Место и значение ДПО в формировании российского человеческого капитала: тенденции последних десятилетий

По данным российской государственной статистики, до 2004 г. учитывавшей количество слушателей, прошедших обучение в учреждениях ДПО, данный показатель имел тенденцию к возрастанию (с 770,3 тыс. чел. в 1995/1996 до 1469,1 тыс. чел. в 2003/2004 учебном году)1. По сравнению с периодом 1970-х гг. был зафиксирован почти двукратный рост: тогда в СССР, население которого почти в два раза превышало население России в конце 1990-х — 2000-х гг., повышение квалификации ежегодно проходило около 1,5 млн специалистов[1] [2]. Однако по данным специализированного интернет- ресурса «Дополнительное профессиональное образование», после достижения в 2001-2004 гг. максимальных значений (1,47-1,51 млн чел.), данный показатель каждый год падал и в 2006/2007 учебном году составил 0,53 млн человек[3]. Это соответствует снижению с 1,9% до 0,7% населения в возрасте от 25 до 64 лет[4]. Эти данные представляются заниженными в связи с реорганизацией (в форме присоединения) многих учебных заведений и недоучетом подразделений ДПО в ведомственных и негосударственных организациях. Тем не менее, тенденция к снижению уровня участия взрослого населения в ДПО отражена и в данных других источников.

Социологические опросы дополнительно к указанным выше статистическим данным позволяют охватить респондентов, проходящих организованное обучение (курсы) непосредственно на рабочем месте. Это приводит к значительному повышению доли населения, обучающегося в системе ДПО. По данным ГУ-ВШЭ и Фонда «Общественное мнение» в 2003/2004 учебном году формально или неформально (кроме самообразования) учились 14%, в 2005/2006 — около 14,2%, а в 2006/2007 — 12% взрослого населения страны (от 23 до 60 лет включительно)[5]. Из них 44-46% в 2005/2006 и 48-49% в 2006/2007 учебном году обучались на разных курсах профессиональной подготовки, переподготовки или повышения квалификации. То есть уровень участия в ДПО взрослого населения страны составлял соответственно 6,9% и 5,4%.

Тенденции основных показателей ДПО в России (2001-2008 гг.), %

Рис. 2-2. Тенденции основных показателей ДПО в России (2001-2008 гг.), %

Наши расчеты на основе данных RLMS-HSE также свидетельствуют о снижении уровня участия в ДПО, давая при этом близкие, но более скромные оценки данного показателя: с 2001 г. по 2008 г. доля взрослого населения, положительно ответившего на вопрос об обучении на любых профессиональных курсах в течение предшествовавших опросам 12 месяцев, снизилась с 5,7% до 4,5% (см. рис. 2-2).

Поданным RLMS-HSE (см. таблицу 2-2), доля учащихся, прошедших ДПО в 2008 г., в обшей численности населения старше 14 лет составила 4,54% с предельной ошибкой выборки (доверительная вероятность 95%) 0,19 процентных пунктов. При общей численности населения старше 14 лет - 121,2 млн чел. в генеральной совокупности[6], общую численность учащихся в ДПО можно оценить в 5507±232 тыс. чел.

Таблица 2-2

Основные показатели ДПО по данным RLMS-HSE

Показатели

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008

Общее количество опрошенных’

10 099

10 500

10 637

10 668

10 338

12 491

12 303

11 862

Из них прошли ДПО в год опроса

572

492

472

448

414

611

540

539

Из них смогли оценить время, затраченное на ДПО

564

486

470

447

411

607

535

537

Суммарное оценочное время, затраченное на ДПО в год опроса (дней)

29 661

22 706

22 591

19 479

20 129

26 676

22 108

21 722

‘Указано количество респондентов старше 14 лет.

Среднее время, затраченное учащимся в ДПО в 2008 г., по данным RLMS-HSE составило 40,5 дней, при этом предельная ошибка выборки с доверительной вероятностью 95% составляет 5,3 дней. В данном случае (с учетом указанной выше общей численности учащихся в ДПО) суммарное время, затраченное в 2008 г. на него российским населением в возрасте от 14 лет, можно оценить в 244±50 млн человеко-дней.

Как же российские показатели уровня охвата и времени обучения в ДПО выглядят в международном контексте? В США доля населения старше 16 лет, посещавшая курсы, связанные с профессиональной деятельностью, в 1995-2005 гг. оценивалась в диапазоне 20,9-33,0%'. Уровень участия взрослого населения в дополнительном профессиональном образовании в экономически развитых европейских странах во второй половине 1990-х гг. оценивался в диапазоне 20-60%, в недавно присоединившихся к ЕС странах с переходной экономикой — в 10-20%[7] [8]. По данным обследования, проведенного в Российской Федерации по методике Евростата, уровень участия в дополнительном образовании составил в 2006 г. 8,0% при среднем значении 17,0% по 25 странам ЕС за 2003 г.[9] При этом показатель России превышал уровень Италии (5,1%) и Греции (4,9%), опережающих ее по объему ВВП надушу населения, значительно превосходя минимальное значение (Румыния с 0,6%), в то же время заметно отставая от максимального значения показателя (Швеция с 53,3%)[10].

Менее определенно поддается международным сопоставлениям время, затрачиваемое респондентами на ДПО. Поданным зарубежных исследований[11], средняя продолжительность курсов повышения квалификации (training) в экономически развитых странах не превышала 90 часов, в странах с переходной экономикой — 70 часов, а средняя продолжительность менее распространенных курсов профессиональной подготовки и переподготовки (education) в экономически развитых странах составляла 655,2 часов, в странах с переходной экономикой — 304,7 часов. В то же время у российских респондентов RLMS-HSE среднее время, посвященное ДПО, оказалось не менее 40 дней (исходя из стандартной продолжительности рабочего дня - 320 часов)1. Из этого не следует однозначный вывод о том, что экономически активное население в России действительно посвящает ДПО сравнительно больше времени, чем в указанных странах. Многие респонденты RLMS-HSE могли забыть о прохождении сверхкраткосрочных курсов непосредственно на рабочем месте. Также указанные респондентами RLMS-HSE дни могли быть лишь частично заняты ДПО. Однако сравнение данных проведенного ИЭПП (в 2004 г.) опроса российских предприятий с данными опросов Кранета и CVTS, проведенных на предприятиях стран Евросоюза (в 1999 г.), показало сопоставимость их доли расходов на обучение персонала относительно совокупных затрат на рабочую силу[12] [13]. В данном случае, при более низком уровне участия в дополнительном образовании, в России средняя длительность обучения отдельного работника действительно должна быть больше.

Опыт США говорит о том, что участие в ДПО в 1970-1990 гг. имело тенденцию к расширению[14], что, по нашему мнению, связано с переходом к постиндустриальному (информационному) обществу с опережающим развитием «экономики знаний». Однако данные RLMS-HSE за 2001-2008 гг. показывают наличие устойчивого тренда к снижению основных показателей российской системы ДПО — доли респондентов, обучавшихся в ДПО, а также средней продолжительности обучения. Снижение первого показателя в значительной степени может объясняться методом формирования выборки RLMS-HSE, а именно преимущественным включением в нее одних и тех же респондентов. Соответственно снижается вероятность того, что респондент в следующем году повторит процедуру (обучение в ДПО), периодичность прохождения которой в среднем больше года. Однако метод формирования выборки вряд ли мог оказать значимое влияние на тренд второго показателя, который, скорее всего, адекватно отражает реальное положение дел.

Отмеченная негативная тенденция в российском ДПО, характерная для 2000-х гг., может быть объяснена следующим образом:

  • • с окончанием периода масштабных сдвигов в структуре занятости населения снизилось значение ДПО как канала горизонтальной мобильности населения, а его значимость как средства вертикальной мобильности сохранилась на достигнутом уровне (по крайней мере, не повысилась);
  • • произошедшая в России в 1990-е гг. отраслевая реструктуризация человеческого капитала оказалась достаточной для успешной реализации экспортно-сырьевой модели экономического роста;
  • • в условиях относительно слабого развития инновационных отраслей стимулы к дополнительным вложениям в человеческий капитал взрослого населения оказались недостаточно сильными.

  • [1] Образование в Российской Федерации: 2006. С. 461.
  • [2] Образование взрослых на рубеже веков: вопросы методологии, теории и практики. В 4-х томах. Том I. Социально-экономические и правовые предпосылкиразвития образования взрослых. Книга 1. История развития образования взрослыхв России. С. 40.
  • [3] Система дополнительного профессионального образования. Статистическиесведения по ДПО в России в 2006/2007 учебном году (Электронный ресурс] //Союз руководителей учреждений и подразделений дополнительного профессионального образования и работодателей URL: http://www.dpo-edu.ru/DPO system/Statistika06-07.exe.
  • [4] Российский статистический ежегодник. 2009: Статистический сборник. — М.:Росстат, 2009. С. 83.
  • [5] Галицкий Е. Б., Левин М. И. Затраты семей на образование взрослыхв 2006/07 учебном году.... С. 15.
  • [6] Российский статистический ежегодник. 2009. С. 83.
  • [7] Kleiner В., Carver Р., Hagedorn М., Chapman С. Participation in Adult Educationfor Work-Related Reasons: 2002-03 (NCES 2006-040). U.S. Department of Education,National Center for Education Statistics. Washington D. C: — U.S. Government PrintingOffice, 2005. P. 6 [Электронный ресурс] // National Center for Education StatisticsURL: http://nccs.ed.gov/pubs2006/200604Q.pdf; U.S. Department of Education,National Center for Education Statistics. The Condition of Education 2006 (NCES2006-071). Washington D. C.: - U.S. Government Printing Office, 2006. P. 128 [Электронный ресурс] // National Center for Education Statistics URL: http://nces.ed.gov/pubsearch/pubsinfo.asp?pubid=2006071.
  • [8] Bassanini A., Booth A., Brunello G., De Paola M., Leuven E. Workplace Training inEurope //Workplace Training in Europe. Ed. by Brunello G., Garibaldi P., Wasmer E. -Oxford: Oxford University Press, 2007. P. 147, 192-193.
  • [9] Образование в Российской Федерации: 2007. С. 459.
  • [10] Там же.
  • [11] Bassanini et al. Op. cit. P. 192-193, 220.
  • [12] Поданным вышеуказанного обследования, проведенного по методике Евростата, в 2006 г. среднее время обучения российских респондентов на курсахсоставило 90 часов (Образование в Российской Федерации: 2007.С. 456).
  • [13] См.: Лазарева О. В. и др. Ук. соч. С. 19-20. При этом данные опроса ИЭППпоказали гораздо более значительную долю затрат работодателей на профессиональное обучение сотрудников, чем данные официальной статистики за 2005 г.(Образование в Российской Федерации: 2007. С. 127-130). Согласно даннымуказанных источников, они составляли соответственно 2,4% и 0,3% общей суммызатрат на рабочую силу.
  • [14] Westat К. К., Creighton К. Op. cit. Р. 1.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >