ВЕЛИКИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ

Предпосылки и причины Великих географических открытий

Экономический подъем Западной Европы в XV в., усиление значения торговли и торгового капитала в хозяйственной жизни создали предпосылки и возможности осуществления географических открытий. Резко возросла потребность в золоте и серебре как наиболее удобных средствах обращения, а кроме того, увеличилось стремление к роскоши и накопительству в среде высших слоев общества. «Всеобщая жажда денег» охватила все социальные слои — горожан, дворян, духовенство, королей. Воображение современников будоражили рассказы о несметных богатствах Индии, Китая, Японии. Особой популярностью пользовались записки Марко Поло, венецианского купца, который в XIII в. побывал во многих странах Востока. О мифической для европейцев Японии он писал: «Золота, скажу вам, у них великое обилие: чрезвычайно много его тут, и не вывозят его отсюда... Жемчугу тут обилие; он розовый и очень красив, круглый, крупный...»[1] Торговля с Азией представлялась наиболее заманчивым средством быстрого обогащения.

Однако европейские страны, кроме Италии, не имели прямых сношений с Востоком. Распад монгольской державы повлек за собой прекращение караванной торговли с Индией и Китаем через Среднюю Азию и Монголию. Гибель Константинополя, завоевания турок в Передней Азии и на Балканском полуострове блокировали торговлю с Востоком через Малую Азию и Сирию. Оставшийся свободным южный путь в Индию через Египет и Красное море контролировался арабами. Даже венецианцы доходили только до Александрии, где их ждали с пряностями, ювелирными и парфюмерными товарами арабские купцы, требовавшие в 8—10 раз дороже покупной цены на месте. Взамен Европа могла предложить лишь продукты сельского хозяйства, лес, олово, медь, которые не покрывали стоимости того, что вывозилось с Востока. Европа теряла золото и серебро. Между тем их добыча развивалась довольно медленно, а серебряные рудники в Тироле, Гарце, Бёмене почти истощились.

Назревшие экономические потребности подтолкнули к поиску новых торговых трасс и рынков. Напористые европейские купцы стали задумываться, как бы проникнуть в восточные края обходным путем, например, через океан, и развернуть там коммерцию, минуя арабских посредников; как бы самим разыскать «золотые» страны.

Осуществлению планов далеких и опасных морских путешествий способствовали успехи в кораблестроении, навигации и развитии географических знаний. Переняв лучшее у арабских лоцманов, отважные мореходы и искусные кораблестроители Португалии создали быстроходные, маневренные и устойчивые на большой волне парусные суда, каравеллы. Они имели косые {латинские) паруса; вместительный трюм позволял сделать значительные запасы на период длительных морских переходов; для управления ими требовался небольшой экипаж. В течение XV в. претерпели улучшения компас, морские карты, таблицы движения планет для определения широты, вычислительный инструментарий. Большое значение имело совершенствование огнестрельного оружия.

Пиренейский полуостров благодаря своему географическому положению — близости к Африке и большой протяженности берегов, омываемых водами Атлантического океана, выдвинулся в авангард экспансии. Этому способствовало и своеобразие конкретно-исторической обстановки. Долгое время для основной массы идальго (мелкопоместных дворян) единственным занятием была война с маврами. По окончании Реконкисты они остались и без дела, и без денег. Именно из их среды в XV—XVI вв. вышли отважные мореплаватели, безжалостные завоеватели-конкистадоры, жадные колониальные чиновники. «Они шли с крестом в руках и с ненасытной жаждой золота в сердце», — писал один современник.

Зажиточные и предприимчивые горожане Португалии и Испании охотно давали деньги на организацию морских экспедиций в надежде завладеть важнейшими торговыми путями, быстро обогатиться и занять ведущее положение в европейской торговле. Промышленность нуждалась в рынках сбыта, а купечество — в постоянных крепких торговых связях, в первую очередь с Востоком. Католические иерархи рассчитывали заполучить новую паству, увеличить доходы, расширить земельные владения. Большую заинтересованность в открытии новых территорий и торговых путей проявляли государи стран Пиренейского полуострова, надеясь выйти из денежных затруднений. Завершение Реконкисты до конца исчерпало фонд свободных земель для продажи. Поступления в казну были незначительны. К тому же крупные феодалы легко могли использовать воинственных дворян в борьбе против усиления королевской власти. Важную роль в заморских начинаниях иберийцев в XV в. сыграли генуэзский торговый капитал и навигационный опыт. Многие генуэзские купцы, после того как Турция блокировала торговые и морские пути на Восток, переселились в Лиссабон и Севилью в поисках надежных и выгодных сфер предпринимательской деятельности.

  • [1] Книга Марко Поло. М.: Географгиз, 1955. С. 170.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >