Развитие финансовой инфраструктуры образовательного рынка: возможности и риски

Под финансовой инфраструктурой в данном случае понимается совокупность институтов, которые осуществляют профессиональное финансовое посредничество между субъектами со стороны спроса и предложения образовательных услуг.

По оценкам НИУ-ВШЭ, в середине 2000-х гг. лишь 4,7-5,4% населения были готовы к приобретению в ближайшее время образовательных услуг, в то время как 30,0-30,5% желали бы приобретения этих услуг, но сослались на отсутствие возможности оплатить их1. И лишь 30% домохозяйств имеют возможность оплачивать расходы на образование желаемого качества[1] [2]. Таким образом, в России в 1990-е гг., в силу остроты социально-экономического кризиса и концентрации государственной политики на создании новых рыночных институтов фактически произошел переход к модели, при которой накопление качественного человеческого капитала оказалось возможным преимущественно для лип с высоким стартовым уровнем доходов1. Отсутствие разнообразия и доступности соответствующих финансовых инструментов приводит к высоким входным финансовым барьерам на рынок качественных образовательных услуг.

Наиболее радикальной мерой по расширению доступности образования является широкое развитие целевого кредитования на образовательные цели на возвратной основе. Оно может осуществляться разными субъектами (в том числе работодателями, как отмечалось выше) и принимать многообразные формы, однако в экономически развитых странах преобладающее место среди первичных кредиторов совершенно логично занимают банки. С точки зрения оптимального распределения экономических функций, именно банки являются финансовыми институтами, которые специализируются на розничном кредитовании и способны осуществлять эту деятельность на передовом технологическом уровне. Им в наибольшей степени потенциально доступны соответствующие долгосрочные денежные ресурсы. Существенным недостатком модели образовательного кредитования с участием работодателей является то, что работники имеют неравные возможности получения займов в силу разного финансового состояния соответствующих организаций[3] [4] [5].

В настоящее время целевое банковское образовательное кредитование в России носит эпизодический характер и не получило заметного развития в относительно благоприятных докризисных условиях. Проекты, стартовавшие в 2000-е гг. можно охарактеризовать либо как некоммерческие, либо как экспериментальные. Условия подавляющей части предлагаемых продуктов не соответствуют стандартам международной практики сточки зрения: 1) достаточности суммы кредита для прямых и сопутствующих расходов в течение всего периода обучения; 2) отсрочки платежей до начала получения заемщиком доходов от образования; 3) обеспеченности платежей преимущественно будущими денежными доходами заемщика1.

В то же время, потенциал развития образовательного кредитования в России представляется значительным в средне- и долгосрочной перспективе, в том числе относительно основных макроэкономических индикаторов. Подоле кредитных ресурсов в инвестиционных и потребительских расходах Россия продолжает отставать не только от экономически развитых стран, но и от близких по уровню развития стран Восточной Европы.

В качестве положительного фактора следует отметить, что со стороны государства в последние годы растет внимание к поиску эффективных механизмов кредитного финансирования образовательной сферы с учетом интересов всех ее субъектов. В частности, в новый закон «Об образовании в Российской Федерации» (№ 273-ФЗ от 29 декабря 2012 г.) внесена отдельная статья об образовательном кредитовании (ст. 104), которое рассматривается в контексте социальной поддержки и стимулирования обучающихся (ст. 34, п. 2, ч. 6). Об этом также свидетельствует принятие 28 августа 2009 г. Правительством РФ Постановления № 699, значительно расширяющего государственные гарантии банкам по образовательным кредитам при соответствии заемщика определенным стандартам, вводящего субсидирование и регулирование процентной ставки в рамках соответствующего эксперимента. Тем не менее, на основе данных СМИ[6] [7] можно сделать вывод, что фактические промежуточные результаты его реализации (срок действия эксперимента установлен по 31 декабря 2013 г.) в целом являются скромными.

В то же время, при обсуждении проблем развития образовательного кредитования в России вопрос стоит о достижении им масштабов, способных оказывать значительную роль в решении социальной проблемы доступности качественных образовательных услуг. Для этого необходим комплекс институциональных инноваций финансовой инфраструктуры СНО при совместном участии ведущих частных и государственных финансовых институтов.

Прорывными институциональными инновациями в этом направлении могли бы стать системы рефинансирования банков и секьюритизации образовательных кредитов с совместным участием ведущих частных и государственных финансовых институтов.

Рефинансирование может быть определено как получение денежных средств финансовым институтом либо посредством его кредитования под обеспечение имеющихся на балансе финансовых активов, либо путем их продажи (уступки прав требования).

Важнейшим механизмом в данном случае видится структурирование рисков в соответствующие финансовые инструменты (как правило, ценные бумаги). Это соответствует общемировой тенденции финансовых рынков к расширению секьюритизации[8] [9] изначально нестандартных финансовых инструментов, к которым, прежде всего, относятся целевые кредиты. В качестве инновационной рыночной технологии секьюритизация может рассматриваться как рефинансирование посредством передачи широкому кругу инвесторов рисков, структурированных в обеспеченные активами ценные бумаги.

Причем секьюритизация позволяет не только передавать риски, но и дробить их. Ее основное преимущество заключается в том, что малоликвидное, не обращающееся на рынке имущество, превращается в форму ликвидных инструментов денежного рынка или рынка капиталов.

Таким образом, секьюритизация образовательных кредитов позволяет создать емкий и относительно ликвидный вторичный рынок соответствующих ценных бумаг и адекватно распределить доходы и риски между частными финансовыми институтами. В случае объединения типичных индивидуальных инструментов со стандартным набором характеристик в их совокупности (пулы) индивидуальные кредитные риски заемщиков снижаются, соответственно принимаемые инвесторами риски становятся более сбалансированными и предсказуемыми. Оценка таких финансовых инструментов возможна методами, основанными на распределении вероятностей того или иного поведения крупных групп экономических субъектов с определенными однородными характеристиками.

Принципиально важным вопросом является то, какой рыночный субъект примет на себя конечные риски заемщиков. Высокая доля дефолтов по образовательным кредитам (которая сильно различается по странам и по годам)[10] имеет следствием слабую предсказуемость связанных с ними рисков. Пока не накоплена соответствующая статистика кредитных историй российских заемщиков, страхование таких рисков на рыночных условиях в России наверняка будет иметь запретительную высокую стоимость. Таким образом, на первоначальном этапе эти кредитные риски в заметных масштабах могут быть взяты только государственными органами (бюджетной системой РФ и наиболее крупных субъектов федерации).

По разделяемому авторами монографии мнению ряда исследователей, без государственных гарантий перед финансовыми институтами, осуществляющими образовательное кредитование, его механизмы не обладают работоспособностью.

Следовательно, невозможно его внедрение в систему финансирования профессионального образования1. Необходимость участия государства в снижении кредитных рисков в данной сфере также может быть обоснована с точки зрения экономической сущности образования как социально значимого блага, обладающего одновременно и индивидуальной, и социальной полезностью в силу связанных с ним «внешних» эффектов[11] [12].

Снижение рисков путем предоставления государственных гарантий, является, на наш взгляд, более предпочтительным способом по сравнению с непосредственным субсидированием процентной ставки по кредитам, значительную часть которой составляет премия за кредитный риск. Предоставление государственных субсидий в дополнение к гарантиям кредиторам может рассматриваться исключительно как мера социальной поддержки слабо защищенных групп населения.

В зарубежной практике образовательного кредитования наибольшее распространение секьюритизация получила в США. При этом США являются страной с одним из самых высоких уровней как государственных, так и частных расходов на образование, а образовательные услуги составляют одну из ведущих статей ее экспорта. В то время как формирующаяся российская модель финансирования образовательной системы сближается с американской в том отношении, что значительное место в ней занимают частные источники. По соотношению государственных и частных расходов на образование, в том числе высшее, Россия находится ближе к США, чем к европейским экономически развитым странам[13]. Опыт США, страны с максимально децентрализованной системой образования, показывает, что даже при невмешательстве федерального правительства в регулирование содержания образовательного процесса, оно является конечным гарантом по образовательным кредитам.

При создании систем рефинансирования и секьюритизации образовательных кредитов за основу могут быть взяты аналогичные механизмы, отработанные в последние годы в системе ипотечного кредитования. В России такая модель с государственным участием исторически формировалась на основе соответствующей американской институциональной практики с включением элементов европейской. Ядром подобной системы является специализированное федеральное агентство1, формулирующее требования к ее участникам и осуществляющее выкуп прав требования по кредитам.

Глобальная тенденция финансовых рынков к секьюритизации активов в настоящее время продолжает испытывать сильную коррекцию от докризисных уровней в результате неадекватных оценок связанных с ней рисков. Однако по мере ликвидации соответствующих диспропорций и повышения качества управления рисками этот рынок вновь начинает расширяться по объемам и количеству сделок. Возрождение секьюритизации неипотечных активов имеет место и на российском финансовом рынке[14] [15]. По нашему мнению, в дальнейшем следует ожидать возрастания значения секьюритизации как инновационной технологии рефинансирования кредитных организаций.

Наличие системы рефинансирования банков и механизмов секьюритизации образовательных кредитов позволит существенно увеличить объем привлекаемых для этих целей финансовых ресурсов, а также снизить связанные с кредитованием риски банков. В свою очередь, это способно привести к снижению общего уровня процентных ставок при одновременном расширении круга заемщиков.

Механизм функционирования государственно-частной системы долгосрочного образовательного кредитования, будучи отработанным в сфере высшего образования, может быть распространен и на другие сферы профессионального образования, в первую очередь — дополнительное. С одной стороны, отдача от ДПО происходит быстрее, чем в системе высшего образования, однако ДПО отличается гораздо меньшей степенью стандартизации образовательного процесса и его финансовых характеристик. Последняя является важнейшим условием адекватной оценки рисков и их передачи профессиональным участникам финансового рынка. Поэтому, скорее всего, кредитование ДПО как специализированный банковский продукт может получить распространение вслед за массовым кредитованием в сфере высшего образования.

Даже с учетом сокращения периода формирования системы образовательного кредитования в России при «догоняющем» развитии инфраструктуры ее финансового рынка, требуется значительное время для начала ее полноценного функционирования. Для ипотечного кредитования это заняло около десяти лет. С учетом долгосрочного характера образовательного кредита, потребуется два-три десятилетия для накопления российских статистических данных, необходимых для адекватной оценки кредитных рисков заемщиков и их постепенной передачи профессиональным участникам финансового рынка.

Вероятность успешной реализации предлагаемых мер существенно возрастет, если на начальных этапах они будут рассматриваться не столько в контексте социальной поддержки малообеспеченных групп населения, а в первую очередь как механизм стимулирования образовательной активности его широких слоев, в том числе участвующих в оплачиваемой экономической деятельности. При этом должны соблюдаться принципы широкой доступности образования, целевого характера его финансирования, платности и возвратности вложенных ресурсов.

После того как рыночная инфраструктура профессионального образования будет способна обеспечивать потребности основной массы населения, во главу угла государственной политики встанут вопросы о способах удовлетворения образовательных потребностей его миноритарных групп. Примечательно, что возможности этих групп не вписываются в стандартные условия функционирования рыночной образовательной системы и ее финансовой инфраструктуры.

Другим возможным путем передачи частному сектору рисков, связанных с использованием человеческого капитала, представляются соответствующие венчурные долевые инструменты фондового рынка (контракты «человеческий капитал» — human capita! contracts). Доходы по ним обеспечиваются осуществляемыми в течение определенного периода времени долевыми платежами физических лиц, в зависимости от размера их доходов от полученного образования[16]. По сравнению с традиционными образовательными кредитами такие долевые инструменты (акционерного типа, аналогично паям инвестиционных фондов, действующих на финансовом рынке) предлагают получателям финансирования более гибкий график платежей в зависимости от их текущих доходов и фактической платежеспособности, а инвесторам — более высокую ожидаемую доходность.

Однако как инструмент финансового рынка контракт «человеческий капитал» отличается инновационным характером с точки зрения мировой практики частного финансирования образовательного рынка и для его широкого распространения необходим ряд условий. Многие из них выполняются также в случае использования долговых инструментов финансирования системы непрерывного образования (СНО). В первую очередь — это наличие статистики, позволяющей адекватно оценивать соответствующие риски.

Для России использование долевого инструмента инвестирования в человеческий капитал, как и гибридного долгового инструмента (income-contingent student loan) затруднено широким распространением неофициальных доходов, что не позволяет ввести благоприятную для заемщиков гибкую структуру выплат в качестве наиболее распространенной. Тем не менее, это возможно в качестве дополнительной практики в рамках развития долевого венчурного финансирования, при котором большие потери от неудачных вложений могут быть компенсированы повышенными доходами от успешных инвестиций. Кроме того, целесообразно внедрить в российскую практику образовательного кредитования определенные элементы, характерные для долевых инструментов, прежде всего - установление льготного периода в случае потери заемщиком работы (при условии регистрации в службе занятости, предполагающей активный поиск новой работы).

В случае широкого внедрения в финансовую инфраструктуру СНО описанных выше инструментов открывается возможность формирования рынка особого вида капитальных активов — рынка интеллектуального человеческого капитала с разнообразием долговых и долевых инструментов.

Данный рынок может стать механизмом обеспечения адекватности распределения издержек и результатов инвестиций в человеческий капитал и регулирования горизонтальной мобильности его носителей. В условиях ускоренного развития интеллектуального производства и финансовой системы с разнообразием используемых инструментов, сбалансированных по ожидаемой доходности и структуре рисков, подобный вариант решения проблемы частного финансирования образовательных услуг представляется достаточно перспективным.

  • [1] Экономика образования в зеркале статистики: новые данные. Информационный бюллетень «Мониторинг экономики образования» № 6 (14),2005. — М.: ГУ-ВШЭ, 2005. С. 16 [Электронный ресурс| // Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» URL: http://www.hse.ru/data/2011/08/02/1214865141/infbul I4.pdf. Эти данные подтверждаются всероссийскими исследованиями ИС РАН (2010-2012 гг., рук. М. К. Горшков, В. В. Петухов,Н. Е. Тихонова).
  • [2] Савицкая Е. В., Прахов И . А. Образовательный кредит как способ финансирования студентов // Мониторинг экономики образования: И нформационный бюллетень «Мониторинг экономики образования»№ 5 (28), 2007. — М.: ГУ-ВШЭ, 2007.С. 26-44 [Электронный ресурс] // Национальный исследовательский университет
  • [3] «Высшая школа экономики» URL: http://www.hse.ru/data/2011/08/01/1214829535/infbul28.pdf.
  • [4] Подробнее см.: Доступность высшего образования в России. С. 23-179.
  • [5] Солянникова С. П. Финансовые аспекты развития образовательного кредитования в Российской Федерации // Перспективы развития и модернизацияэкономики высшего профессионального образования. - М., 2006. С. 175.
  • [6] Диденко Д. В., Ключарев Г. А. Образовательное кредитование в России:состояние, проблемы, пути решения //Финансы и бизнес. 2010. № 1. С. 144-145.
  • [7] Рузманова Ю.. Чувиляев П. За тридевять рублей. Российский студент можетполучить образование в кредит в любом университете мира. // Финансовая газета.10сентября, 2012 [Электронный ресурс)//Финансовая газета URL: http://fingazeta.
  • [8] ru/how-much/za-tridevyat-rubley-179126/; В России образовательные кредитыпредставляют собой обычные потребительские займы // Credit.ru. 20 июня, 2012[Электронный ресурс] // Кредитные предложения банков России URL: http://credit.ru/publication/show/id/10636/.
  • [9] Секьюритизация - процесс замещения традиционных инструментов финансирования (прежде всего банковского кредитования) инновационными технологиями, основанными на выпуске обращаемых на рынке ценных бумаг (подробнее см.:Бэр X. П. Секьюритизация активов: секьюритизация финансовых активов — инновационная техника финансирования банков. - М.: ВолтереКлувер, 2006. С. 3,21).Вопрос о секьюритизации образовательных кредитов подробно обсуждается в:Диденко Д. В. Создание и развитие системы образовательного кредитованияв России: возможности секьюритизации // Банковское дело. 2009. № 12. С. 49-53.
  • [10] Абанкина И. В., Домненко Б. И.,ЛевшинаТ. Л., Осовецкая H. Я. Перспективыобразовательного кредитования в России // Вопросы образования. 2004. №4. С. 71.
  • [11] Аврамова Е. М. Доступность высшего образования и перспективы позитивной социальной динамики //Доступность высшего образования в России. С. 178;Клячко Т. Л. Анализ финансовых потоков в системе профессионального образования. ИЭПП. Серия АМР США. Социальная экономика. 24.12.2003. С. 89-90.[Электронный ресурс] // Институт экономической политики имени Е. Т. ГайдараURL: http://www.iep.rU/file.s/text/usaid/analys rinpotokov.pdr
  • [12] Рубинштейн А. Я. Человеческий капитал и реформы нового времени. - М.:Институт экономики РАН, 2007. С. 34-36; Тамбовцев В. Реформы российскогообразования и экономическая теория // Вопросы экономики. 2005. № 3. С. 7-8.
  • [13] См.: Агранович М. Л., Полетаев А. В., Фатеева А. В. Ук. соч. С. 74.
  • [14] В России - открытое акционерное общество (АИЖК), 100% акций которогонаходится в федеральной государственной собственности.
  • [15] Энциклопедия российской секьюритизации — 2013. — СПб.: ООО «Сбондс.ру» — Rusipoteka.ru (ООО «Русипотека»), 2013. С. 64-87,200-202 (отметим, что послетого, как в 2008 г. вышел первый выпуск данного издания, публикация цитируемого второго выпуска сама по себе указывает на наличие позитивных тенденцийна рынке секьюритизации).
  • [16] См., например: Обучение на протяжении жизни в условиях новой экономики (Серия «Актуальные вопросы развития образования»), М.: «Алекс», 2006. С.123-124; Palacios М. Investing in Human Capital: A Capital Markets Approach to StudentFunding. - Cambridge: Cambridge University Press, 2004; Vandenberghe V., DebandeO. Refinancing EU’s Higher Education with Deferred and Income-Contingent TuitionFees: An empirical assessment using Belgian, German and UK data// European Journalof Political Economy. 2008. № 24. P. 364-386.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >