Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Страховое дело arrow ПЕНСИОННОЕ СТРАХОВАНИЕ И ОБЕСПЕЧЕНИЕ
Посмотреть оригинал

ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В СФЕРЕ ПЕНСИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РОССИИ

Проблемы государственного пенсионного обеспечения населения в современной России

Российская пенсионная система не приблизилась к реализации ни одной из основных целей реформы. Вместо финансовой стабильности в первые же годы реформированная система столкнулась с дефицитом, который по всем прогнозам будет только нарастать. Несмотря на некоторый рост абсолютных размеров пенсий, вряд ли существующий уровень пенсий можно считать достаточным и приемлемым. Что касается относительного уровня пенсий, коэффициент замещения снижается, и нет никаких оснований ожидать его увеличения в будущем.

Экспертные оценки и отдельные социологические опросы свидетельствуют о том, что в России свое материальное положение большинство пенсионеров оценивают как неудовлетворительное.

Размеры пенсий по покупательной способности в последние 27 лет находились на удручающе низком уровне и существенно не приблизились к уровню 1990 г. (рис. 13)[1].

Сами методики оценки прожиточного минимума пенсионера и отнесения пенсионеров к категории «благополучных» или «бедных» страдают серьезными изъянами. Так, в прожиточной корзине для исчисления прожиточного минимума пенсионера отсутствуют многие виды потребностей, например, оплата транспортных услуг, а нормы на многие продукты питания и непродовольственные товары существенно занижены (мясо, рыбу, овощи и фрукты, лекарства и т.д.).

В развитых странах для оценки уровня и показателей бедности используют более совершенные методы, например, в Европе измеряют ее относительный уровень: там бедным считается человек с доходом меньше 60% медианного, т.е. среднего дохода по стране (медианный — это уровень дохода, ниже и выше которого располагаются по 50% населения страны). Соответственно, по европейским меркам, бедными являются примерно 25% россиян, а не 13%, как по российской методике. Американцы рассчитывают уровень бедности, исходя из расходов на продукты питания: их доля в потребительской корзине у тех, кого относят к категории бедных, должна составлять более трети всех расходов. С точки зрения этой методики бедных россиян в стране 28,8%.

Динамика изменения покупательной способности пенсий (соотношение среднего размера пенсии и прожиточного минимума пенсионера)

Рис. 13. Динамика изменения покупательной способности пенсий (соотношение среднего размера пенсии и прожиточного минимума пенсионера)

Близки к этим оценкам и оценки по социологическим опросам, проводимым аудиторско-консалтинговой компанией ФБК совместно с социологическим центром Юрия Левады, которые выявили, что людей, которые сами считают себя бедными, в 2 раза больше — примерно 25%. Это важный показатель, особенно если учесть, что социальная стабильность и темпы развития страны во многом зависят от того, кем ощущают себя ее граждане.

Данные специальных обследований дают основание выделить одиноких пожилых пенсионеров (почти 90% которых составляют женщины) в группу наиболее уязвимых, с точки зрения бедности.

Основными факторами бедности среди лиц пенсионного возраста являются:

  • • экономические — низкая заработная плата, безработица, неразвитые страховые механизмы, низкие размеры пенсий;
  • • демографические — неполные семьи, семьи с высокой нагрузкой иждивенцев, старшее поколение со слабыми позициями на рынке труда;
  • • регионально-географические — депрессивные монопромышлен- ные регионы, дотационные регионы с низким экономическим потенциалом, северные регионы, зависимые от централизованных поставок продовольствия и ресурсов.

Что касается задачи приближения пенсий хотя бы к уровню 1990 г., то ее решение откладывается на неопределенное время. Тогда средний размер пенсий был равен 2,3—2,4 набора прожиточного минимума и составлял приблизительно 52—54% от средней заработной платы по стране.

Сейчас средний размер пенсии составляет всего 165% от прожиточного минимума пенсионера и равняется 36% от средней заработной платы. Более того, по расчетам специалистов-актуариев всего через три-четыре года средний размер пенсии понизится до 32% и даже до 30% от средней заработной платы. Если же заработная плата работника была в 2—3 раза выше средней, то ситуация еще плачевней: размер пенсии составляет уже сегодня только пятую, а то и шестую часть от заработной платы. Столь несправедливой пенсионной системы, пожалуй, нет ни в одной из развитых стран мира.

Во многом сложившаяся ситуация объясняется разделением в ходе реформы 2002 г. пенсионной системы на три составляющие (базовую, страховую и страховую — накопительную пенсии), что привело к существенному уменьшению ресурсов, направляемых на выплаты текущих пенсий, к разноскоростному начислению пенсий, существенному отставанию индексации пенсий от темпов роста заработной платы[2].

Цели пенсионных реформ 2002 и 2014 г. не только не были достигнуты, их результаты оказались для пенсионеров еще более несправедливыми, чем до реформ, уменьшится и социальная эффективность пенсионной системы в среднесрочной перспективе (рис. 14).

Как показывают расчеты (и видно на рис. 14), государство в полном объеме не обеспечивает реализацию пенсионных прав значительной доли пенсионеров, заработная плата которых в период трудовой деятельности была выше средней заработной платы по стране (у работников угольной, горной, металлургической, нефтяной, газовой и ряда других отраслей экономики). Диапазон нереализуемых прав составляет 40—60% от тех объемов страховых сумм, которые были накоплены в течение трудового периода. В дальнейшем положение будет только ухудшаться (рис. 15).

Таким образом, долгосрочной тенденцией в пенсионной системе России остается снижение коэффициента замещения, что свидетельствует о системном кризисе национальной пенсионной системы, преодолеть который возможно лишь путем коренных ее преобразований, с помощью государственного регулирования системы заработной платы в стране, а также проводя активную государственную политику по созданию рабочих мест.

Динамика коэффициента замещения пенсий (%) и финансовое поле нереализованных прав пенсионеров

Рис. 14. Динамика коэффициента замещения пенсий (%) и финансовое поле нереализованных прав пенсионеров:

--коэффициент замещения в среднем по стране;--коэффициент

замещения у работников угольной, горнорудной и металлургической отраслей

Динамика коэффициента замещения пенсий в России в 1950—

Рис. 15. Динамика коэффициента замещения пенсий в России в 1950—

2020 гг.

Для сравнения: стратегической установкой западноевропейских стран является ориентация на сохранение достигнутого уровня пенсий (выполнение обязательств по ранее заработанным пенсионным правам), что можно проиллюстрировать динамикой стабильно высокого коэффициента замещения на протяжении последних 50 лет и положительными перспективами в течение ближайших 15 лет (рис. 16).

Динамика коэффициента замещения пенсий в системе обязательного пенсионного страхования в странах Западной Европы 1950—2010 гг. и прогнозные оценки его изменения

Рис. 76. Динамика коэффициента замещения пенсий в системе обязательного пенсионного страхования в странах Западной Европы 1950—2010 гг. и прогнозные оценки его изменения

Каковы причины столь крупных неудач в осуществлении пенсионной реформы? Их несколько. Во-первых, перевод страховых взносов с 2001 г. в режим налогов (единого социального налога — ЕСН) существенно подорвал страховые мотивационные механизмы сбора взносов.

Во-вторых, неоправданное с позиции обязательного пенсионного социального страхования отвлечение финансовых ресурсов на базовую (фактически социальную) пенсию и на накопительную пенсию (для молодых поколений работников), не позволяющее в полном объеме выполнять обязательства перед застрахованными.

В-третьих, две вышеуказанные причины не позволили сформировать институт пенсионного страхования, который в состоянии справиться с генеральной задачей по установлению тесной зависимости между величиной пенсии и размерами взносов.

За последние 27 лет пенсионная система России претерпела существенные изменения. Произошло формирование каркаса страховых пенсионных институтов, включающих обязательные виды социального страхования, корпоративные пенсионные программы и личное пенсионное страхование. В основном (еще не полностью) разграничены по финансовым источникам системы социальной помощи, страхования и государственного социального обеспечения. В значительной степени создана страховая инфраструктура учета и контроля за выплатами пенсий.

Особо следует выделить формирование пенсионных институтов, основанных на самых современных пенсионных технологиях — системе условно-накопительных счетов и обязательной накопительной составляющей. Несмотря на возникающие проблемы, новые пенсионные институты доказали свою жизнеспособность; вызывает сожаление, что они не развиваются.

Исправление определенных деформаций, допущенных в ходе пенсионной реформы 2002 г., законодатели и исполнительная власть осуществили в 2010 г. Для этого была проведена валоризация дореформенных пенсионных прав, их повышение с позиции покупательной способности пенсий. В качестве ориентира был взят критерий «доведения минимального размера пенсий до уровня регионального прожиточного минимума пенсионера», а также использован механизм опережающей индексации базового размера пенсий.

Эти меры позволили существенно увеличить уровень пенсий. Средний размер трудовой пенсии вырос практически в 1,5 раза, а ее относительный уровень (по отношению к доходам работающего населения) достиг почти 40%. Тем самым были в значительной степени исправлены перекосы в реализации пенсионных прав граждан, приобретенных в советский период.

В то же время, как отмечают эксперты1, столь существенное увеличение размеров пенсий было проведено не за счет внутренних ресурсов пенсионной системы (уже разбалансированной к тому моменту), а за счет масштабного привлечения внешних — бюджетных — источников финансирования. Отмечается институциональная незавершенность формирования эффективных институтов пенсионного страхования в России как с позиции законодательного оформления институциональной базы, так и с позиции создания условий для эффективного функционирования финансовых механизмов.

Во многом трудности становления национальной системы пенсионного страхования связаны с тем, что изначально в стране не была принята доктрина формирования институтов пенсионного страхования как важнейшего компонента доходов населения, органически связанного с системой заработной платы, демографической политикой и политикой на рынке труда. В конечном счете это объясняет отсутствие четко обозначенных целей и программы действий в данной области, является причиной «размытости» и непоследовательности управленческих воздействий, для которых применимо известное высказывание: «шаг вперед, два — назад».

Например, в 2001 г. страховые взносы работодателей (в пользу работников) в государственные внебюджетные фонды были заменены на единый социальный налог (ЕСН), придав тем самым данному виду платежей налоговый характер, что противоречит самому духу и сути социального страхования.

Кроме того, были отменены страховые отчисления работников в ПФР, а накопленные по этому источнику пенсионные права работников ликвидированы, без сохранения каких-либо обязательств со стороны государства перед застрахованными лицами. В 2005 г. был существенно снижен размер ЕСН, что привело к устойчивому существенному дефициту бюджета ПФР.

Последствиями таких контрпродуктивных мер стало снижение уровня социальных гарантий в системе социального пенсионного страхования и возврат к государственному социальному обеспечению по типу недавнего социалистического прошлого, но при этом размер дотаций из государственного бюджета определен в несравненно меньших пропорциях и объемах, чем это было в советское время. В итоге получился своего рода эклектический набор элементов и механизмов социальной помощи, государственного социального обеспечения, социального страхования и личного страхования (накопительная часть пенсионной системы), который не имеет каких-либо перспектив на развитие в дальнейшем.

Данная политика привела к отрицательным результатам и потребовала существенной корректировки, которая была частично проведена в 2010 г., но не позволила создать условий для завершения формирования эффективных институтов пенсионного страхования.

Достаточно отметить, что в стране до сих пор отсутствует статистическая база, позволяющая оценивать пенсионные права каждого застрахованного, и на этой основе проводить расчеты своей возможной пенсии, без чего граждане страны лишены возможности в течение своей трудовой жизни оценивать возможные размеры своей будущей пенсии. Это лишает их рычагов влияния на формирование своих пенсионных прав и не стимулирует к личному участию в финансировании своей будущей пенсии.

Аналогичная ситуация с управлением государственными пенсионными обязательствами. Государственные органы управления, включая Минфин России, Минздрав России, ПФР, не располагают самыми важными статистическими данными по ежегодным объемам финансовых пенсионных обязательств государства на текущий и прогнозные периоды.

В отличие от ЭРС, в России объемы имеющихся государственных пенсионных обязательств перед гражданами статистически не зафиксированы, законодательно не закреплены и публично не представляются населению. Они не отражаются ни в прогнозах Минэкономразвития России, ни в программах экономического и социального развития страны, ни в прогнозных разработках проектов федерального и региональных бюджетов на среднесрочный период Минфина России.

В свою очередь, низкий уровень управления государственными финансовыми обязательствами в социальной сфере и пенсионном обеспечении резко ограничивает возможности Правительства РФ по долгосрочному системному принятию решений, арсенал его управленческих воздействий такими трудновыполнимыми мерами, как повышение тарифов страховых взносов, бюджетными дотациями пенсионной системе или принятием социально непопулярных мер — заниженной индексации пенсий (период 1992—2009 гг.), многочисленными и малоэффективными дотациями семейных бюджетов пенсионеров (на оплату коммунальных услуг и жилья).

Низкие размеры пенсий выступают источником постоянного социального напряжения в обществе. Это связано с тем, что для граждан размер пенсии определяет саму возможность достойной жизни на пенсии, что сегодня недостижимо для 80% пенсионеров, поскольку пенсия может обеспечить только физиологический минимум.

При этом «заработать» право на достойную пенсию за 35—40 лет трудового (страхового) стажа в размере 50% от средней заработной платы при существующей системе заработной платы и применяемых пенсионных институтах попросту невозможно. Несложные расчеты свидетельствуют — заработная плата у 60% россиян настолько низкая, что при внесении установленных сегодня страховых взносов (размер тарифа составляет 22% от заработной платы) на протяжении 35 лет они смогут заработать себе пенсию, в лучшем случае, в размере прожиточного минимума пенсионера или ненамного его превышающего.

Другими словами, в пенсии, как в «гордиевом узле», завязаны интересы важнейших субъектов — граждан, государства и общества. Предпринимавшиеся в стране в течение последних 22 лет попытки разрубить этот узел с помощью лобовых «рыночных» решений (например, введения накопительной пенсии или широко обсуждаемого повышения пенсионного возраста) либо потерпели сокрушительное фиаско (накопительная пенсия, финансы которой девальвируются ежегодно на А—5% в год), либо обречены на неудачу.

  • [1] Источники: Индикатор уровня жизни населения Российской Федерации. М. :Госкомстат, 1995; Россия в цифрах. М. : Госкомстат, 2003. С. 97; Социально-экономическое положение России. М. : Госкомстат, 2005; Материалы ПФР, 2016.
  • [2] Многие эксперты считают, что единый характер финансовых механизмов пенсионной системы позволяет ей эффективнее функционировать с помощью более четкогоопределения обязательств и прав как для каждого плательщика взносов, так и для каждого пенсионера в отдельности.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы