Морально-этические оценки неискреннего общения

Вопросы искажения информации, лжи, обмана людей друг другом обсуждались в различных философских концепциях на протяжении многих лет в контексте извечно существовавшей проблемы добра и зла, однако при этом морально-этические оценки данного коммуникативного феномена подчас резко расходятся.

Рассматривая социально-психологические аспекты искажения информации, необходимо также отметить наличие двойных стандартов в принципах взаимодействия различных групп и организаций. Так, внутреннее взаимодействие в группе предполагает честность и открытость, тогда как внешние контакты предполагают ограничение информации, допускают искажение информации во имя защиты интересов конкретной структуры. В качестве примера можно привести работу политиков, разведчиков, дипломатов, следователей, военных, сотрудников спецслужб, где искажение информации считается социально приемлемой. При этом существует даже определенная терминология, обозначающая искажение информации в данных областях деятельности: искажение информации государственными деятелями обозначаются как "дипломатия", "политика"; обман во время войны - это "военная хитрость", "дезинформация"; операции различных спецслужб - это "оперативная комбинация", "легенда"; ложь врача - это "ложь во спасение", "праведная ложь". Изменение же терминологии, обозначающей то или иное социальное явление, ведет и к изменению отношения непосредственно к самому действию. Априори предполагается, что данные субъекты действуют вне личных интересов. Они выполняют социальный заказ и основываются на моральных и нравственных нормах социума, в интересах которого они и осуществляют свою деятельность. Хотя по формальным признакам их поведение подходит под квалификацию лжи и манипулирования. Поэтому необходимы научные исследования, научный инструментарий, который помог бы определить ситуации, в которых допускается в том или ином виде искажение информации людьми. Таким образом, можно отметить двуплановость подхода к допустимости искажения информации. Следовательно, феномен искажения информации невозможно рассматривать вне контекста социальной среды.

В данном случае можно согласиться с высказыванием Д. И. Дубровского: "Для оценки правды существует лишь масштаб общечеловеческих ценностей и смыслов, которые имеют, конечно, конкретно-исторический характер".

Социально-психологические детерминанты склонности к неискреннему общению

Существует целый ряд осознаваемых причин, почему люди искажают информацию (В. Н. Куницына, Н. В. Казаринова, В. М. Погольше). Люди боятся самораскрытия и поэтому используют в том или ином виде искажение информации. Распространенность этих явлений свидетельствует о важных психологических функциях, которые они выполняют в процессе общения. Исследование по изучению мотивов искажения информации в повседневных отношениях показало, что:

  • o примерно 55% опрошенных пользуются ложью, чтобы "сохранить лицо" - свое или партнера. Лжи, как правило, в таких случаях предшествует событие, которое вызывает у человека смущение;
  • o около 22% опрошенных лгут для избежания напряжения или конфликта, либо же для сохранения отношений;
  • o примерно 10% используют ложь для управления социальным взаимодействием;
  • o 3% пользуются ложью для того, чтобы достигнуть личной власти.

На оставшиеся 10% приходятся другие мотивы. В. В. Знаков выделяет следующие побудительные причины:

  • o корысть;
  • o желание избежать наказания;
  • o страх унижения;
  • o стремление повысить свой авторитет и т.д.

Г. Вилсон и К. Макклафлин также выделяют несколько побудительных причин:

  • o самозащита (основной целью является избежать заслуженного наказания или хотя бы "не потерять лицо");
  • o ложь как часть служебных обязанностей (разведчики, таможенники, полицейские, фокусники, артисты и пр.);
  • o лояльность (есть люди, которым проще сказать неправду, нежели сделать что-то неприличное);
  • o ложь как способ выиграть время.

Анализ возможных потребностей и мотивов человека может помочь понять его цель, а следовательно, поведение. Ю. В. Щербатых перечисляет индивидуальные особенности, которые могут использоваться в ситуациях искажения информации: жадность, любопытство, глупость, страх, преклонение перед всем значительным, неординарным, гордость, тщеславие, честолюбие. В пределах настоящей книги нас будут больше интересовать корыстные мотивы искажения информации.

Ключевым пунктом в анализе, насколько истинно то или иное сообщение собеседника или партнера, должно быть, таким образом, определение мотивов субъекта, установление причин, по которым он может умолчать о некоторых известных ему фактах. Необходимо проанализировать, существует ли какая-то причина или какой-то интерес у этого субъекта умолчать о каких-либо фактах или же вовсе изменить их.

Р. Р. Гарифуллин перечисляет следующие цели, с которыми один человек вводит в заблуждение другого.

  • 1. Решение собственных проблем (блефующего):
    • - удовлетворение материальных и духовных потребностей;
    • - получение политических и экономических дивидендов;
    • - внушение преувеличенного представления о себе;
    • - запугивание;
    • - хвастовство.
  • 2. С целью решения проблем заблуждаемого:
    • - заблуждение, которое может способствовать выздоровлению;
    • - заблуждение, которое может способствовать удовлетворению материальных и духовных потребностей заблуждаемого;
    • - заблуждение, которое способствует решению проблем заблуждаемого.

Д. И. Дубровский отмечает, что в общетеоретическом плане для анализа обмана как социального феномена надо рассмотреть следующие вопросы: кто обманывает?, кого?, как?, зачем? Четкий ответ, по крайней мере, на первые два вопроса обязателен при попытках осмыслить структуру обмана.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >