Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Мировая экономика

Роль государства в экономике, экономическая и социальная политика

Государственный сектор

Специфика экономики, географические, природно-климатические и иные условия, малонаселенность огромных территорий с богатыми природными ресурсами обусловили высокую экономическую активность канадского государства на всех уровнях власти: федеральном, провинциальном и муниципальном. Отсюда следует органическая востребованность методов кейнсианского регулирования, вплоть до начала 1990-х гг., когда они стали "заменяться" ускоренной либерализацией, т.е. стал происходить демонтаж традиционной экономической политики. Основные изменения произошли в государственном секторе экономики. В 1940-1980-х гг. в собственности государства (федерального и провинциального правительств) находилось большое количество корпораций в промышленности, транспорте, энергетике, строительстве, торговле, связи, в финансово-кредитной сфере, коммунальном хозяйстве и пр. Они составляли не менее 25-30% национального богатства (is стоимостной форме).

Железнодорожный транспорт, пассажирские авиаперевозки, средства международной связи со всеми странами мира - все они находились главным образом в собственности федеральных коронных корпораций ("Кэнэдиан нэшенал рэйлуэйз", "Эйр-Кэнэда" и др.). С середины 1990-х гг. после проведения массовой приватизации почти все эти и другие предприятия перешли в частную собственность. Морские и речные порты, аэропорты, каналы и иные инфраструктурные предприятия, также находившиеся в течение всех послевоенных десятилетий в государственной (на уровне федерации и провинций) собственности, были повсеместно трансформированы в смешанные или частно-государственные консорциумы. Оказалась ликвидированной система субсидирования автоперевозок, железнодорожного и водного транспорта. Это, однако, не принесло ожидаемого эффекта, и более того, усугубило проблемы - произошло резкое увеличение затрат, эффективность не повысилась, модернизация не осуществлялась, при том что стала сокращаться занятость в них. Таким образом, приватизация государственной собственности в Канаде дала очевидный отрицательный эффект. Возможно, поэтому государство не отказалось полностью от прямых форм воздействия на экономические процессы, т.е. от использования государственного предпринимательства. Во многих провинциях Канады (Квебек, Ньюфаундленд, Степные провинции) продолжают действовать государственные компании, являющиеся их собственностью, и они показывают высокую эффективность и конкурентоспособность (в нефтедобыче, энергетике, транспорте, торговле и т.д.).

Но в целом акцепт экономической политики был перенесен на традиционные для либерально-монетарной политики методы бюджетного и кредитного регулирования. Отметим, что эта трансформация существенно ослабила внутреннюю устойчивость системы. Это, в частности, сказалось в том, что кризис, начавшийся в конце 2007 г. в Америке, раньше, чем на другие страны, перекинулся в Канаду - первоначально в жилищно-строительную отрасль и связанную с ней сферу страхования жилья, затем в финансово-банковский сектор и промышленность (автомобильные и сталелитейные заводы) и др. Но спад в экономике Канады в 2008-2009 гг., однако, был меньшим, чем в США, и составил 1,1%; с конца 2009 г. в стране начался медленный подъем.

Экономическая политика государства и федерально-провинциальные отношения

В силу федеративного государственного устройства Канады, где провинции и территории обладают значительными полномочиями, в том числе в вопросах, касающихся развития внутренних и внешнеэкономических связей, процесс выработки экономической, социальной, торговой и инвестиционной политики в обязательном порядке включает регулярные консультации федеральной власти с региональными администрациями, объединениями предпринимателей и неправительственными организациями. В послевоенные десятилетия, особенно в 1960-1980-е гг., Канада неоднократно оказывалась в "зоне кризиса", в основном из-за квебекского вопроса: франко-канадцы стремились к образованию самостоятельного государства. В основе конфликта между двумя народами-основателями, франко-канадцами и англо-канадцами, несомненно, находилось социальное неравенство: первые значительно уступали вторым по показателям уровня жизни, образования, отношения к собственности. Канадское государство, особенно в период премьера Пьера-Эллиота Трюдо (в 1960-1970-е гг. и в первой половине 1980-х гг.), сделало немало для ликвидации такого неравенства. В результате, как представляется, острота этнических противоречий значительно спала. Однако Квебек, а вслед за ним и другие провинции добились предельно высокой самостоятельности в провинциальной экономической политике, несравнимой ни с одним другим федеративным государством. Это касается налоговой системы, использования природных ресурсов, промышленной и инвестиционной деятельности, привлечения иностранного капитала и развития внешнеэкономических связей.

В XX в. в стране образовались мощные региональные экономические группы, которые стали добиваться расширения полномочий провинций для более эффективного отражения своих интересов в политике федерального правительства. Под их непрерывным нажимом Оттава непрерывно уступала провинциям часть своих полномочий. В итоге Канада стала одной из самых децентрализованных федераций в мире, и процесс этот продолжается, ослабляя целостность страны. Главным политическим механизмом урегулирования разногласий и противоречий между центром и субъектами федерации стали федерально-провинциальные конференции, вначале специальные, связанные с решением конкретного вопроса, а затем регулярные - на уровне глав федерального и провинциальных правительств, а также министров, руководящих аналогичными ведомствами (например, финансов, просвещения и т.п.). Наиболее эффективным экономическим рычагом противодействия ослаблению федерации являются так называемые уравнивающие платежи, которые выделяются центральным правительством из федерального бюджета более бедным провинциям для поддержания в них среднего по стране уровня социального обеспечения и налогообложения. Федеральное правительство стремится укрепить экономическое единство федерации, выступая за устранение многочисленных ограничений торговли, которые с давних пор существуют между провинциями. Еще в 1994 г. Оттава добилась согласия провинций на ликвидацию подобных препятствий для взаимной торговли, однако реализация этого решения идет с трудом, особенно в Квебеке, требующем для себя особых прав на введение мер по защите своей уникальной культуры, прежде всего французского языка. Остальные англоязычные провинции, прежде всего Британская Колумбия и Альберта, также постоянно выступают за расширение своих исключительных полномочий, ссылаясь на особый статус Квебека.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы