Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Публичная политика: понятие, акторы, публичное действие

Сети публичной политики: современные подходы

До 1990-х гг. подход к сетям публичной политики был кумулятивным. Термины "сообщество" и "сеть" соперничали между собой при обозначении исследуемого феномена. Что касается предложенных типологий, они не имели целью улучшить существующие типологии, а стремились выдвинуть новый способ видения сетей на основе частных постулатов. А поскольку эмпирическая база была незначительная, дебаты носили в большей мере абстрактный характер.

В 1990-е гг. анализ сетей публичной политики стал строиться на основе эмпирических исследований с использованием возможностей сравнительного анализа. Это способствовало дальнейшему уточнению как терминологии, так и типологии сетей. Термин "сеть" получил повсеместное признание, а термин "сообщество публичной политики" стал употребляться в качестве характеристики особой формы сети.

Это, однако, не означало того, что понятие "сеть публичной политики" получило свое полное научное понимание и объяснение.

Во-первых, несмотря на признание многими исследователями понятия "сеть публичной политики", в настоящее время не существует его операционного определения. Ч. Хэй, один из немногих авторов из числа тех, кто занялся этой проблемой, столкнулся с такими вопросами:

Каким образом нужно трактовать отношения между коллективными акторами сети и индивидуальными акторами, которых эта сеть включает? Как образуются и каким образом трансформируются сети? Какие напряжения существуют внутри сетей, и как они могут быть преодолены? Каким образом исчезают некоторые сети?

Поиск ответов на эти и другие вопросы, на первый взгляд неожиданно, привел к осмыслению того, что в политической теории и практике получило наименование коалиций. При этом аналитики сетей публичной политики стали опираться на структурный анализ социальных сетей.

Во-вторых, в процессе научного осмысления феномена сетей публичной политики постепенно стало признаваться, что сети отличаются одна от другой. Более того, на основе эмпирических исследований было выяснено, что очень редко одна и та же коалиция актеров участвует в производстве определенной публичной политики.

Большинство исследований сетей публичной политики строятся с учетом процессов возникновения, формулирования и осуществления политики. При этом особое внимание привлекает, безусловно, все то, что связано с формулированием политики как процесса, в котором сети являются особенно активными элементами. Это, однако, не означает, что одна и та же сеть будет оказывать преобладающее влияние и в двух других процессах. Сеть может господствовать над процессом формулирования, что не означает, что она будет контролировать процесс возникновения, и особенно процесс осуществления политики. Классическое, по определению В. Лемье, произведение Д. Прессмана и А. Вильдавски это наглядно демонстрирует.

Наконец, специалисты сетей публичной политики только недавно начали интересоваться отношениями между характеристиками сетей и содержанием публичной политики. Ключевым вопросом здесь является знание того, каким образом конфигурация и действие сетей позволяют объяснить различие содержания публичной политики.

Сети как коалиции. Теория коалиций

Современная теория коалиций берет начало в произведении Д. фон Нейманна и О. Моргенстерна (1944) о теории игр В играх, в которых участвуют более двух игроков, их участники иногда имеют интерес объединяться на основе правил игры, это позволяющих. Объединение происходит тогда, когда есть возможность для каждого игрока получить больший выигрыш в сравнении с тем, что он мог бы получить, действуя в одиночку. Т. Кэплоу в своем произведении о триадах воспринял и использовал эту идею, в частности, при проведении лабораторных опытов. Если А имеет ресурс величиной 4, В – ресурс величиной 3, С – величиной 2, то А будет господствовать над В и над С, если будет вести раздельную против них игру. Но если В и С объединятся, то они в игре против А могут над ним господствовать. Предвидя возможность такой игры, А может объединиться с С. Теоретики игр, в свою очередь, тоже использовали подход, связанный с изучением возможных коалиций в данной ситуации в поисках теоретического "решения" и в реальной практике.

В начале 1960-х гг. два исследователя придали теории коалиций экономическую ориентацию, отличную от подхода фон Неймана и Моргенстерна. Одним из первых исследователей, попытавшимся применить иной подход, отличный от экономического, был У. Райкер. Он, в частности, полагал, что в играх с нулевым результатом, когда игроки могут торговаться по поводу вступления в коалицию на основе частичной платы (side-payments) или когда информация является полной, образуется коалиция минимального выигрыша, т. к. в такой коалиции надежда на выигрыш союзников является самой большой. Математический расчет возможного распределения выигрыша между тремя игроками показывает, что выигрыш больше в среднем в коалиции между ними, чем в коалиции А с В или А с С.

В это же время У. Гэмсон предложил более комплексную теорию, в которой желаемый выигрыш является только одним из искомых параметров образования коалиции. Другими параметрами были ресурсы акторов, их неутилитарные предпочтения и покушение на порог решения. Так, если предположить, что А, В, С располагают 4, 3, и 2 голосами соответственно, то коалиция В и С принесет больше пользы, если большинство является не просто большинством, а большинством в 2/3. У. Гэмсон полагает, что выигрыш члена коалиции пропорционален ресурсам, которые он в него внес. В ситуации простого большинства коалиция между В и С выразилась бы в нашем примере распределением между В – 60% и С – 40%.

Другие авторы, например Д. М. Черткоф, добавили параметры, но применительно в основном к экономической теории, в которой предпочтения являются неутилитарными для акторов. Предпочтения рассматриваются большинством авторов как принуждения, привносимые рациональностью. При этом полагается, что данная рациональность является экономической в большей мере, чем другие основания рациональности.

Эмпирическое исследование правительственных коалиций показало, что коалиции минимального выигрыша, в смысле Райкера, существуют только ограниченно. Это связано с тем, что конкретные коалиции образуются с учетом идеологического соседства или, говоря иначе, – с учетом отношений между партиями.

Речь в данном случае идет о том, что Гэмсон называл неутилитарные предпочтения актеров. Случается, как это показал К. Стром, что правительственные коалиции являются миноритарными и поддерживаются лишь благодаря разделению между партиями, являющимися соперниками. Некоторые из лидеров этих партий могут приглашаться в правительственную коалицию, но они предпочитают оставаться в оппозиции. Согласно К. Строму, это происходит на основе оценок экономического свойства, учитывающих цену и выгоды среднесрочного действия, что приводит их к выводу о том, чтобы не участвовать в правительственной коалиции.

Очень мало работ посвящено анализу коалиций при изучении публичной политики. Это объясняется в значительной мере количественной природой основных течений теории коалиций, которые мало приспособлены к изучению этого вопроса применительно к неправительственным коалициям, которые могут осуществляться в реализации публичной политики.

Американский социолог П. Сабатье, в отличие от многих других ученых, стремился придать центральное место коалициям при изучении публичной политики. Он полагает, что внутри подсистемы публичной политики актеры могут объединяться в определенное число соперничающих между собой коалиций (advocacy coalitions), составленных из лиц, принадлежащих к разным организациям, которые разделяют некоторые верования и которые действуют конкретным образом. Эти коалиции, число которых достигает от 2 до 4, имеют стратегии, способные вести к конфликтам с другими коалициями, откуда возникает необходимость политических посредников (policy brokers), которые являются арбитрами в конфликтах.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы