Исторический экскурс

Преемственность и различие первых источников экспериментальных исследований в психологии

Уже в XVIII в. обсуждались разные пути становления психологического знания и складывались представления о рациональной и эмпирической психологии. В XIX в. появились психологические лаборатории и были проведены первые эмпирические исследования, названные экспериментальными, которые, по сути, часто таковыми не являлись.

Так, в первой лаборатории экспериментальной психологии В. Вундта (1832—1920) использовался метод экспериментальной интроспекции. В то же время Г. Фехнером были разработаны основы построения психофизического эксперимента, они рассматривались как способы сбора данных об ощущениях испытуемого при изменении физических характеристик предъявляемых ему стимулов.

В 2010 г. отмечались две памятные даты. Первая — 150-летие со дня выхода в свет работы Фехнера. Вторая — 125-летие открытия в России В. М. Бехтеревым (1857—1927) первой лаборатории, в которой стали проводиться психологически опыты. В том же 1885 г. при историко-филологическом факультете Московского университета было создано Психологическое общество. Именно здесь в 1894 г. состоялась защита докторской диссертации Н. Н. Ланге "О значении эксперимента в современной психологии" [Ждан, 20101, который также создал в Одессе одну из первых психологических лабораторий.

Первые психометрические приборы, сконструированные в Лейпциге в лаборатории В. Вундта, появились в России в Психиатрической клинике медицинского факультета Московского университета, где в 1895 г. была открыта Психологическая лаборатория. Демонстрационными опытами сопровождал здесь свои лекции С. С. Корсаков, пополнивший оснащение лаборатории после предыдущего директора А. Я. Кожевникова. Врач-психиатр А. А. Токарский стал первым читать курс экспериментальной психологии и по представлению Корсакова стал первым руководителем этой лаборатории. В 1895—1896 гг. вышли 5 выпусков "Записок лаборатории". После смерти Токарского в 1901 г. ее возглавил помощник А. Н. Бериштейн, также ученик-Корсакова и отец Н. А. Бернтштейна.

После открытия в 1912 г. Г. И. Челпановым (1862—1936) Психологического института при Московском университете сюда переместился центр экспериментальных исследований. Г. И. Челпанов опубликовал и первое "Введение в экспериментальную психологию" на русском языке (1915). Учеником Челпанова был А. II. Леонтьев (1903—1979) -первый декан факультета психологии в МГУ; одновременно с ним в 1966 г. был образован факультет психологии в Ленинградском университете, где Б. Г. Ананьев (1907— 1972) продолжил традицию человекознания, восходящую к Бехтереву.

Собственно экспериментальными схемами первые приемы исследований в психологии обычно не называются, поскольку впоследствии сложилось различение таких исследовательских целей, как измерение или построение субъективных шкал и проверка причинно-следственных гипотез. И если сначала книга А. Бине (1857—1911), посвященная проблеме определения умственного возраста, имела название "Экспериментальная психология", то в последующем тестирование интеллекта стало ветвью самостоятельной дисциплины, сочетающей приемы корреляционного и экспериментального подходов, психометрики как аспекта построения психологического измерения и качественного анализа данных, получаемых различным образом (на основе внешнего наблюдения и самоотчетов при использовании опросников, выполнения заданий и решения мыслительных задач и т.д.).

Вдохновленный книгой Фехнера, немецкий психолог Г. Эббингаус отказался от интроспекции и удачно реализовал подход к построению объективного метода в эмпирическом психологическом исследовании памяти. Он же открыл путь экспериментальному изучению навыков, продолженному на иных основах понимания объективности исследования в бихевиоризме.

Бихевиористские исследования, уделившие первостепенное внимание проблеме управления стимульными факторами, но опустившие в "черный ящик" любые психологизации как обсуждения неэксплицируемых и недоступных внешнему наблюдению базисных процессов, выработали требования к построению поведенческого эксперимента. При неразличении понятий психологической причинности и причинности физической (предполагает действие материальной причины), причинно действующих факторов (предполагает психологические законы как опосредствующие эмпирически устанавливаемые связи) и стимульных факторов тип бихевиористского эксперимента неоправданно отождествлялся с психологическим экспериментом вообще. Это породило множество споров о возможностях экспериментирования в психологии и даже противопоставления экспериментальной психологии (как базирующейся на естественнонаучной и тем самым якобы непсихологической парадигме) и психологии неэкспериментальной, к которой относили все иные эмпирически установленные психологические закономерности, основным критерием отличия которых было получение их вне рамок экспериментальных схем. Позитивными следствиями из этого могут служить, во-первых, вывод о связи типов экспериментирования с изменением критериев научности в психологии и, во-вторых, вывод о необходимости рефлексии содержательных оснований использования того или иного метода в целостной системе доводов — и рационального, и эмпирического характера, — используемых при мысленной реконструкции исследователем психологической реальности.

Г. Т. Фехнер, врач и физик, философ и первый психофизик, сформулировавший психофизическую теорию об отношениях между душой и телом, работал в г. Лейпциге, занявшем особое место в истории экспериментальной психологии. Фехнер дал психологии три классические методики измерения ощущения, т.е. операционализировал способы квантификации ощущений. Ему принадлежит формулировка основного (первого) психофизического закона — логарифмического роста силы ощущения в зависимости от изменения силы стимула и авторство одной из первых парадигм экспериментального исследования — психофизического эксперимента. В результате использования фехнеровских методик названных потом классическими методиками пороговых измерений, стало возможным построение субъективных шкал ощущений. Соответствующие индивидуальные опыты включали элементы формального планирования эксперимента, в частности, стратегию "рандомизации", или случайного порядка, при предъявлении стимулов разной величины в их общей последовательности.

Первым мэтром экспериментальной психологии справедливо называют В. Вундта, основавшего в Лейпциге в 1879 г. Институт психологии. Экспериментирование полагалось им в качестве метода изучения низших процессов. Для познания высших процессов им была предложена другая дисциплина — "психология народов" (Die Volker-psychologie). Два критерия экспериментального метода использовались в лаборатории в качестве дополняющих интроспекцию: 1) стандартизация условий, позволяющая сравнивать результаты разных исследователей; 2) аналитическое сравнение показателей, что помогает перейти от целостного описания субъективной реальности к выделению переменных.

Итак, аналитическое сравнение процессов в контролируемых условиях и воспроизводимость результатов выступили критериями перехода к объяснительной психологии, связавшей свой метод с представлениями о научном объяснении.

Представления о критериях научности в психологии существенно изменялись на этапах ее дальнейшего развития и в разных школах. Однако как ни разнились суждения о предмете исследования, например, в вюрцбургской школе или гештальтпсихологии, в рамках функционализма или бихевиоризма, эти направления имели теперь общую точку отсчета в представлениях об экспериментировании. Они реализовали совершенно разные схемы психологического мышления, но общность их видится более существенной, чем она предстает в историко-психологических работах. Это общность в понимании пути, который проходит психолог в реализации экспериментального исследования от теоретической гипотезы к эмпирически нагруженной, от общих представлений об изучаемом базисном процессе — к средствам операционализации экспериментального контроля, от полученных в управляемых условиях результатов — к обобщениям, интерпретирующим причинно-следственные отношения.

Пути психологических объяснений оказывались разными, но оценки соответствия метода поставленной задаче и приближенности психологического исследования к экспериментальному в профессиональной среде психологов приобрели сходные основания. Тем самым развитие разных способов экспериментирования выполнило в психологии интегрирующую роль, на которую безуспешно претендовали отдельные теории.

Методология психологии как учение о ее методах, а именно: о разработке и обосновании путей психологического исследования, может претендовать на статус относительно независимой дисциплины в психологической науке. Сегодня представления об экспериментальном методе в психологии не связаны прямо с принятием исследователем той или иной теоретической позиции. Однако понимание предмета исследования, а значит, и формулировка психологических гипотез, и интерпретация экспериментально полученных результатов не могут быть свободными от теории.

Первую концепцию сознания, противопоставленную структурализму Вундта и Титченера, на основе психологических исследований разработал В. Джеймс (1842—1910). Однако основателем американской экспериментальной психологии называют С. Холла (1846—1924), который в течение 3 лет учился в Лейпциге в лаборатории В. Вундта. Затем он стал первым президентом Американской психологической ассоциации. При изучении проблемы стадиальности развития животных и человека С. Холл вышел за рамки только лабораторных экспериментов. Основной его труд выполнен в рамках возрастной психологии и посвящен юношескому возрасту.

Из других предшественников следует назвать Джеймса Кеттэлла (1860—1944), который также получил докторскую степень у В. Вундта (в 1886 г.), а затем создал лаборатории психологии в двух американских университетах. Его экспериментальные исследования в области изучения ассоциаций, времени реакции, чтения, психофизики акцентировали проблему индивидуальных различий. Он первым ввел понятие интеллектуального теста {mental tests). Его преемниками стали Э. Л. Торндайк (1874—1949) и Р. С. Вудвортс (1869—1962). Первый — знаменитый автор метода проб и ошибок, примененного в исследованиях научения, а второй известен отечественному читателю как автор уже старого учебника экспериментальной психологии [Вудвортс, 1950]. Р. С. Вудвортс стал одним из лидеров функциональной психологии в США, поставившей целью изучить, как индивид посредством психологических функций приспосабливается к изменчивой среде, а также найти пути улучшения этого приспособления.

Во Франции основания научной психологии сформулировал Т. Рибо (1839—1916), который не занимался экспериментальной психологией в духе В. Вундта, а считал достаточным метод патологического исследования. Однако именно он сформулировал представление о предмете экспериментальной психологии, которая должна заниматься не метафизикой или обсуждением сущности души, а выявлением законов и ближайших причин психических явлений. Болезнь он рассматривал в качестве эксперимента, поставленного природой, и таким образом изучал болезни внимания, памяти, воли, личности. В дальнейшем автор генетической эпистемологии Ж. Пиаже (1896—1980) и А. Бине (в ряду других представителей нового поколения психологов) развивали идеи целостного подхода к изучению человека, которому, как писал Т. Рибо, не могли соответствовать ни немецкий атомизм, ни английский ассоцианизм.

Итак, не география, а методологическая преемственность позволяет выявлять общие основы метода экспериментирования в первых реализациях экспериментальных работ.

Пионерами в области экспериментирования можно назвать также П. Жане и А. Бине, которые, как и З. Фрейд (1856—1939), испытали на себе влияние Ж. Шарко (1825— 1893), у которого они были учениками в клинике Сальпетриер. Таким образом, ведущие основатели экспериментальной психологии отнюдь не были лабораторными затворниками, каждый из них существенное значение придавал и другим методам в психологии. В частности, методы наблюдения, генетический, патопсихологический методы дополняли способы построения ими психологического исследования в контекстах решения тех проблем, которые оставались за рамками узко понятого экспериментирования.

Взаимовлияние психологических школ Старого и Нового Света продолжилось и в середине XX в. После прихода к власти нацистов из Германии в США эмигрировал Курт Левин (1890—1947). Его экспериментальные исследования мотивации и целевой регуляции поведения сменились в американский период этапом экспериментирования в социальной психологии. Формула Левина о том, что поведение есть функция личности и среды, осталась ведущим принципом исследований целевой регуляции поведения, полное представление которых в зарубежной психологии дает X. Хекхаузен [1986]. Ученица К. Левина, а позже одна из основателей отечественной патопсихологии, профессор факультета психологии МГУ Блюма Вульфовна Зейгарник (1900—1988) продолжила развитие системы методов экспериментирования в отечественной психологии. Ее оценка специфики построения исследований в левиновской школе стала тем "знанием из первых рук", обращение к которому незаменимо па пути профессионализации современных студентов [1981, 1986, 1987].

Упоминание краткого списка имен является не столько данью исторической справедливости, сколько указанием на связь изучения системы методов исследований с методологией психологии, которая не рассматривается в данном учебнике в полном объеме, но должна быть обозначена. Речь идет о различиях построения психологи чес кого эксперимента к рамках отличающихся по своим содержательным позициям психологических школ. Своя специфика отличает различные эксперименты: бихевиористские, в школе К. Левина, психофизические, социально-психологические и т.д. Задача курса — представить то общее, что объединяет профессионалов, работающих в разных областях психологии, когда они претендуют на проведение экспериментального исследования, т.е. реализацию в эмпирическом исследовании экспериментального метода.

В отечественной психологии одним из первых примеров методологической работы на пути осмысления нормативов экспериментирования выступила концепция естественного эксперимента А. Ф. Лазурского (1874—1917), которую он предложил в 1910 г. на 1-м Всероссийском съезде по экспериментальной педагогике. Им же обсуждался прием, когда испытуемые не знают о том, что подвергаются психологическому изучению, получивший позже название слепого опыта. Понятие естественного эксперимента в концепции Лазурского предполагало различение таких структур организации исследования, как наблюдение и эксперимент. Однако оно мыслилось преодолимым, т.е. предполагалась не разработка форм контроля направленных воздействий (как следствие принятия условий причинного вывода при экспериментировании), а скорее организация ситуаций инициации тех или иных наблюдаемых закономерностей. Естественный эксперимент мыслился А. Ф. Лазурским как средняя позиция между строгим экспериментом и менее строгим наблюдением. В его характеристике предполагались возможность "диффузных" экспериментальных воздействий, а также приближение к естественным условиям жизни и деятельности субъекта.

Если рассматривать современные критерии оценивания внешней валидности эксперимента, включающие решение проблем соответствия экспериментальных факторов реальным условиям, то можно отметить, что А. Ф. Лазурский предвосхитил критерий классификации экспериментов, который связан с ориентировкой на типы переменных: эксперименты, "дублирующие реальный мир"; эксперименты "искусственные" и лабораторные.

В то же время введение им такого промежуточного типа исследования, как "естественный эксперимент", не нашло поддержки в последующем развитии психологии.

С одной стороны, в психологию вошли подходы к организации так называемых полевых исследований, или исследований в естественных условиях. С другой стороны, за понятием "эксперимент" закрепилась целая система его нормативных признаков (общих при разнице психологических школ и специфичных в рамках тех или иных нормативов психологических объяснений), связанных с организацией разнообразных форм контроля при получении эмпирических данных и обосновании выводов с целью проверки определенного класса гипотез — каузальных. Экспериментальные исследования стали включать общие инварианты — структурные компоненты реализации экспериментального подхода в любой предметной области (обоснование причинного характера исследуемых зависимостей, выделение переменных и т.д.), по отношению к которым "диффузные" формы снижали бы достоверность данных и выводов.

В отечественной психологии возникли новые подходы, различные по формам контроля, характеру осуществляемых воздействий и соотнесению теории и интерпретационных гипотез. Их следует выделять в специальные типы исследований, во многом условно относимых к экспериментальным. Например, схемы методик "двойной стимуляции" в работах Л. С. Выготского и его учеников и метод "поэтапного формирования умственных действий и понятий" П. Я. Гальперина и его школы. Оба этих типа организации исследований существенно отличаются по структурам психологических гипотез и интерпретационных доводов от той линии развития экспериментирования, которая сложилась для проверки каузальных гипотез. Они предполагают ориентировку исследователя на структурно-функциональные гипотезы, включают компоненты диагностики (базисных процессов) и больший диапазон для проявления саморегуляции — в методиках двойной стимуляции (параграф 13.3) — или отсечения самостоятельной активности испытуемого в формирующем эксперименте по сравнению с обычными экспериментальными процедурами [Гальперин, 1980).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >