Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Страховое дело arrow ПЕНСИОННОЕ СТРАХОВАНИЕ И ОБЕСПЕЧЕНИЕ
Посмотреть оригинал

Социальное или частное страхование: возможности применения капитализируемых финансовых ресурсов для пенсионного страхования

В последние три десятилетия центром дискуссии о дальнейших путях развития пенсионных систем являлся выбор между двумя моделями финансирования пенсионной системы — распределительной и накопительной, основанной на индивидуальных счетах и находящейся в управлении частных компаний. Замена распределительных систем накопительными в 1990-х гг. рассматривалась часто как панацея, способная разрешить все существующие проблемы.

С макроэкономической точки зрения между этими видами пенсионного страхования принципиальной разницы не существует, поскольку при применении любой из этих двух форм резервирования финансовых ресурсов современный застрахованный будет претендовать на часть продукта, произведенного будущими поколениями. Фактически и распределительная, и накопительная системы пенсионного обеспечения — есть механизмы распределения произведенного продукта между активными и неактивными членами общества[1].

Распределительная система организована с акцентом на коллективную и профессиональную солидарность; накопительная — отдает предпочтение индивидуальной ответственности (она ближе к частному страхованию).

Пенсионные программы, основанные на том или ином методе финансирования, подвержены различным рискам и имеют свои достоинства и недостатки. Так, распределительная система финансирования оказывается под угрозой в силу развития демографических процессов, в первую очередь из-за старения населения, выражающегося в увеличении демографической нагрузки по причине снижения уровней рождаемости и смертности и увеличения ожидаемой продолжительности предстоящей жизни, особенно в старших возрастах. В итоге — повышается пенсионная нагрузка на работающих.

Поэтому состояние распределительных пенсионных систем напрямую зависит от демографических изменений, ситуации на рынке труда и экономического состояния общества.

Достоинством распределительной пенсионной системы является ее гибкость и способность к корректировке параметрических характеристик (размер пенсии, коэффициент замещения и т.д.). При необходимости можно изменить «правила игры» и сразу их реализовывать на практике. Например, если меняются правила и ставки пенсионных взносов, то меняются размеры и порядок выплаты пенсий. Однако этот же факт можно рассматривать и как один из возможных недостатков распределительной системы, параметры которой, таким образом, могут оказаться объектом политических манипуляций.

Философия накопительной пенсии принципиально другая, она опирается не на коллективистскую солидарность, а на индивидуалистический подход и личную ответственность каждого гражданина за формирование своих пенсионных прав. В идеале она предполагает замену государственной пенсионной системы частными финансовыми структурами, организованными в целях предоставления услуг для индивидуального накопления финансовых ресурсов, источником которых выступают страховые платежи работодателя, самого работника и инвестиционный доход.

К преимуществам накопительного метода финансирования относят:

  • — независимость пенсионных систем от демографической ситуации;
  • — предоставление свободы выбора и обеспечение большей дифференциации размеров пенсий в зависимости от размеров заработной платы и эффективности использования капитализируемых накоплений;
  • — увеличение совокупных национальных накоплений финансовых ресурсов, что приводит к увеличению инвестиций в экономику и экономическому росту.

Это набор классических аргументов в пользу накопительной системы. В реальной жизни все обстоит сложнее и не так однозначно. Например, демографический фактор, с которым накопительная система якобы справляется достаточно успешно. В действительности это — иллюзия. ЭРС в настоящий момент переживают так называемое старение сверху, связанное с увеличением ожидаемой продолжительности жизни в старших возрастах. Данный процесс будет оказывать на накопительную систему такое же влияние, какое процесс старения оказывает на распределительные системы, однако это воздействие по своим последствиям будет перенесено с уровня общества на индивидуальный уровень.

Увеличение ожидаемого периода выплат потребует от застрахованного решения той же задачи «проклятого треугольника», что от общества в целом при приспособлении параметров распределительной пенсионной системы к процессу старения населения. Работнику придется:

  • а) либо увеличить уровень отчислений на этапе накопления;
  • б) либо согласиться на сокращенный размер пенсии;
  • в) либо выйти на пенсию в более старшем возрасте (либо найти оптимальное соотношение этих трех подходов). Однако это будет его индивидуальный выбор, ответственность за который будет нести не общество, а он сам.

Существует мнение, что введение накопительной системы должно привести к значительному росту нормы сбережений и инвестиций. Однако на настоящий момент это суждение не подтверждено достоверными данными, а для стран со слабо развитыми финансовыми институтами это вообще создает дополнительные риски для их финансовых и бюджетных систем.

Дело в том, что успешное использование долгосрочных пенсионных ресурсов требует наличия комплекса внешних и внутренних условий: устойчивого экономического роста и эффективного финансового регулирования (и это в условиях частых финансовых кризисов, носящих локальный и международный характер), исключающих ценовые всплески; отлаженной банковской системы и системы финансовых инструментов, обеспечивающих надежность и бесперебойность их функционирования, дешевизну их услуг; развитой сети инвестиционных механизмов, позволяющих обеспечить постоянный и высокий спрос на постоянные ресурсы.

Появление пенсионных систем с использованием индивидуальных счетов (условно-накопительных систем) нарушило монополию накопительных программ на схемы с установленными размерами взносов.

В пенсионных системах с фиксированными размерами выплат размер пенсий ее участников при наступлении различных обстоятельств определен заранее. Исходя из размеров пенсий, установленных условиями и нормами пенсионного обеспечения, с помощью использования актуарных методов определяется необходимый размер взносов и иные параметры финансового механизма, которые гарантируют выполнение обязательств пенсионной системы.

Размер взносов может быть фиксирован (в Великобритании) или привязан к определенной доле заработной платы (дохода). Пенсия может выплачиваться в фиксированном размере и не зависеть от величины заработной платы, или в размере, пропорциональном величине заработной платы (с учетом продолжительности стажа и других факторов).

В пенсионных системах, основанных на фиксированных взносах, каждый работник отчисляет страховые средства на личный счет. Размер пенсии зависит от объема накопленных пенсионных ресурсов и начисляемых на них процентов — инвестиционного дохода или условной ставки процента в рамках условно-накопительных систем. Аккумулированный капитал (реальный или условный) обычно конвертируется в аннуитет по установленным правилам или используются иные схемы расходования средств. Размер пенсии при этом заранее не определен, что ставит застрахованного работника в состояние неопределенности на счет размеров его будущей пенсии.

В то же время такие схемы гарантируют эквивалентность накопленных ресурсов и прав на получение пенсии, и тем самым создают мотивационные механизмы для своевременной уплаты взносов. Однако для работников с низкой заработной платой такая пенсионная система не исключает риска того, что объем накопленных средств на личном пенсионном счете будет недостаточным для получения приемлемой по размеру пенсии.

Большинство индустриально развитых стран используют в качестве базового метода финансирования своих пенсионных систем распределительный метод, дополняя его в различных долях накопительным компонентом (табл. 13).

по

Финансирование государственных пенсионных систем в Западной Европе

Таблица 13

Ill

Страна

Источники финансирования

Ставки взносов работника и работодателя

Государственные субсидии

Система финансирования

Австрия

Взносы

12,55/10,25

Любой дефицит; стоимость пособий по нуждаемости

Распределительная

Бельгия

Взносы и госсубсидии

8,86/7,5

20%

То же

Дания

Базовая пенсия за счет налогов, дополнительная — за счет взносов

Только для дополнительной пенсии: 2/3 работодатель, 1/3 работник

Базовая пенсия финансируется государством

Распределительная для базовой пенсии, смешанная — для дополнительной

Финляндия

Национальная пенсия за счет налогов, профессиональная — за счет взносов

22,75/4,6

Различная для различных схем

Распределительная, частично накопительная

Франция

Взносы

9,8/6,65

Распределительная

Германия

То же

9,75/9,75

Около 18%

То же

Греция

Взносы, госсубсидии

13,33/6,67

Госсубсидии для покрытия дефицита

То же

Ирландия

То же

Взносы включены в единообразные взносы по временной нетрудоспособности и материнству

Расходы, превышающие пенсионные, социальные пенсии и досрочные пенсии покрываются государством

То же

Окончание табл. 1.1

112

Страна

Источники финансирования

Ставки взносов работника и работодателя

Государственные субсидии

Система финансирования

Люксембург

Взносы

8/8

1/3 общего взноса 24%

Распределительная

Нидерланды

То же

8,9/19,5

То же

Норвегия

То же

14,1/7,8

3/4 госсубсидии

То же

Португалия

То же

Взносы включены в единообразные взносы на пособия по временной нетрудоспособности и материнству

Госсубсидии

Распределительная + консолидированный фонд

Испания

То же

Взносы включены в единообразные взносы на пособия по временной нетрудоспособности и материнству

Регулярные госсубсидии

Распределительная

Швеция

То же

11,91/7

25% на базовые пенсии

Распределительная,

накопительная

Швейцария

Взносы + госсубсидии

11,9/11,9

20%

Распределительная

Великобритания

Взносы

Взносы включены в единообразные взносы на пособия по болезни и материнству

Полную стоимость пособий по нуждаемости и другие виды без- взносовых пособий

То же

Источник: Комиссия Европейских сообществ, Министерство здравоохранения США. Вашингтон, 2012. С. 53.

Финансирование пенсионных систем может представлять комбинацию обоих элементов, что недавно было предложено в Швеции. В схемах с выплатами за счет государственного бюджета невозможно измерить, как взносы распределяются между работодателями и работниками. С финансовой точки зрения распределительная система может финансироваться как за счет налогов, так и за счет взносов. В обоих случаях пенсии должны выплачиваться за счет текущих доходов. Накопительные системы, напротив, выплачивают пенсии за счет накопленных средств.

Системы финансирования частных пенсионных схем различны по своим механизмам. В значительном количестве стран профессиональные схемы действуют по накопительному принципу. Также обычным является практика покупки работодателем полиса страхования жизни для своих работников, что означает финансирование работодателем страховки.

Во взносовых системах финансовая нагрузка, как правило, распределяется между работодателями и работниками. В Швейцарии, Германии и Люксембурге, например, страховые взносы работодателя и работника одинаковые, в то время как в Бельгии, Финляндии, Франции, Греции, Италии и Норвегии работодатель платит больше, чем работник.

С точки зрения работника наибольший интерес представляет размер чистого заработка. Работники и профсоюзы принимают это во внимание при проведении переговоров по зарплате. Работодатель рассматривает свои страховые взносы подобно страховым взносам работников как стоимость труда. Опыт показывает, что в странах со взносовыми системами работники рассматривают пенсии как активы, а свои взносы — не как налоги, идущие в общий бюджет, а как собственные сбережения для выхода на пенсию.

Затруднительно в общем виде проанализировать роль государства в финансировании взносовых систем. Теоретически эти системы должны быть в состоянии финансировать расходы за счет страховых взносов, как это происходит во Франции, Нидерландах и Португалии. В других странах либо принят фиксированный размер государственных субсидий, либо государство покрывает весь дефицит.

Характеристикой систем, основанных на страховых принципах, является то, что формула исчисления пенсий учитывает периоды, за которые не выплачивались страховые взносы, например, в период получения образования, военной службы и ухода за ребенком.

Страховые системы, таким образом, принимают во внимание риски, которые должны покрываться всем обществом, а не только застрахованными лицами, и вполне оправдан перенос тяжести на всех налогоплательщиков, а не только на застрахованных лиц.

Профессиональные пенсии финансируются без государственных субсидий, но налоговые льготы могут рассматриваться как субсидии и являются весьма важными для схем на добровольных началах. Финансовые последствия налоговых льгот весьма трудно оценить, поскольку

пз они зависят от нескольких обстоятельств. В Великобритании оценочная стоимость чистых налоговых льгот в 2012—2013 гг. составили более 8,6 млрд фунтов стерлингов.

Развитие накопительных пенсионных программ, средства которых находятся в управлении частных компаний, рассматривается многими специалистами, зарубежными и российскими, как единственный способ обеспечить устойчивость пенсионных систем. Наиболее активными сторонниками их введения являлись специалисты Всемирного банка. Опубликованный в 1994 г. их доклад1 положил начало дискуссии о методах финансирования пенсионных программ — распределительного и накопительного — и способах управления системой — государственного или частного.

Необходимость использования частных институтов для управления накопительными пенсионными программами и инвестирования пенсионных накоплений вызывало намного меньше сомнений. Слишком часто государственное управление пенсионными активами оказывалось неэффективным и политически мотивированным. Инвестирование средств осуществлялось не в интересах участников программы, а в целях, диктуемых внешними по отношению к пенсионной системе соображениями.

Вопрос о целесообразности введения накопительных пенсионных программ, а в особенности полной замены традиционных распределительных систем с установленными размерами взносов на системы с установленными размерами выплат вызывал (и вызывает) гораздо больше споров.

Например, с позиции застрахованных работников при использовании накопительных механизмов с установленными взносами трудно заранее оценить размер своей пенсии, поскольку данная система никаких обязательств в отношении пенсии не гарантирует.

В отличие от распределительных систем и накопительных систем с установленными выплатами, вопрос о сохранении приобретенных прав при достижении системой своей зрелости не стоит, а во главу угла ставится накопление страховых взносов, которые в будущем будут трансформированы в пенсию. Другими словами, ни пенсионная система как страховой механизм, ни государство как главный гарант функционирования пенсионной системы в данном случае не несут никакой ответственности за пенсионные права конкретного работника. Теперь работник самостоятельно в полной мере несет риски за зарабатывание своих пенсионных прав на протяжении всего трудового периода.

Средства пенсионного страхования на основе капитализации финансовых средств идеально подходят для финансирования долговременных инвестиционных проектов, имеющих большую социальную значимость и способствующих долговременному экономическому росту. Данный взгляд на роль инвестирования пенсионных накоплений связан с предположением, что такие инвестиции приносят положительную реальную норму прибыли и тем самым позволяют уменьшать зависимость от внешних заимствований.

С этой целью можно также предусмотреть такой инструмент, как долгосрочная облигация пенсионных накоплений, позволяющая их использовать для финансирования бюджетного дефицита. Процентная ставка по этой облигации должна основываться на ставках внутреннего рынка для правительственных займов. Наличие более высокой ставки означало бы, что правительство субсидирует систему; более низкая ставка означала бы, что система субсидирует государственный бюджет.

Расширение рынков капитала и растущее признание того, что успехи накопительных систем социального обеспечения зависят от результативности их инвестиционной деятельности, обусловили усиление внимания к регулированию этой деятельности, а также политики и практики учреждений социального обеспечения. Хотя инвестиционные неудачи пенсионных фондов в ряде стран, в сущности, отражают нестабильные и инфляционные условия в странах и неразвитость их рынков капитала, эти неудачи обусловили выдвижение предложений о серьезном реформировании существующих программ пенсионного обеспечения, которые зачастую подчиняют национальные пенсионные системы логике формирования и распределения капитала, а также стимулирования экономического роста. Поэтому необходимо нахождение баланса между социальными и финансовыми целями.

В пенсионных системах со значительной долей капитализированных ресурсов, в которых образуются долгосрочные резервы или страховой фонд, где накапливаются взносы, потребление откладывается до выхода на пенсию (либо инвалидности или смерти кормильца). Активы таких систем — это часть общенациональных сбережений застрахованных работников.

И хотя для этих систем можно подыскать подходящие инвестиционные проекты, во многих развивающихся странах и странах с переходной экономикой средства, имеющиеся для инвестирования, могут превышать возможности их использования в достойных проектах.

Кроме того, не должно быть никакого противоречия между социальными требованиями пенсионных систем и целями внутреннего капиталообразования в стране. Задача правительства организовать инвестиционную политику таким образом, чтобы она удовлетворяла обоим условиям развития — как пенсионного страхования, так и экономического развития страны. Для этого важно аккумулировать пенсионные средства и ими управлять так, чтобы инвестиционный доход позволял бы снижать ставки страховых взносов, а вкладывать их следует в такие проекты, которые смогли бы обеспечить реальный экономический рост и повышение производительности труда. Например, в виде возросшей прямой прибыли предприятия или косвенной отдачи в результате улучшения национальной инфраструктуры (телекоммуникаций, дорог или медицинских учреждений).

В тех случаях, когда капитализируемые средства используются для покрытия дефицита текущих государственных обязательств, они не способствуют повышению эффективности экономики страны и, скорее всего, не обеспечат положительную норму прибыли на капитализируемые средства. В сущности, часть взносов на пенсионное страхование превращается тогда в скрытую форму налогов. При этом государственный контроль над инвестированием пенсионных средств зачастую не позволяет предотвращать нецелевое их использование. Во всяком случае, если не удается избежать такой формы использования данных финансовых средств, то необходимо законодательно гарантировать рыночную ставку процента на заимствованные у пенсионной системы финансовые средства.

Следует иметь в виду, что накопительная система пенсионного страхования по объему своих финансовых ресурсов во многих странах является одним из наиболее значимых (если не самым значимым) финансовым институтом в стране. Поэтому она должна быть предметом особой ответственности государства, поскольку только при наличии действенных законов о защите в старости можно обеспечить финансовые накопления от финансовых рисков обесценения, что, в конечном счете, имеет решающее значение для благосостояния населения и социальной стабильности общества.

По мнению английского ученого Николаса Барра, накопительные системы сталкиваются с проблемами, близкими с теми, которые встают перед распределительными системами. Единственное различие состоит в том, что при накоплении с помощью капитализации средств процесс является не столь очевидным, а поэтому более предпочтительным для политиков, которым в большей степени импонирует, когда ожидаемые плохие прогнозы связаны с рыночными механизмами, а не с политическими решениями[2].

За прошедшее десятилетие позиция Всемирного банка претерпела существенные изменения[3]. Счет сбережений работника рассматривается как один из возможных элементов пятиуровневых пенсионных систем, и признается возможность ее реализации в различных вариантах.

Разнообразие эффективных подходов к формированию пенсионных систем подразумевает многовариантность их построения, исходя из конкретных обстоятельств и потребностей. Например, признается, что в некоторых странах в силу сложившихся политических и экономических условий единственно возможным вариантом остается наличие реформированной государственной системы, образованной за счет взносов и тем или иным образом увязанной с заработной платой, в сочетании с добровольными пенсионными программами. Варианты реформы во многом определяются существующей пенсионной системой, экономическими, институциональными, финансовыми и политическими условиями конкретной страны.

В то же время введение накопительных программ в рамках какого- либо компонента пенсионной системы при наличии существующих условий признается целесообразным в силу как экономических, так и политических причин. В экономическом плане это может привести к снижению нагрузки на экономику со стороны пенсионных систем и в определенной мере способствовать экономическому росту и развитию. В политическом — пенсионные обязательства обеспечиваются активами, которые защищены правами собственности, существование накопительных пенсионных программ может в большей степени гарантировать выполнение обществом своих пенсионных обязательств перед застрахованными.

Пионером введения накопительной пенсионной системы и страной, наиболее последовательно реализовавшей эту идею, безусловно, является Чили, полностью заменившая старую распределительную систему с установленными размерами выплат накопительной системой с использованием индивидуальных счетов, активы которой находятся в управлении частных компаний.

Девять стран Латинской Америки последовали примеру Чили. Распределительные пенсионные системы были полностью заменены частными накопительными программами в Боливии, Мексике, Сальвадоре и Доминиканской Республике; в Перу и Колумбии государственные пенсионные программы были реформированы и созданы параллельные частные пенсионные программы; в Аргентине, Уругвае и Коста Рике государственные программы были дополнены накопительными программами второго уровня.

В некоторых европейских странах в рамках национальных пенсионных систем были выделены относительно небольшие по размеру финансовые системы с установленными размерами взносов (накопительные пенсионные программы). Так, в Швеции 2,5% заработной платы застрахованного лица направляется на финансирование накопительной части пенсии. По 3,65% от заработной платы и ФОТ платят работники и работодатели в Польше на индивидуальный накопительный пенсионный счет. Взносы на накопительную пенсию составляют: 6% в Эстонии (2% уплачивает работник и 4% — работодатель), 2% в Болгарии (соответственно 0,5 и 1,5%), 7% в Венгрии (взнос уплачивается застрахованным). Накопительные пенсионные программы, построенные по профессиональному принципу, были введены в Австралии и Швейцарии.

Тридцать пять лет — возраст самой «старой» накопительной системы — чилийской. Это, конечно меньше, чем полный жизненный цикл пенсионной системы, и даже меньше, чем период аккумуляции. Однако он достаточный, чтобы можно было оценить первые итоги и посмотреть, насколько они оказались адекватны поставленным целям.

Сложнейшей проблемой при введении накопительных программ является обеспечение стоимости переходного периода. Переход к накопительным принципам означает, что работающее поколение должно финансировать две пенсии: свою собственную и существующих пенсионеров.

Для финансирования переходного периода использовались различные источники — бюджетный профицит, увеличение государственного долга, сокращение обязательств по старым программам или их полная отмена. В Чили, например, при осуществлении пенсионной реформы за счет бюджетных средств гарантировались права, накопленные застрахованными по старой пенсионной системе (актуарный эквивалент пенсии за отработанное в старой системе время), и выплата минимальной пенсии. Несмотря на то, что профицит бюджета составлял на тот момент около 5% ВВП, этих ресурсов оказалось недостаточно, чтобы осуществить указанные мероприятия одновременно. Правительству пришлось выпустить долговые обязательства, гарантирующие реализацию «старых» пенсионных прав в рамках новой системы.

В течение 35 лет государственные расходы на выплату пенсий в Чили (при практически полном охвате населения частными пенсионными программами) составляли 5—6% ВВП. Этот показатель вполне сопоставим с совокупными расходами на выплату пенсий в России.

В течение периода существования системы снижались расходы на выплату пенсий тем, кто остался в рамках старой системы, однако увеличивались расходы на обеспечение долга по накопленным пенсионным правам в старой системе для участников накопительной пенсионной программы и финансирование минимальных пенсий и пенсий по системе социального вспомоществования. Эксперты ожидают существенного роста расходов на обеспечение минимальных гарантий в будущем, поскольку оценивают, что накопления около 45% женщин окажутся недостаточными, и они будут получать минимальные пенсии или пенсии по системе вспомоществования.

Накопительным пенсионным программам не удалось решить и другую проблему — увеличить новой системой охват населения и сократить уровень уклонения от уплаты налогов. Напротив, во всех латиноамериканских странах после перехода к новой системе наблюдалось существенное снижение уровня охвата. В среднем доля участвующих в пенсионной системе сократилась в 10 странах с накопительными пенсионными программами с 38 до 26%. Даже в Чили, где ситуация относительно благоприятна, уровень охвата снизился с 64 до 57%.

Опыт латиноамериканских стран подтверждает и другое опасение, существовавшее в начале реформ, — крайне высокие административные расходы. Например, в Чили в 2014 г. они равнялись 19,8% от доходной части бюджетов пенсионных фондов. При установленном размере взноса в 10%, с учетом комиссии в 2014 г. они равнялись 12,26%. Средний уровень административных расходов в 10 странах составляет 20%, варьируя от 7% в Доминиканской Республике до 33% в Сальвадоре и 40% в Колумбии.

Сегодня в социальной поддержке, финансируемой из государственного бюджета, нуждаются более половины всех чилийских пенсионеров, участвовавших в накопительной пенсионной системе. Аналогичная ситуация сложилась в большинстве стран Латинской Америки, в Венгрии, Польше, Казахстане, где введены накопительные пенсионные системы.

По мнению экспертов МАСО[4], основными негативными последствиями перехода от распределительной к накопительной пенсионной системе являются:

  • — крайне низкий уровень вовлечения населения в накопительную пенсионную систему, что не оправдало ожиданий авторов реформы, связанных с повышением мотивации работников к формированию своих пенсионных накоплений и тем самым решением проблемы легализации теневых доходов;
  • — низкий уровень пенсий у значительного числа пенсионеров из-за низкой заработной платы большинства наемных работников и неспособности их к накоплению необходимых финансовых ресурсов на протяжении всей трудовой жизни для своего пенсионного обеспечения;
  • — неспособность государства изыскать крупные финансовые ресурсы на выплату минимальных и социальных пенсий в связи с упразднением перераспределительного механизма социальной солидарной взаимопомощи (от высокооплачиваемых категорий работников низкооплачиваемым когортам);
  • — расходование существенно больших финансовых средств по сравнению с распределительной системой, направляемых на управление накопительной пенсионной системой (НПФ и УК), за счет использования части пенсионных ресурсов.

Кроме того, специалисты отмечают отсутствие экономического эффекта ожидавшегося от капитализации пенсионных ресурсов в рамках накопительной пенсионной системы, что объясняется «высокой волатильностью норм возврата капиталовложений»[5].

В связи с низкой экономической эффективностью финансового механизма инвестирования пенсионных накоплений в условиях неразвитых финансовых рынков и финансовых инструментов, а также высокими издержками функционирования накопительной пенсионной системы практически все страны, использовавшие ее в качестве основного пенсионного института, либо совсем отказались от нее (например, Аргентина), либо сократили масштабы ее использования, дополнив национальные пенсионные системы распределительными пенсионными системами, финансируемыми за счет государственных дотаций (Чили, Уругвай, Венгрия, Казахстан, Польша, Словакия и др.).

  • [1] N. Barr. Reforming Pensions: Myths, Truth and Policy Choices // International SocialSecurity Review. 2002. Vol. 55, No 2; N. Barr and P. Diamond. The Economics of Pensions //Oxford Review of Economic Policy. 2006. Vol. 22, No 1; M. Гора. Возвращаясь к межпоколенному равновесию: ключевые понятия и пример новой польской системы // SPERO.Социальная политика: экспертиза, рекомендации, обзоры. 2006. № 4. Весна —лето.
  • [2] См.: Барр Н. Реформирование пенсионного обеспечения: мифы, правда и вариантывыбора политики // Материалы конференции МАСО. Август 2000. С. 27.
  • [3] Old Age income and Support in the 21st Century: An International Perspective on PensionSystems and Reform / Ed. R. Holzmann, R. Hinz. Washington, D.C. : World Bank, 2005.
  • [4] См.: Динамичное социальное обеспечение для Американского континента: социальное единство и институциональное разнообразие : доклад Международной ассоциации социального обеспечения. Женева, 2010.
  • [5] См.: Месса-Лаго К. Перестройка социального обеспечения: обозрение пенсионныхреформ и реформ здравоохранения в Латинской Америке. Охфорд : Oxford UniversityPress, 2008. С. 18.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы