Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Страховое дело arrow ПЕНСИОННОЕ СТРАХОВАНИЕ И ОБЕСПЕЧЕНИЕ
Посмотреть оригинал

Системные вызовы для пенсионной системы

Начало XXI в. ознаменовано новым глобальным вызовом — старением населения в ЭРС. Демографы и экономисты связывают его возникновение и развитие с современным этапом второго демографического перехода, промышленной и культурной революцией, а также достижениями в области медицины, которые позволили увеличить среднюю продолжительность жизни за последних два столетия почти вдвое (табл. 39) Е

Таблица 39

Динамика увеличения продолжительности в ЭРС

Исторические пери- оды

Продолжительность жизни на ее этапах, лет

Дотрудовой

период

Трудовой

период

После-

трудовой

период

Средняя продолжительность жизни

До XVIII в.

12

18

5

35

XVIII в.

14

23

7

44

XIX в.

15

25

8

48

XX в.

18

38

16

72

XXI в. (первая треть)

20

41

18

79

Источник: Роик В. Д. Обязательное и добровольное пенсионное страхование: институты и финансы. М. : Альпина Паблишер, 2014. С. 33.

В связи с этим проблемой номер один в системе пенсионного страхования России является устойчивая тенденция к быстрому старению населения. Если в 1960-е гг. на этапе завершения становления советской пенсионной системы доля пенсионеров составляла не более 9—10% от общей численности населения, в 1990 г. — 18%, то в 2011 г. она приблизилась к 22%, в 2025 г. прогнозируется ее рост до 26%, а к 2030 г. уже 28—29%.

То есть за 70 лет доля пенсионеров увеличится с 10 до 28%. На компенсацию этого фактора потребуется ежегодно увеличивать расходы ПФР. Если в 2010 г. их общий объем составлял около 8% ВВП, то к 2030 г. потребуется их увеличить на 3,2% ВВП.

Кроме того, столь высокий удельный вес пожилых граждан вызовет необходимость повышения расходов на их лекарственное обеспечение, медицинские услуги и социальный уход, которые в совокупности можно оценить в 0,22% ВВП на каждый процент пенсионеров, что потребует дополнительного увеличения расходов к 2030 г. на 1,2—1,5% ВВП.

В итоге рост затрат на пенсии, лекарства, медицинские услуги и уход, связанный только со старением населения, составит к 2030 г. не менее 4,5—5% ВВП, или 0,3% ВВП ежегодно.

Второй крупной проблемой пенсионного страхования является устойчивая тенденция к изменению социально-трудовых отношений, приводящая к резкому снижению доли наемных работников в общей численности экономически активного населения, которая сократилась за последние 20 лет с 90% до 65%.

Прогнозируется, что данная тенденция сохранится в средне- и долгосрочной перспективе. Ежегодно численность наемных работников будет сокращаться на 500—600 тыс. человек в год. Это приведет к существенному снижению объемов сбора страховых ресурсов для [1]

пенсионного страхования, выпадающие доходы которых будут составлять не менее 30 млрд руб. в год. Прогнозируется, что доля наемных работников к 2030 г. не превысит 55%.

Новым явлением в трудовой сфере стало возникновение такой категории, как независимые работники, получившие в зарубежной научной литературе наименование «лица, подобные работникам», в отношениях которых с их работодателями во многих случаях отсутствует четко выраженные юридически оформленные трудовые обязанности, права и ответственность. Типичными примерами «лиц, подобных работникам» являются физические лица, абсолютно независимые от своих заказчиков, для которых они выполняют в нерегулярном порядке подрядные работы[2].

Изменение условий занятости состоит в повышении доли самозанятых работников, а также работников, для которых характерной является частичная и нерегулярная занятость. Для этих категорий экономически активного населения возможности и условия получения регулярной и приемлемой по величине заработной платы существенно ограничены, по сравнению с работниками, занятыми на условиях постоянного найма.

В связи с этим примерно для 40% работников (от общей численности экономически активного населения) характерны высокие риски, связанные с неучастием или частичным участием в пенсионном страховании. Это, в свою очередь, приводит к ослаблению возможностей финансового обеспечения пенсионной системы, нестабильности ее функционирования, что в итоге несет серьезную угрозу выполнению государственных пенсионных обязательств в полном объеме.

Третьей серьезной проблемой является недостаточно отрегулированная система заработной платы. Расчеты свидетельствуют, что 30% работающих в России при существующей величине заработной платы за всю свою трудовую деятельность не смогут заработать себе пенсию на уровне прожиточного минимума, а еще 30% заработают себе пенсию, размер которой не превысит 1,2—1,4 ПМП.

Статистические данные и социологические обследования свидетельствуют о том, что 70% россиян получают весьма низкую заработную плату (до 32 тыс. руб. в месяц) и не располагают возможностями для индивидуального страхования или личных сбережений на случай старости или инвалидности.

При этом следует отметить, что доля заработной платы в ВВП в США и Великобритании составляет соответственно 60,5 и 54,5% [3], а России — только 25%.

Уровень и структура доходов наемных работников в странах Евросоюза, США, СССР и России

Рис. 17. Уровень и структура доходов наемных работников в странах Евросоюза, США, СССР и России:

  • ? — чистая заработная плата наемных работников;
  • ? — трансферты социального обеспечения в пользу наемных работников

Как видно на рис. 17, доля чистой заработной платы и трансфертов в пользу наемных работников в США выше, чем в странах Евросоюза в целом. В СССР эта доля была близкой к средней величине в странах Евросоюза. В России она существенно (в 1,7 раза) меньше (рис. 18).

Доля заработной платы и социального страхования в ВВП в развитых странах (усредненные данные) и России

Рис. 18. Доля заработной платы и социального страхования в ВВП в развитых странах (усредненные данные) и России:

? — развитые страны; ? — Россия

Распределение социальных выплат в разных странах неодинакова. В Австрии, Великобритании, Нидерландах, Скандинавских странах на долю бедной трети населения приходится от 45 до 62% всех социальных пособий; в Греции и Италии — 1/3 от общей суммы социальных выплат[4].

В отличие от России, в развитых странах сохраняется тенденция к гораздо более высокому налогообложению богатых по сравнению со средними и тем более бедными слоями работоспособного населения. Это способствует выравниванию доходов населения, уменьшению поляризации и уровня бедности, что подтверждается при сравнении данных по первичным и окончательным показателям распределения личных доходов населения. После перераспределения личных доходов показатели разрыва в уровнях личных доходов, исчисленные как отношение крайних децилей, концентрируются в диапазоне 3—4 раз. Эти цифры и рассматриваются западными экспертами как наиболее приемлемые стандарты в сфере неравенства личных доходов.

Важно донести не только до сообщества предпринимателей, профсоюзов и средств массовой информации, но и до граждан простую истину: чтобы получать достойную пенсию, покупательная способность которой обеспечивает 2—2,5 ПМП (примерно на уровне 12—15 тыс. руб. в месяц), необходимо на протяжении 38 лет (444 месяцев) вносить в ПФР за каждого застрахованного работника не менее 8—9 тыс. руб. в месяц, что в настоящее время достижимо только для четвертой части застрахованных лиц, заработная плата которых превышает 30 тыс. руб. в месяц.

По нашему мнению, в России наблюдается кризис политики доходов населения, прежде всего заработной платы, и регулирования политики занятости. В случае повышения учитываемой заработной платы для пенсионного страхования до 35—40% от ВВП вместо 25% от ВВП, как сегодня, пенсионная система могла бы функционировать без особых осложнений. Более того, в этом случае могла бы идти речь об уменьшении страховых взносов в ПФР, которые вносят работодатели (а это назревший вопрос), до 15—18% от ФОТ, и соответствующем введении выплаты страховых взносов самими работниками в объеме 5—8% от размера заработной платы.

Следует отметить и недостаточность в целом финансовых ресурсов, выделяемых на эти цели. Совокупная составляющая ресурсов на систему пенсионного страхования в России составляет всего 6% ВВП.

Для сравнения: в странах Евросоюза средняя величина выделяемых финансовых ресурсов на эти цели составляет порядка 12—14% ВВП, не говоря про ФРГ, Францию и Италию, где на пенсионное страхование направляется 16—18% ВВП.

Четвертой проблемой для системы пенсионного страхования является низкий уровень понимания законов и условий эффективного функционирования институтов пенсионного страхования во всех слоях населения, что характерно для стран с транзитной экономикой. В России данная проблема стоит особенно остро в связи с деформированными стереотипами, сложившимися в советский период. Дело в том, что основным принципом социалистической системы пенсионного обеспечения был принцип «бесплатности» пенсий для трудящихся, который еще трактовался как принцип «алиментарности», что сформировало у россиян чувство социального иждивенчества. Социологические опросы свидетельствуют, что подавляющее большинство россиян рассматривают вопрос пенсионного обеспечения с позиции ответственности и обязанности исключительно государства.

Это во многом объясняет устойчивую тенденцию, наблюдающуюся в стране в последние 25 лет, когда работники в массовом порядке соглашаются с предложениями работодателей на «серые схемы» получения заработной платы, которая, по оценкам экспертов, составляет не менее трети от официально регистрируемой величины. Потворствуя работодателям в уходе от уплаты до трети страховых платежей, что составляет весьма значимую величину для федерального бюджета (примерно 1,5 трлн руб.), работники зачастую лишают себя возможности заработать достойную пенсию.

Можно спрогнозировать, что каждый шестой, а то и пятый пенсионер к 2030 г. не будет обеспечен страховой пенсией приемлемого размера. Это потребует резкого увеличения расходов на дотации к пенсиям ниже прожиточного минимума и на социальные пенсии. Экспертные оценки увеличения расходов федерального и региональных бюджетов на пособия в связи с нуждаемостью в старших возрастных группах и на социальные пенсии колеблются в диапазоне 1,5—2% ВВП.

Пятой проблемой в области формирования эффективных институтов пенсионного страхования является незавершенность теоретического осмысления и законодательного оформления государственной программы создания пенсионной системы страны. Во многом это объясняется тем, что при рассмотрении состояния пенсионной системы представители российского экспертного сообщества, как правило, анализирует внутрисистемные проблемы в данной сфере, играющие, хотя и важную, но не определяющую роль.

При анализе и публичном обсуждении не оценивается влияние на пенсионную систему факторов, отражающих распределительные отношения в обществе, социально-трудовые отношения, состояние с заработной платой и занятостью населения, налоговую политику. Не используются давно применяемые в ЭРС инструменты измерения обоснованности финансовых затрат на пенсионные цели (например, совокупные затраты на рабочую силу и место в них страховых пенсионных ресурсов).

Шестая проблема — недостаточный уровень государственного управления государственными обязательствами в пенсионной сфере.

  • [1] См.: Роик В. Д. Мир пожилых людей и как его обустроить. М., 2011. С. 173—219.
  • [2] 2 В их круг входят: надомники, мелкие бизнесмены, имеющие собственное предприятие, заключающие гражданско-правовые соглашения с работодателем, выступающим для них в роли скорее контрагента, и ряд других. Так, численность таких категорийработников составляет в странах Европы четверть, а то и треть от общей численностиработающих. Вместе с безработными и «серыми» формами занятости они составляютпримерно 40% общей численности занятых.
  • [3] См.: К реформе социального обеспечения: принципы и прагматизм. М. : БюроМОТ, 1999. С. 98.
  • [4] См.: Никитин С. Личные доходы населения (на примере развитых стран) // Мировая экономика и международные отношения. 2007. № 2. С. 20.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы