Ограничения свободы собственности

Ограничения свободы собственности на недвижимые имущества.

Прежде всего интересы монополистических промышленных и транспортных предприятий потребовали ограничений начала свободы собственности в области права собственности на землю. Земельные участки, принадлежавшие средним, а иногда и мелким собственникам, не раз оказывались нужными монополистам для возведения промышленных предприятий, разного рода сооружений, в том числе сооружений транспорта, для прокладки электрических кабелей, проведения линий передачи электроэнергии и т. п. Приобретение участков у собственников возлагало бы на монополистов тяжелое финансовое бремя. Кроме того, оно требовало в каждом отдельном случае согласия собственника. Принудительное отчуждение "для общеполезных целей" допускалось только в пользу государства и также требовало "справедливого вознаграждения" собственника. Но первые гражданские кодексы периода империализма нашли способ удовлетворить интересы монополистов в этой области отношений, отступив в определении содержания права собственности на землю от традиционных определений, которые давали ему кодексы периода промышленного капитализма.

Хотя Германский гражданский кодекс 1900 г. воспроизвел положение ст. 552 Французского гражданского кодекса 1804 г. о праве собственника земельного участка также и на недра и воздушное пространство, однако он добавил: "Собственник не вправе воспретить воздействие на земельный участок со стороны других лиц, осуществляемое на такой высоте или на такой глубине, что у собственника нет интереса в устранении воздействия" (§ 905). Однородное положение содержит и Швейцарский гражданский кодекс 1907 г. (§ 667).

Таким образом, в Германии уже до первой мировой войны монополистическим компаниям была открыта законом возможность беспрепятственно и без вознаграждения собственников использовать в известных условиях недра чужой земли или воздушное пространство над чужим земельным участком.

После первой мировой войны французское гражданское законодательство, сохранив в силе ст. 552 Гражданского кодекса, обогатилось в то же время целым рядом новых актов, установивших в интересах монополистических предприятий весьма существенные изъятия из этой статьи.

Так, ряд законов и декретов на протяжении времени с 1919 по 1938 г. превратили движущую силу воды в объект особого права, независимо от права собственности на земельный участок, на котором расположено соответствующее водное пространство; никто, не исключая и собственника этого участка, не вправе эксплуатировать движущую силу воды без особой на то концессии или разрешения (для менее крупных источников водной энергии) государства. Концессия предоставляется на срок от 30 до 75 лет. По истечении срока концессии все возведенные концессионером сооружения поступают безвозмездно в собственность государства. Закон 1924 г. установил право летательных аппаратов совершать полеты над любым земельным участком "...в условиях, не нарушающих осуществления своих прав собственником участка". Закон 1935 г. установил "сервитута в интересах воздухоплавания", состоящие в том, что собственник земельного участка, расположенного на известном расстоянии от аэродрома, хотя бы и частного, не имеет права возводить на своем участке сооружения и насаждения, препятствующие полетам летательных аппаратов, а правительству предоставляется право обязывать собственника к устранению любых препятствий безопасности воздухоплавания.

Общие положения германского законодательства были после первой мировой войны также дополнены особыми положениями в интересах воздухоплавательных компаний: закон 1922 г. о воздушном транспорте установил свободу полетов над всяким земельным участком, занесенным по требованию воздухоплавательной компании посла обследования экспертной комиссией в особый реестр.

Своеобразно было в изучаемый период развитие права собственности в Англии, где это право и до настоящего времени отягчено многочисленными пережитками феодального строя. Ряд законов, изданных в 1922-1925 гг., был призван устранить некоторые из этих пережитков и превратить феодальное "держание" земли в неограниченную капиталистическую собственность. Законодатель действовал при этом весьма осторожно, стремясь по возможности примирить интересы землевладельцев, с одной стороны, и поземельного кредита - с другой, и как можно меньше колебать вековые традиции. Поэтому английское право собственности, особенно на недвижимое имущество, осталось и после реформ 1922-1925 гг. нагромождением архаизмов, своеобразно переплетающихся, а иногда еще и усложняемых нововведениями последних лет. Однако сохраняющийся до сих пор полуфеодальный характер поземельной собственности не препятствует охране интересов монополистических предприятий там, где этим интересам противоречат полуфеодальные пережитки. Интересы компаний, сооружающих железные дороги, каналы и т. п., обеспечиваются порядком их возникновения по специальным актам парламента, предусматривающим принудительное отчуждение для них чужой земли и другие льготы.

Вполне соответствовала общему, открыто эксплуататорскому и проникнутому "расистской" ненавистью характеру фашистского законодательства реформа, осуществленная гитлеровским законодательством в области землевладения. В целях создания крепкой кулацкой прослойки, с одной стороны, охраны юнкерских (помещичьих) имений - с другой, в 1933 г. был издан закон о наследственном крестьянском дворе. Размер земельных угодий двора должен был в каждом случае в соответствии с местными условиями обеспечивать пропитание одной семьи, но не превышать 125 га. Помещик или кулак, желавший использовать льготы, предоставлявшиеся наследственным крестьянским дворам, и удовлетворявший определенным требованиям закона (чистота арийской крови, способность вести хозяйство, "почтенность", уважение со стороны "крестьянского сословия"), был вправе разделить свое имение на несколько дворов. Имущество двора признавалось родовым, оно не могло быть ни отчуждаемо, ни закладываемо без разрешения суда по крестьянским делам. На основные части этого имущества не могло обращаться "взыскание по долгам собственника двора". Был установлен также и особый порядок наследования в имущество двора.

Ограничения свободы собственности на недвижимые имущества не раз выдавались французскими, германскими и английскими юристами за проявление так называемой "социализации" гражданского права, якобы служащей "интересам общества в целом". При этом под служением "интересам общества в целом" понимается главным образом сооружение крупных предприятий, которое осуществляется монополистическим капиталом в целях извлечения прибыли и якобы удовлетворяет нужды "всех".

Ограничение свободы собственности на движимые имущества. Первая мировая война заставила буржуазные правительства участвовавших в ней государств вступить на путь ограничений свободы собственности также и в области движимых имуществ.

Надо сказать, что и до первой мировой войны к движимому имуществу не только применялись нормы гражданских законодательств о принудительном отчислении в пользу государства, о которых упомянуто выше, но существовали и особые положения о военных реквизициях, т. е. о принудительном отчуждении имущества частных лиц в пользу государства для нужд войны. Известен был также секвестр, как чрезвычайное мероприятие в связи с войной, в силу которого собственник на время войны ограничивался в праве распоряжаться определенными видами имуществ. Во время войны 1914-1918 гг. правительства воюющих стран, используя специальное законодательство о военных реквизициях и общие нормы гражданского законодательства о принудительном отчуждении имущества частных лиц, стали издавать и новые специальные постановления о "взятии на учет", т. е. о секвестре различных, представлявших военное значение материалов и товаров.

В Германии уже через две недели после начала войны были "взяты на учет" важнейшие виды стратегического сырья, и распоряжение ими было подчинено разрешению особых военно-регулирующих органов, число которых возрастало с каждым месяцем. Затем были взяты на учет продовольственные ресурсы, в том числе и неснятый урожай. Законом 1915 г. была введена государственная хлебная монополия.

Позднее на тот же путь вступили и страны Антанты: Франция ввела хлебную монополию государства в 1917 г.; Англия в том же году впервые установила нормы снабжения населения важнейшими предметами потребления; США, вступившие в войну в 1917 г., в том же году ввели особый порядок распределения стратегического сырья между предприятиями, выполнявшими военные заказы.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >