за исключением случаев причинения физических / нравственных страданий в связи с причинением вреда жизни или здоровью работника, когда моральный вред возмещается независимо от вины);
  • – оценить разумность и справедливость заявленных требований.

Ценные разъяснения относительно возмещения морального вреда, причиненного работнику, даны в п. 63 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2. В частности, обращается внимание на то, что размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Отказ истцу в удовлетворении исковых требований о возмещении морального вреда должен быть мотивирован судом и соответствовать закону.

В большинстве случаев обращения работников в суд с требованиями о возмещении морального вреда имеют место в связи с нарушением их права на свободный труд: при незаконном и необоснованном увольнении по различным основаниям, переводе на другую работу, отстранении от работы. Значительная часть судебных дел о возмещении морального вреда, как свидетельствует судебная практика, относится к нормам института заработной платы.

Можно привести ряд примеров, убедительно свидетельствующих о том, что суды достаточно широко применяют нормы ТК РФ о возмещении работодателем морального вреда.

Так, К. обратился в Ленинский районный суд Кировской области с иском к заводу "Сельмаш" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула, компенсации морального вреда и расходов, связанных с рассмотрением дела.

Поводом для обращения в суд послужило то, что К. был уволен с работы по ст. 80 ТК РФ (по собственному желанию). Считая, что работодатель принудил истца написать заявление об увольнении по собственному желанию, работник просил суд восстановить его на работе по прежней профессии в качестве огнеупорщика, взыскать с работодателя средний заработок за время вынужденного прогула, обязать работодателя обеспечить внеочередной медицинский осмотр с сохранением места работы и среднего заработка за время прохождения указанного медицинского осмотра, взыскать с работодателя компенсацию морального вреда в сумме 3000 руб.

С учетом всех исследованных доказательств, имеющихся в данном деле, суд 11 апреля 2005 г. решил: К. восстановить на работе по прежней профессии, взыскать с ответчика в пользу истца заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда в сумме 500 руб. и расходы, связанные с рассмотрением дела.

Другой пример. С. обратился в Люблинский районный суд г. Москвы с иском к ООО "Нурия" о взыскании заработной платы, денежной компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что работал в указанной организации с 20 ноября 2002 г. по 1 апреля 2003 г. и был уволен с работы ответчиком по "собственному желанию", хотя с таким заявлением к работодателю не обращался. Заработная плата истцу не выплачена с 1 января 2003 г., поэтому он просил взыскать заработную плату за период с 1 января 2003 г. до момента вынесения решения суда. Кроме того, истец просил суд взыскать с ответчика моральный вред и проценты за задержку выдачи заработной платы.

На основе детального исследования материалов данного дела решением Люблинского районного суда г. Москвы от 19 марта 2004 г. постановлено: взыскать в пользу С. заработную плату в размере 5400 руб., денежную компенсацию за несвоевременную выплату заработной платы в размере 1318 руб., компенсацию за неиспользованные дни ежегодного основного отпуска в размере 547 руб., компенсацию морального вреда в размере 500 руб.

Вместе с тем суды, рассматривая трудовые дела, с учетом конкретных обстоятельств принимают решение об отказе в удовлетворении требований истца, в том числе требования о возмещении работодателем морального вреда, опираясь на нормы ГПК РФ.

Приведем следующий пример. 26 мая 2001 г. на основании срочного трудового договора А. был принят на работу в качестве электрослесаря 5-го разряда в ФГУП "Государственный трест "Арктикуголь". 25 июня 2004 г. А. был уволен с работы по собственному желанию на основании ст. 80 ТК РФ. Окончательный расчет с указанным работником был произведен перед увольнением – в апреле 2004 г. В январе 2005 г . представитель А. обратился в Савеловский районный суд г. Москвы с иском в его интересах к ФГУП "Государственный трест "Арктикуголь" о взыскании невыплаченной заработной платы, судебных расходов и компенсации морального вреда. В обоснование исковых требований он указал, что оплата труда истца производилась по заниженным тарифам. Общая сумма недоначисленной заработной платы составила 119 910 руб., размер морального вреда истец оценил в сумме 111 991 руб., расходы на оплату услуг представителя – 4000 руб. Решением указанного суда постановлено: в удовлетворении исковых требований А. отказать. Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что А. пропустил без уважительной причины срок для предъявления в суд иска о разрешении трудового спора.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, рассматривая кассационную жалобу, проверив материалы дела, выслушав возражения представителя истца и обсудив доводы кассационной жалобы, пришла к выводу о том, что не имеется оснований для отмены решения суда в связи с тем, что А. пропустил без уважительной причины установленный срок для предъявления в суд иска о разрешении трудового спора, что соответствует обстоятельствам дела и требованиям законодательства.

Приведенные примеры подтверждают тот факт, что в судебной практике достаточно широко используется на законных основаниях возмещение морального вреда в пользу работника, трудовые права и законные интересы которого нарушены. Это касается отношений по восстановлению на работе, заработной плате, изменению незаконно изданных работодателем приказов и др.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >