Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow КУЛЬТУРА ПОВСЕДНЕВНОСТИ
Посмотреть оригинал

Основные подходы к изучению повседневности

Стремление современной гуманитарной науки «показать нетривиальность обыденных вещей, которые скрывают более глубокие смыслы»[1], породило во второй половине XX в. всплеск исследований повседневной культуры. Этот интерес к повседневности не обошел стороной ни одну из научных дисциплин, что привело к появлению разнообразных направлений и методов исследования.

Повседневность как предмет исторического исследования

Интерес к повседневности рождается у историков еще во второй половине XIX в. Но первоначально исторические разыскания в сфере повседневности не выходили за рамки бытописательства. Это была своего рода история нравов и этнографических подробностей ежедневной жизни определенных социальных групп. Эти труды, безусловно, внесли свой вклад в изучение повседневности, но специфика повседневной жизни как особой сферы человеческого существования оставалась вне поля зрения.

Первым направлением в исторической науке, которое изменило оптику исследований и обратилось к планомерному изучению культуры повседневности, стала так называемая Школа «Анналов». Школа «Анналов» - это условное наименование для ряда французских историков XX в., группировавшихся вокруг журнала «Анналы». Несмотря на многообразие интересов и методов анализа, представителей этого направления объединяли некоторые общие методологические идеи: междисциплинарность, предпочтение истолкования описанию, изучение человека в единстве всех его социальных ролей и культурных проявлений. Это позволило им обратиться к изучению той сферы, которая оставалась на периферии исторической науки, - повседневности. Немалую роль в становлении знания о повседневности сыграло и новое понимание сущности истории, предложенное Школой «Анналов». Историко-культурный процесс - это всегда единство статики и динамики, традиции и новации, и традиционный пугь построения исторической перспективы был связан с описанием новаций. Школа «Анналов» сместила акценты и утвердила в качестве центрального объекта интереса как раз традицию, статику.

Хотя обращения к культуре повседневности встречаются у многих представителей Школы «Анналов» на всех этапах ее существования, наиболее фундаментальное исследование принадлежит Фернану Броделю. Рассказывая о механизмах производства и обмена, Ф. Бродель предложил видеть в экономике любого общества два уровня «структур» - жизни материальной и жизни нематериальной, охватывающей человеческую психологию и каждодневные практики. Второй уровень и был назван им «структурами повседневности». К ним он отнес то, что окружает человека и опосредует его жизнь изо дня в день - географические и экологические условия жизни, трудовую деятельность, потребности (в жилище, в питании, одежде, лечении), возможности их удовлетворения (через технику и технологии). Для такого всестороннего изучения был необходим анализ взаимодействий между людьми, их поступков, ценностей и правил, форм и институтов брака, семьи, анализа религиозных культов, политической организации социума. Конечной целью «тотального» изучения прошлого должно было стать выявление некоего инварианта - неизменной величины, присутствующей в формах быта данной историко-культурной общности.

На излете XX в., в 80-е гг., формируется история повседневности как особая отрасль исторической науки. Центрами развития этого направления стали Германия и Италия. Основные вопросы, на которые стремится отвегить история повседневности, связаны с трудовыми и бытовыми практиками и особенностями восприятия событий - как великих, так и обыденных - рядовыми людьми. Повседневная жизнь не может протекать в вакууме, в нее властно вторгаются обстоятельства большой истории, и в ответ на эти обстоятельства возникают способы выживания и приспособления, вскрывающие базовые ценности и механизмы повседневности.

Как сформулировал специфику нового направления его основатель Альф Людтке, «история повседневности... направлена против аксиомы о “великих людях” [как главных действующих лицах истории и объектах ее изучения]; в такой же степени она критична по отношению к тезису об анонимных структурах, якобы предопределявших ход истории»[2]. Вместо любимых героев исторического повествования - выдающихся людей и «массы» - история повседневности обращается к отдельным людям. Проблемы истории рассматриваются на микроуровне семьи, трудового коллектива и других малых групп, что позволяет расслышать голоса «маленьких людей», т. е. рядовых участников истории. С этой точки зрения оказываются заметны детали, ускользающие от взгляда истории великих событий. Такой подход приводит к отказу от построения обобщающих моделей истории в пользу реконструкции мышления, поведения, переживаний отдельных людей определенной эпохи.

Если исследования повседневности в трудах Школы «Анналов» результировались в изучение обезличенных «структур», то история повседневности как научное направление обращает внимание на человека в истории. Вместе с тем для нес остается весьма актуальной проблема репрезентативности полученных данных. Безусловно, индивидуальное переживание или восприятие происходящих событий обладает немалой ценностью. Но эш-документы, биографические интервью и другие источники, которыми пользуется история повседневности, позволяют увидеть лишь фрагмент сложной мозаичной картины эпохи в целом.

  • [1] 5 Hankiss Е. The toothpaste of immortality: Self-construction in the consumerage. Washington D.C., Baltimore : Woodrow Wilson Center Press, 2006. P. 12.
  • [2] Людтке А. История повседневности в Германии: Новые подходы к изучению труда, войны и власти. М. : Рос. полит, энциклопедия (РОССПЭН); Герм,ист. ин-т в Москве, 2010. С. 53.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы