Феодальная война в середине XV века

Великий князь Василий I Дмитриевич скончался в 1425 г. Его сыну, наследнику престола княжичу Василию II (1415–1462) было всего 10 лет. Судьба складывалась так, что все последние московские князья – и Дмитрий Донской, и Василий I, и Василий II вступали на престол мальчиками. Но если у первых двух практически не было конкурентов, то у Василия II появился грозный соперник – второй сын Дмитрия Донского звенигородско-галичский князь Юрий Дмитриевич

(1374–1434). По завещанию Дмитрия Донского ему в удельное владение достались крупные по тем временам города Звенигород и Галич (Костромской), основная же часть Московского княжества перешла к великому князю. Теперь 50-летний Юрий Дмитриевич предъявил права на престол. Он попытался вернуться к прежнему порядку наследования – по старшинству, что было бы отступлением назад от наследования по прямой линии – от отца к сыну. Это был бы вчерашний день истории, потому что единение русских земель, мощь Московскою княжества во многом обеспечивалась именно наследованием от отца к сыну и постепенной ликвидацией уделов. Именно к сыну переходил основной массив московских земель, основные ресурсы, казна княжества.

Юрий Дмитриевич решил нарушить этот порядок. Уже в первый день после смерти Василия I Юрий Дмитриевич отказался присягнуть своему племяннику. Для этого у него были личные основания. Когда-то, еще до рождения сына, Василий I в своем завещании назвал Юрия своим наследником, но потам родился сын, и про первое завещание забыли. Но Юрий помнил о нем. Он был сыном Дмитрия Донского, при рождении крещен самим Сергием Радонежским, что прибавляло ему популярности. К тому же Юрий был опытен, прекрасно образован, знал и ценил литературу и искусство. Он был известен как поклонник и покровитель замечательного русского художника рубежа XIV–XV вв. Андрея Рублева. Известна его переписка с основателем Кирилло-Белозерского монастыря игуменом Кириллом. В своей столице Звенигороде и в округе он на свои средства развернул строительство прекрасных церквей и монастырей. К тому же это был настоящий рыцарь – Юрий был честен и умел держать слово, проявил себя мужественным воином и удачливым полководцем: за всю свою жизнь он не потерпел на поле брани ни одного поражения. И вот такой яркий человек бросил вызов 10-летнему мальчику.

Однако в истории не всегда привлекательная личность способна объединять большие массы людей и увлечь их за собой. Юрия любили в Звенигороде и Галиче, в этих удельных, свободных от влияния Москвы углах Руси. Его поддерживали и дальние северные города – Вятка и Устюг, которые испокон веков также привыкли к вольностям и безвластию.

Юрию симпатизировала также знать Великого Новгорода, мечтавшая, что при нем давление Москвы на Новгород будет слабее, в нем не будут больше править московские наместники и расцветут все новгородские вольности. Поддержали Юрия и те мелкие удельные князьки, которые мечтали вернуть себе былую независимость.

Борьба между старыми удельными порядками и новыми стремлениями рождающегося единого Русского государства стала закономерным явлением в истории. Похожие события происходили в соседнем Великом княжестве Литовском, где после смерти Витовта разгорелась междоусобная борьба между различными претендентами на трон. Нечто близкое наблюдалось и в далекой Франции, где Людовик XI (1423–1483) в середине XV в. ломал сопротивление властных и честолюбивых владетелей отдельных французских герцогств и графств. Известна его борьба с талантливым и ярким Карлом Бургундским, который постоянно побеждал Людовика на полях сражений и даже пленил его, но не мог повернуть историю вспять и остановить политику создания централизованного государства во Франции, которую поддерживали основные слои французского общества и города.

Б Англии жестокая и длительная (1455–1485 гг.) междоусобная феодальная воина Алой и Белон розы (двух линий королевской династии – Ланкастеров и Йорков) за английский престол, в которой погибли обе династии, в конце концов привела к установлению абсолютизма новой династии Тюдоров и прекращению феодальной анархии.

Василий II не мог сравниться с звенигородско-галичским князем Юрием ни по талантам, ни по душевным качествам. С детства он постоянно сталкивался с ненавистью и опасностями, поэтому рос подозрительным и жестоким. Но за плечами этого мальчика стояли мощные силы, стремившиеся к централизации и единству Руси.

Эти силы состояли из служилык князей, бояр и появляющихся помещиков-дворян – основы великокняжеского войска. К этим силам также относились крупные и мелкие земледельцы, вотчинники и помещики, которые поднялись к славе вместе с великими князьями, получили от Дмитрия Донского и Василия I земли и теперь не хотели делиться богатством и влиянием со сторонниками Юрия. Все, кто служил великому князю, видели в этом свою судьбу и понимали, что чем крепче будет великокняжеская власть, чем больше земель войдет в состав Московского княжества, тем богаче и сильнее будут и они, верные слуги этого мальчика, который был для них символом побеждающего единого Русского государства.

Великокняжескую власть, в конечном счете, поддержали и крупные русские города Коломна, Нижний Новгород, Кострома, Ярославль и другие во главе с Москвой. Горожане, посадский и торговый люд за время монголо-татарских набегов и в период борьбы Юрия Дмитриевича и его сыновей с Василием II устали от насилий, грабежей, пожаров, бесконечных поборов и мечтали о стабильной жизни. Они хотели спокойно торговать по всей Руси, изготовлять предметы своего ремесленного производства. Сильная власть московского князя давала им такую возможность.

Поддержала Василия II и Церковь – московский митрополит, епископы, кроме новгородского владыки, игумены крупных монастырей. Они видели в московском великом князе прочную защиту православия, лидера в борьбе против ненавистной Орды, о нем мечтали все их прихожане. Кроме того, великокняжеская власть неустанно поддерживала Церковь материально – богатыми земельными пожалованиями, предоставлением церковным хозяйствам всяческих льгот.

Наконец, весь "дом Калиты", все родственники великого князя, даже братья звенигородско-галичского князя Юрия поддерживали юного московского правителя. Они понимали, что сильная великокняжеская власть – это и их сила и мощь.

На стороне Василия II активно выступила его мать Софья Витовтовна и сам великий Литовский князь Витовт, которого Василий I перед смертью просил поддержать сына.

Сразу же после восшествия на трон юного Василия II в 1425 г. Юрий Дмитриевич уехал в северный Галич, подальше от Москвы, и разослал по всем землям грамоты о неподчинении Василию II и о сборе рати. К Галичу направилось московское войско, но Юрий бежал оттуда. Война между дядей и племянником, между силами единства и централизации и удельной вольницей началась.

На первом этапе противостояния стороны при посредничестве московского митрополита договорились, что лучше решить дело миром. Василий II и Юрий отправились в Орду за ярлыком на великое княжение.

50-летний Юрий и 16-летний Василий II пробыли в Орде год. Москва выиграла спор, но для этого потребовалось потратить много денег, сделать много подарков хану и его приближенным. Однако Юрий не согласился с этим решением и вновь уехал в Галич, куда к нему стали прибывать все недовольные московской властью.

Открытая схватка началась после ссоры сыновей Юрия Дмитриевича Василия Косого и Дмитрия Шемяки с Василием II во время его свадьбы в 1433 г. На пиру кто-то из бояр заметил на Василии Косом златотканный пояс, принадлежавший когда-то Дмитрию Донскому. В обстановке вражды и подозрительности великокняжеская семья это восприняла как вызов. Мать Василия II Софья Витовтовна приказала снять пояс с Василия Косого. Оскорбленные сыновья Юрия ушли с пира и тут же уехали к отцу в Галич. Начался новый этап борьбы за московский трон.

В апреле 1433 г. в 20 верстах от Москвы Юрий вместе с сыновьями нанес Василию II стремительный и неожиданный удар. Наспех собранные великокняжеские войска были разбиты Юрием, и Василий II вместе с молодой женой, матерью, казной, ближними боярами бежал из Москвы и укрылся в Костроме. Там его осадили сыновья Юрия, и Василий II сдался на милость победителей.

Василий Косой и Дмитрий Шемяка требовали от отца расправы над великим князем, но Юрий отказался. Напротив, он предоставил племяннику в качестве удела Коломну, второй по значению город в Московском княжестве. Это означало, что он давал возможность Василию II после своей смерти вновь, вернуться на великокняжеский престол. Но его сыновья вовсе не собирались в будущем отдавать трон Василию II.

Однако случилась удивительная вещь: разгромленный на поле боя, выгнанный из Москвы ж поселенный в Коломне Василий II сразу же стал притягательной фигурой для всех слоев русского общества. К нему в Коломну из Москвы потянулись служилые князья, бояре, дворяне. Они не хотели служить бывшему удельному князю. Коломна наполнилась людьми. Сюда перекочевала вся московская знать. Юрий остался по существу в одиночестве. В условиях разногласий среди победителей он принял неожиданное решение: отказался от московского престола и уступил столицу племяннику. Василий II занял Москву и сразу же возобновил борьбу, на этот раз с непокорными сыновьями Юрия. Те бежали в Кострому, потом в родной Галич. За ними следом шло московское войско. И снова великий князь потерпел поражение: на берегу Клязьмы братья разгромили московское войско, а его воевода попал в плен.

Однако Василий II собрал новую рать и двинул ее на владения Юрия и его сыновей. Юрий вынужден был принять вызов. Вспыхнула новая война. И опять великий князь уступил своему талантливому дяде, одержавшему над ним победу в сражении в 1434 г. на ростовской земле. Юрий снова занял Москву, пленил семью великого князя, захватил его казну. Сам Василий II бежал в Тверь, потом в Новгород.

Судьба отвела Юрию на правление в Москве только два месяца. В том же 1434 г. он умер, и тут же вопреки всем традициям его старший сын Василий Косой провозгласил себя великим князем. Младшие сыновья не присоединились к старшему брату, и начался новый этап феодальной войны. Ареной битв и походов стала вся Северо-Восточная Русь. Горели села и города, брались штурмом крепости. Гибли тысячи людей. Обескровливалась Русь в угоду амбициям отдельных правителей. Насилиями и жестокостями шла русская земля к своему единству и централизации.

Инициатива вновь перешла к московскому великому князю, так как Василий Косой не обладал ни обаянием, ни талантами своего отца. Широкие слои общества, в том числе и другие сыновья Юрия, выступили против честолюбивого авантюриста и поддержали старомосковскую власть. С их помощью Василий II вернул себе великое княжение. Василий Косой был вынужден бежать в Новгород.

В 1435 г. в сражении на р. Которосле (притоке Волги) Василий Косой был разбит московским войском. Между Василием II и Василием Косым был заключен договор, по которому Василий Косой получил в удел Дмитров, но через месяц нарушил мир и начал военные действия. В битве под Скорятином (близ Ростова) в 1436 г. Василий Юрьевич попал в плен, отвезен в Москву и по приказу Василия II был ослеплен (отсюда и прозвище – Косой). Великий московский князь преподал своим противникам первый урок жестокости.

Сломленный и слепой Василий Косой ушел с политической сцены и умер в забвении через 12 лет.

Казалось, теперь Русь может вздохнуть с облегчением и залечивать раны, нанесенные междоусобной войной, однако военное ослабление и разорение Руси немедленно использовал старый враг – Орда. Одно из ордынских войск появилось в южнорусских землях, и Василий II направил против монголо-татар войска под командованием своего недавнего противника Дмитрия Юрьевича Шемяки. Однако монголо-татары разгромили Шемяку и вскоре предприняли новый поход на Москву. Великий князь с семьей бежал из города. Захватчики сожгли окрестности столицы, опустошили Коломну.

Зимой 1444 г. ордынское войско во главе с ханом Улу-Мухаммедом вновь появилось на Руси, захватило Нижний Новгород, Муром, другие города. Василий II сам новел русскую рать навстречу врагу. В сражении у стен суздальского Спасо-Евфимиева монастыря, несмотря на численное превосходство русских, монголы: разгромили войско московского великого князя. Русские воеводы проявили нераспорядительность, в войске была плохая дисциплина, а главное – вспомогательный отряд Шемяки почему-то "запоздал" и не явился на поле боя. Это было настоящее побоище. Василий II, множество его видных бояр попали в плен. Монголы отпустили Василия II па родину при условии огромного выкупа, который собирали со всей Руси.

Именно в это время созрел заговор Дмитрия Шемяки. Он обвинил великого князя в неумении защитить Русь от монголо-татар, в огромной тяжести выкупа. На свою сторону он привлек тверского и можайского князей.

Когда Василий II выехал в Троице-Сергиев монастырь помолиться за свое освобождение, заговорщики ночью 12 февраля 1446 г. захватили Москву, послали отряд Можайского князя в монастырь, захватили великого князя прямо в церкви, привезли в Москву и ослепили. В дальнейшем великий князь вошел в историю под именем Василия II Васильевича Темного.

Через несколько дней Василия II с женой сослали в Углич на Волгу, разослали по дальним городам и других его родственников, но в суматохе забыли о княжеских сыновьях. Верные люди увезли старшего из них, малолетнего княжича Ивана (1440–1505) (будущего государя всея Руси Ивана III) и его брата и спрятали в одном из селений. Однако Шемяка добился их выдачи и отправил к отцу в заточение в Углич.

В это время на границах Руси произошло знаменательное событие. Улу-Мухаммед, один из видных золотоордынских ханов, победитель Василия II, обосновавшийся в южнорусских землях, объявил о своем разрыве с Ордой и перенес свою столицу в Казань, на Волгу, свергнув местного князя. Так на территории бывшей Волжско-Камской Булгарин напало существовать самостоятельное Казанское ханство.

Казалось, противники Василия II прочно захватили власть в Москве. Но очень скоро выяснилось, что у Шемяки нет в обществе никакой опоры. Все силы, которые прежде поддерживали Василия II, отвернулись от мятежников. Масса людей стала перебираться в Углич, как когда-то в Коломну. Группа служилых князей и бояр попыталась освободить Василия II и его семью из заточения, но неудачно. Сторонники великого князя в русских землях на границах с Литвой (Брянск и ряд других городов) собрали вооруженные отряды и начали борьбу с Шемякой.

В этих условиях в 1447 г. Шемяка освободил слепого Василия II и дал ему "в отчину" Вологду. При этом он взял с него клятву никогда более не домогаться великокняжеского трона. Однако Вологда очень быстро стала центром сопротивления мятежников, базой начавшегося движения в пользу Василия II. К тому же Шемяка быстро дискредитировал себя как правитель. При нем начался передел земельной собственности, шло разграбление государственной казны. Близкие к нему люди пользовались властью, чтобы набить себе карманы. Огромные масштабы приобрело взяточничество и несправедливость в княжеском суде.

Вскоре шумен Кирилло-Белозерското монастыря Трифон освободил ("разрешил от крестоцелования") Василия II от клятвы, данной Шемяке. Центр движения в поддержку Василия II был перенесен в Тверь. Великий князь собирал войско, получал помощь из разных городов, в там числе от Твери. Союз Москвы и Твери был скреплен обручением юного Ивана Васильевича и Тверской княжны. В Тверь потянулись сторонники Василия II из Литвы. Из войска Шемяки многие перешли к Василию II. На сторону сильнейшего встала московская церковная кафедра, до того поддерживавшая Шемяку. Василий II послал требование Шемяке оставить Москву и уйти в свой удел – в Галич, и в конце этого же 1447 г. великокняжеский отряд захватил Москву. Дмитрий Шемяка бежал в Углич. Постаревший и поседевший, с черными впадинами вместо глаз Василий II Торжественно въехал в Москву. В 1448 г. Шемяка вынужден был отказаться от московского престола формально.

Еще несколько лет Д лилась война. Лишь в 1453 г. Василий II окончательно взял вверх. В этом же году Шемяка внезапно скончался в Великом Новгороде. Современники полагали, что он был отравлен сторонниками Василия II.

Остаток правления на московском троне Василий II провел в укреплении власти. Он не ушел от дел, как Василий Косой, а, напротив, принимал в них самое деятельное участие. И все-таки слепота ограничивала его активность. Постепенно он стал выдвигать на первый план своего сына Ивана, и вскоре тот стал соправителем отца.

Москва укрепила союз с Тверью, восстановила влияние великокняжеского правления в Великом Новгороде, который во время феодальной войны добился для себя ряда свобод. Это влияние было подкреплено походом па Новгород в наказание за поддержку им Шемяки. В то же время Московское княжество продолжало отбивать продолжавшиеся монголо-татарские набеги.

Василий II оставляет своему сыну уставшее от войны, разоренное княжество, но одновременно передаст ему но завещанию основной массив земель Северо-Восточной Руси, в том числе земли поверженных соперников.

Московское княжество в результате кровопролитных и разорительных феодальных войн постепенно превращалось в государство, борющееся за единство русских земель, противостоящее противникам и беспощадное к врагам.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >