Природа языка

Природа языка не менее причудлива, чем природа ментальности. Ее осмысление связано с многочисленными трудностями. Именно о них пойдет в дальнейшем речь. Но прежде чем перейти к целенаправленному философствованию о природе языка, представим ряд концепций, содержание которых следует иметь в виду.

Таблица 5.3. Философские концепции языка

Философские концепции языка

О чем спор? Во-первых, о концептуальности языка. Во-вторых, о соотношении языка и ментальности. В-третьих, о соотношении языка с внешним (предметным) миром. В-четвертых, о соотношении языка с деятельностью человека. В-пятых, о соотношении в языке индивидуального и общественного. В-шестых, о самостоятельности языка. В-седьмых, об игровом характере языка. В-восьмых, о соотношении формального и естественного языка.

О концептуальности языка.

Абсолютное большинство современных философов считает, что язык по своей природе концептуален. Дело обстоит не так, что люди обозначают словами отдельные предметы, они непременно используют концепты. Против этой позиции иногда, причем довольно вяло, возражают номиналисты, восприемники идей Д. Скота и У. Оккама. Но и они прекрасно сознают, что любой фрагмент языка, например, текст или предложение, представляет собой теорию, статус которой немыслим без концептов. Попугай повторяет слова за человеком, но он не в состоянии осилить их смыслы.

О соотношении языка и ментальности.

Длительное время, вплоть до XIX в., язык считали выражением ментальности. Сознание- первично, язык - вторичен. Этой позиции придерживались, в частности, Локк, Беркли, Юм и Кант. Ныне рассматриваемая концепция не в почете. Взаимодействие между ментальностью и языком не отрицается. Но предполагается, что в нем совсем не обязательно язык играет подчиненную роль. Абсолютное большинство аналитических авторов концентрируют свое внимание на соотношении языка не с ментальностью, а с внешним миром. Такой подход к осмыслению природы языка был решающим образом инициирован Витгенштейном.

О соотношении языка с внешним (предметным) миром.

На этот раз спор идет о первичности или же вторичности языка по отношению к миру вещей. В рамках неопозитивизма (Л. Витгенштейн, Р. Карнап) считалось, что языковые знаки лишь обозначают вещи. Истинность того или иного предложения определяется его соответствием фактам. В обсуждаемом вопросе позиция неопозитивистов во многом совпадала с представлениями материалистов, которые считают, что язык копирует действительность. В рассматриваемую позицию сейчас вносятся существенные коррективы. Действительно, концептуальный характер языка указывает на его нетривиальную природу. Мы же не можем скопировать концепты, например концепт "стоимость". Правомерно ставить вопрос о соотносительности языка и предметного мира, но не о первичности одного из них. Обычно дело обстоит так. Мы придумываем концепты, а затем вменяем их предметам. Впоследствии выясняется, насколько действенными оказались придуманные нами концепты. При этом в физике складывается одна ситуация, а в экономике - другая.

О соотношении языка с деятельностью человека.

Мало кто сомневается в ее наличии. Связь языка с деятельностью человека особенно часто подчеркивают прагматически настроенные авторы - например, Витгенштейн (в последний период его творчества), Остин, Сёрл, Куайн, Апель, Лиотар. Для них всех язык есть форма деятельности. Причем именно язык придает концептуальность его единству с деятельностью. Деятельностная концепция языка, естественно, несовместима с пониманием языка в качестве только копии действительности.

О соотношении в языке индивидуального и общественного.

На первый взгляд кажется, что язык общества- это лишь простая сумма индивидуальных языков. Однако эта точка зрения многими, например, Гадамером, Фуко, Апелем, решительно отвергается. Согласно их точке зрения, язык имеет не столько индивидуально-субъективный, сколько интерсубъективный характер. Доминирует в языке не личностное, а общественное. Как это понимать? Представьте себе, что вы стремитесь к разрешению сложной экономической проблемы. Перед вами две возможности: либо поразмышлять над ней в одиночестве, либо пойти на семинар, на котором как раз будет обсуждаться интересующая вас проблема. Упомянутые выше авторы выбрали бы семинар. Почему? Потому что они считают, что диалог или дискурс продуктивнее индивидуальных размышлений. Согласно господствующей среди современных философов точке зрения, язык имеет интерсубъективную природу. Но если герменевтики (Гадамер) и представители философии критической теории (Апель, Хабермас) подчеркивают сильные стороны языка интерсубъективной природы, то постструктуралисты и постмодернисты, например Деррида и Лиотар, всячески подчеркивают необходимость его деконструирования во имя борьбы с тоталитаризмом.

О самостоятельности языка.

Философы, которые отказываются от признания возможности сведения языка к ментальности и предметному миру, как правило, подчеркивают его самостоятельность. В наиболее отчетливом виде эту позицию выражают постструктуралисты и постмодернисты. Деррида подчеркивал, что у знака нет референта. Иначе говоря, он отказывался считать язык системой знаков. Язык и мир вещей как бы скользят по поверхности друг друга. Выражаясь несколько грубо, но зато более определенно, можно сказать, что, по Деррида, язык первичен, а все остальное намного менее существенно.

Язык как игра.

Согласно Витгенштейну, язык реализуется в форме возможной совокупности предложений. Однозначное определение несостоятельно в принципе, ибо всегда есть некоторые возможности. Мы всегда имеем дело не с одним-единственным предложением, а с целым их гнездом. Правила языковой игры постоянно меняются. Язык не вторичен, а первичен. "Понимай языковую игру, - отмечал он, - как то, что первично А чувства и т.д. - как способ рассмотрения, интерпретацию языковой игры!"1 Концепция языковой игры стала лейтмотивом многих философских систем. Она характерна для деконструктивизма Деррида, постмодернизма Лиотара, концепции неопределенности перевода Куайна.

О соотношении формальных и естественных языков.

В рамках аналитической философии длительное время считалось, что формальные языки, в частности языки логики и математики, по своей рафинированности существенно превосходят естественные языки, которые обладают многочисленными изъянами. На наш взгляд, самые развитые языки представлены науками. Специфика того или иного языка определяется концептами соответствующей теории, например физической и экономической. Языки донаучных теорий беднее их научных конкурентов. Всегда необходимо иметь в виду, что естественный язык не представляет собой какую-то отдельную теорию. Попытка его анализа приводит к расслоению естественного языка. Слова приобретают специфический смысл исключительно в рамках определенных теорий.

Что такое язык? Мы предлагаем такое определение языка. Язык - это интерсубъективное конструирование смыслов бытия. Относительно людей язык в отличие от ментальности не эндогенен, а экзогенен. Смыслы, концепты создаются либо в головах людей, либо вне их. В зависимости от области их конструирования мы различаем ментальность и язык. Что же касается их соотношения, то оно имеет сложную, неоднозначную природу.

Экономическая наука как язык.

После изложенного у нас есть возможность оценить язык экономической науки. В области экономической науки языку очень часто придают исключительно вторичный характер. Впрочем, то же самое характерно для всех дескриптивных и аксиологических наук. Однако, мы убедились в том, что придавать языку вторичное значение неправомерно. Это обстоятельство необходимо учесть. Каким образом? Если мы определим язык экономической науки как средство, необходимое для представления экономических отношений, то мы как раз и придадим ему вторичное, инструментальное значение. Понимая это, мы должны интерпретировать экономический язык не в качестве всего одной из характеристик экономической науки, а как ее собственное содержание. Итак, экономическая наука- это язык.

Диалог

  • - Мне представляется, что все разговоры об особой важности языка излишни. Главное - понимать суть происходящего.
  • - А Вы учитываете, что руководитель предприятия тратит на коммуникацию от 50 до 90% своего рабочего времени? Он постоянно либо говорит, либо пишет.
  • - Но он же всего лишь применяет свои знания.
  • - Всего лишь? Вы меня удивляете. От этого "всего лишь" зависит успех всей его деятельности.
  • - Но не выработка нового знания.
  • - Почему же? Представьте себе, что Вам пришла в голову замечательная идея. Вы идете и сообщаете ее своему руководителю, но в такой неудачной форме, что он ее либо недопонимает, либо вообще отрицает. Идея "умирает". От умения наладить продуктивный диалог зависит будущее идей: либо они увянут, либо расцветут.
  • - То есть знания преумножаются не только в общении с преподавателями и учеными ?
  • - Разумеется. Кстати, как Вы считаете, в процессе работы со всякого рода слухами тоже приобретаются новые знания?
  • - Судя по Вашим разъяснениям, любой обмен информацией наращивает массив эффективного знания. Но я в этом сомневаюсь.

Выводы

  • 1. По своей природе язык концептуален.
  • 2. Язык не вторичен по отношению к ментальности.
  • 3. Язык не является лишь средством описания реальности.
  • 4. Язык придает концептуальность различным формам человеческой деятельности.
  • 5. Язык наряду с ментальностью является самостоятельной валентностью любого типа знания.
  • 6. Язык имеет игровой характер.
  • 7. Языки различных наук находятся в междисциплинарной связи друг с другом.
  • 8. Язык коммуникативен.
  • 9. Экономическая наука - это своеобразный язык.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >