Связь экономики и культуры

Термин "культура" многозначен. В частности, культуру можно определять как цивилизацию и как систему норм поведения, ценностей и верований. Однако при цивилизационном подходе мы столкнемся с массой спорных и меняющихся взглядов на воздействие культуры на экономику. Например, еще 50 лет назад превалировал взгляд, что китайская цивилизация с ее традиционной системой власти-собственности неблагоприятна для рыночной экономики, тогда как сегодня эта точка зрения пересмотрена. Вероятно, на базе цивилизационного подхода к экономике можно лишь сделать осторожное предположение, что древность цивилизации, длительное существование в ее рамках устойчивых государств помогает развитию их экономики и в современных условиях, хотя и это небесспорно, о чем говорят примеры Египта и Эфиопии.

Более результативен "нормоповеденческий" подход к воздействию культуры на экономику. В соответствии с концепцией стихийного (спонтанного) порядка Хайека, эволюция человечества базируется на групповом отборе, в ходе которого одни группы людей (сообщества, народы, страны) конкурируют с другими на основе своих способностей приспосабливаться к меняющимся условиям. Правила, которые превращаются в ходе этой эволюции в традиционные нормы поведения (традиции), становятся способом приспособления к меняющимся условиям и следующим из этих условий эффектам, которые трудно осознать наперед (т.е. способом приспособления к неопределенности). По мнению Хайека, это прежде всего правила частной собственности и правила семьи. Что касается остальных традиций, то можно спорить, благоприятны ли для экономического развития нормы поведения, стимулирующие индивидуализм (как, например, в американской культуре), или более благоприятны нормы поведения, ставящие коллективное мнение выше индивидуального (как в японской и китайской культуре).

Однако бесспорно, что есть абсолютно позитивные для экономики нормы поведения, например честность. Как писал Маршалл, "даже самые что ни на есть чистые хозяйственные отношения в жизни предполагают честность и правдивость, а многие из этих отношений предполагают если не наличие благородства, то по крайней мере отсутствие подлости, присутствие чувства гордости, которое свойственно каждому честному человеку, расплачивающемуся по своим обязательствам. К тому же бо́льшая часть работы, посредством которой люди зарабатывают на жизнь, сама по себе доставляет удовольствие...".

Достаточно репрезентативным отражением уровня честности в той или иной стране является уровень коррупции ее чиновников. Индекс восприятия коррупции (Corruption Perception Index, составляется международной неправительственной организацией Transparency International) отражает восприятие предпринимателями и экспертами уровня коррумпированности государственного аппарата, оценивая его по шкале от 10 (коррупция практически отсутствует) до 0 (очень высокий уровень коррупции). По результатам 2011 г. наименее коррумпированными странами были Новая Зеландия (9,5 балла), Дания, Норвегия, Финляндия, Швеция и Сингапур (у всех не менее 9 баллов). Из постсоветских стран наименее коррумпированной оказалась Эстония (6,4 балла), а наиболее коррумпированы Туркмения и Узбекистан (по 1,6 балла). У России также невысокий балл (2,4), схожий с Белоруссией (2,4) и Украиной (2,3), но ниже всех остальных стран БРИКС, у которых этот балл колебался от 3,1 (Индия) до 4,1 (ЮАР). Причем данный индекс демонстрирует высокую корреляцию между уровнем развития страны и уровнем коррупции: если в Китае индекс восприятия коррупции составляет 3,6, то на о. Тайвань – 6,1, а в Гонконге – 8,4 балла.

Индекс восприятия коррупции дополняется индексом взяткодательства (Bribe PayerS Index, Bribery Index той же Transparency International), который классифицирует почти три десятка ведущих стран согласно вероятности дачи взяток их компаниями при ведении бизнеса в других странах по опросам местных экспертов, и поэтому свидетельствует не столько о коррупции в странах ведения зарубежного бизнеса, сколько о распространении коррупционной практики в странах происхождения этих компаний. По итогам 2011 г. наименее склонны давать взятки за рубежом компании из Нидерландов и Швейцарии (но 8,8 балла), наиболее – компании Китая (6,5) и России (6,1). Судя по этому индексу, уровень коррупции опять же снижается по мере повышения уровня экономического развития страны. Однако достижение высокого уровня экономического развития невозможно без обуздания коррупции, хотя бы постепенного.

Нечестность поведения рыночных агентов называется в экономической теории оппортунистическим поведением. Этот термин означает стремление нечестного или просто недобросовестного экономического агента выполнять свои обязательства по минимуму или даже не выполнять их (если санкции за это не предусмотрены), г.е. это поведение участника экономических отношений, направленное на одностороннее получение преимуществ за счет остальных участников этих отношений. Одно из проявлений оппортунистического поведения – эффект безбилетника, возникающий при потреблении общественных благ. Безбилетник сознательно уклоняется от платы за социальные блага, но потребляет их. Примером может быть уклонение налогоплательщиков от уплаты налогов.

Оппортунистическое поведение – нарушение существующего во всех культурах "золотого правила морали": поступайте по отношению к другим так, как вы хотели бы, чтобы другие поступали по отношению к вам (нс делайте другим того, чего не хотите себе).

Как пишет Амартия Сен, "экономическая теория, такая, какой она сложилась, могла бы быть более продуктивной, если бы обращала более пристальное внимание на этические соображения, которые формируют поведение и суждение человека". По его мнению, можно рассматривать рациональность поведения экономических агентов исключительно как максимизацию собственной выгоды, но возможен и другой подход – рассматривать собственный интерес как главное, по не единственное, что руководит людьми в их хозяйственной жизни.

Развивая этот подход, немецкий экономист Петер Козловски (р. 1952) обращается к несовершенствам рынка (см. 5.6). Он выдвигает идею, что в рыночной экономике вследствие этих несовершенств необходимо не только вмешательство государства, но и хозяйственная этика, т.е. неформальные нормы поведения экономических агентов как способ смягчения асимметрии информации у продавцов и покупателей, минимизации выгод монопольного характера, сокращения трансакционных издержек. Более того, "учет этических, психологических и общественно-культурных аспектов, выходящих за пределы минимизации издержек и максимизации прибыли, является не только этическим, но и стимулирующим эффективность, поскольку они улучшают атмосферу предприятия и готовность сотрудников к работе и, таким образом, в конечном счете повышают прибыль".

Нормы поведения, в свою очередь, базируются на ценностях. В основном они едины во всем мире, поэтому их и называют базовыми, общечеловеческими ценностями. Однако в разных культурах и странах разным ценностям может придаваться разный вес. Так, по данным "Европейского социального исследования" (это программа, в которой с 2006 г. участвует и Россия), различия между Россией и Европой по базовым ценностям можно свести к следующему. Для жителя России безопасность и самоутверждение важнее, чем для европейца, но менее важны такие ценности, как самостоятельность, новизна и риск, забота о людях и природе.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >