Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Мировая политика

Европейский союз

Евросоюз — интеграционное образование, которое пока формально считается межправительственной региональной многофункциональной организацией, а фактически является прототипом конфедеративного межгосударственного образования, учитывая наднациональные черты его функционирования.

Идея единства Европы уходит корнями во времена Римской империи. Впоследствии, в Средние века и Новое время она получила продолжение в существовании Священной Римской империи на территории современной Европы. Впервые лозунг "Соединенных Штатов Европы" прозвучал в речи Виктора Гюго в 1849 г. В XX в. идея европейского единства обретает форму общественного движения (на I Панъевропейском конгрессе 1927 г.) и официальных документов. В 1929 г. французский министр иностранных дел Л. Бриан внес панъевропейский Меморандум в Лигу Наций, прием которого, впрочем, был довольно прохладным: слишком дорог был европейским государствам национальный суверенитет. После Второй мировой войны европейские государства задались целью восстановить свою разрушенную экономику, подорванное политическое влияние и сделать все возможное, чтобы не допустить повторения трагедии. Призыв был озвучен главой британских консерваторов У. Черчиллем в 1946 г. в Цюрихе. По его словам, ощущалась потребность в "средстве, которое превратило бы Европу в свободное и счастливое пространство". Цельная концепция европейского строительства принадлежит французскому министру иностранных дел Р. Шуману и французскому политическому деятелю Ж. Монне, которых можно считать отцами-основателями ЕС.

Идеи Шумана и Монне начали воплощаться в жизнь с 1951 г., когда было образовано Европейское объединение угля и стали (ЕОУС). В 1957 г. на основе Римского договора объединились три структуры — ЕОУС, Европейское сообщество по атомной энергии (Евратом) и Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), собственно и составившие основу современного Евросоюза.

С 1957 г. численность ЕС увеличилась в несколько раз. Первыми участницами-основателями были шесть стран — ФРГ, Франция, Италия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург (последние три — так называемые страны Бенилюкса). В последующем расширение ЕС шло следующим образом: в 1976 г. членами сообщества стали Великобритания, Дания и Ирландия (страны Северной Европы), в 1980 г. — Греция, в 1986 г. — Испания и Португалия (в 1980-е гг. присоединились страны Южной Европы), в 1995 г. — Австрия, Финляндия и Швеция, в 2004 г. — 10 стран Центральной и Восточной Европы (наиболее масштабное расширение ЕС), среди которых Латвия, Литва, Эстония, Чехия, Польша, Венгрия, Словакия, Словения, Кипр, Мальта. Наконец, 1 января 2007 г. к ЕС присоединились Румыния и Болгария. Таким образом, на сегодняшний день в ЕС входят 27 государств евроатлантического пространства. Па очереди Турция, которая уже больше 10 лет стремится в ЕС, но пока безуспешно. Критерии (экономические и политические) присоединения к организации достаточно строги. Хотя следует отметить, что последнее масштабное расширение во многом диктовалось сугубо политическими соображениями — расширить влияние западного сообщества на Восток. По экономическим показателям большинство из стран этого эшелона далеко отстает от критериев "старых членов" ЕС.

Географическое расширение ЕС сопровождалось углублением интеграционных процессов на европейском пространстве. Схема интеграции в рамках ЕС приобрела уже классический характер и рассматривается многими другими интеграционными объединениями мира как образец, но пока никто не смог повторить ее даже на ранних стадиях. Схема включает пять этапов. Первый этап — создание свободной торговой зоны, т.е. отмена внутренних таможенных барьеров в торговых отношениях. Этот этап был завершен к концу 1960-х гг. На очереди встал второй этап — создание таможенного союза. Эта стадия интеграции предполагала введение единого внешнеторгового тарифа в отношениях с третьими странами. Эта цель была достигнута к середине 1970-х гг. Следующим этапом стало создание общего рынка, т.е. свобода передвижения не только товаров, но и капитала, рабочей силы и услуг внутри Европейского сообщества. В основном эта цель была достигнута к началу 1990-х гг. Следует отметить весьма плавный и неспешный характер процесса интеграции. Только три этапа интеграции потребовали почти 40 лет, и это несмотря на то, что Европа представляла собой единое социокультурное и социально-экономическое пространство на протяжении столетий.

В 1993 г. вступил в силу Маастрихтский договор, который подводил итог достигнутым результатам интеграции и ставил перед европейскими странами новые задачи — создание, во-первых, единого экономического и валютного пространства и, во-вторых, политического союза, включающего единую внешнюю и оборонную политику. По сути, Маастрихтский договор преследовал цель превращения европейского пространства из сообщества государств в конфедерацию — тип государственного образования, хоть и достаточно рыхлый, но, тем не менее, представляющий собой уже единое государственное пространство. Именно тогда, в соответствии с поставленными задачами, Европейское сообщество получило свое нынешнее название — Евросоюз, что подчеркивало значимость предстоящих целей и состояние достигнутых успехов. Маастрихтский договор явился продолжением и развитием Римского договора 1957 г.

Четвертый этап европейской интеграции — создание единого экономического и валютного пространства, начал реализовываться на рубеже 1990—2000-х гг. введением единой европейской валюты евро, которая начала использоваться в банковских расчетах с 1 января 1999 г. и превратилась в наличное платежное средство с 1 января 2002 г. В середине 1990-х гг. американские экономисты, в частности Милтон

Фридман, очень скептически высказывались о возможности введения единой европейской валюты, ссылаясь на то, что национальная валюта — это средство решения внутренних проблем и символ национального суверенитета. Вероятно, это было искреннее мнение известного профессионала с мировым именем, а не выражение политического заказа. Тем не менее, к настоящему времени только три страны Евросоюза добровольно отказались от сделанного им предложения принять евро и сохранили свои национальные валюты — Великобритания, Дания, Швеция. В какой-то мере эту позицию можно объяснить традиционным "евроскептицизмом" северных европейских народов. В 17 государствах ЕС национальная валюта уже заменена на евро. Функционирует Центральный европейский банк.

Между тем мировой финансово-экономический кризис обнаружил серьезные изъяны в системе еврозоны. Единая валюта была введена без достаточных гарантий контроля со стороны межгосударственных органов Евросоюза. Оглядываясь назад, Жак Делор, который возглавлял Еврокомиссию с 1985 по 1995 г. и был одним из главных архитекторов валютного союза ЕС, недавно признал, что проект еврозоны с самого начала был ущербным. По его мнению, у руководящих органов Евросоюза не было достаточных полномочий для координации экономической политики государств-членов. Он даже признал правоту таких стран, как Великобритания, которые не пожелали войти в зону евро, полагая, что без единого государства единая валюта не получится. Если в относительно спокойных условиях эта недостроенная конструкция кое-как держалась, то мировой финансово-экономический кризис расшатал ее до основания. Греция и Ирландия оказались на грани дефолта, поставив под удар всю еврозону. Чуть позже к ним добавились Италия, Испания и Португалия, а стоимость необходимого антикризисного пакета стала измеряться уже триллионами евро. В качестве вывода приведем мнение Ю. В. Шишкова, который полагает, что кризис со всей очевидностью обнаружил конфликт между нарастающей экономической глобализацией и консервативным по самой своей природе государственным суверенитетом.

Еще труднее обстоит дело с пятым этапом евроинтеграции — созданием политического союза. Ситуация настолько непростая, что есть все основания говорить о системном кризисе ЕС. Прежде всего, провалилась попытка принятия Европейской конституции. В октябре 2004 г. главы тогда еще 25 государств — членов ЕС подписали в Риме первую в истории Европейскую конституцию. По сути, ее вступление в силу означало бы превращение европейского пространства в единую конфедерацию. Однако этому не суждено было случиться. Несмотря на то, что многие государства ЕС ратифицировали документ, проблемы возникли во Франции и Нидерландах в 2005 г., где население в ходе референдума высказалось против Евроконституции. Процесс ратификации был "заморожен" — для вступления документа в силу требовались положительные ответы всех без исключения государств — членов ЕС.

Новый удар по планам европейской элиты создать единое политико-правовое пространство на территории ЕС был нанесен в июне 2008 г. Через два года после провала попытки принятия Евроконституции, в декабре 2007 г., лидерами стран ЕС был принят адаптированный документ аналогичной направленности — Лиссабонский договор. Из него убрали громкие фразы про Конституцию, параграфы про общий флаг и гимн и т.п. Документ должен был утверждаться не на всенародных референдумах, а парламентами в рабочем порядке. 18 стран покорно сказали "да". Единственная страна, где все-таки провели референдум, была Ирландия, и ее граждане проголосовали против Лиссабонского договора. Затем наступила цепная реакция — ряд глав государств ЕС заявили, что теперь нет смысла подписывать документ, даже если его ратифицируют национальные парламенты. Процесс политической интеграции опять зашел в тупик.

И только через год, в 2009 г., ирландские политики "уговорили" своих граждан и те проголосовали за Лиссабонский договор, который ввел в Евросоюзе должности президента и министра иностранных дел.

События последних лет в Евросоюзе говорят о том, насколько сложен и неоднозначен процесс отказа от национального суверенитета, к которому фактически сводится вся история европейской интеграции. Если на стадии экономического единения проблемы относительно успешно разрешались, но как только речь зашла об ограничении политического суверенитета, процесс застопорился. При этом характерно, что позиция европейской элиты, настроенной на политическую интеграцию, вошла в противоречие с мнением простых граждан европейских стран. Так, в связи с неудачным референдумом в Ирландии 2008 г. высокопоставленный член Еврокомиссии на условиях анонимности сообщил, что если бы подобные референдумы проводились в других государствах ЕС, результаты были такими же. 95% участников опроса на сайте крупнейшей голландской газеты "Телеграф" восхищаются "мужеством ирландцев".

Не лучше обстоит дело и с попытками координации странами ЕС своей внешней и оборонной политики. В 1997 г. был подписан, а в 1999 г. вступил в силу Амстердамский договор, в соответствии с которым Евросоюз получил полномочия определять общие для всех стран-членов принципы и основные направления внешней политики и политики безопасности, в том числе по вопросам, имеющим оборонное значение. Первым провалом этих намерений стала негативная реакция Германии и Франции па военную акцию США против Ирака в 2003 г., в то время как ряд других членов ЕС ее активно поддержали, прежде всего, Великобритания. В дальнейшем серьезные разногласия возникли между "старыми" членами ЕС и "младоевропейцами" из стран Восточной Европы и Прибалтики. Здесь противоречия коснулись, главным образом, восприятия России. Известно не вполне дружеское отношение ряда стран этого региона к бывшему "старшему брату". Кроме того, многие восточноевропейские и прибалтийские страны склонны ориентироваться во внешней политике на Соединенные Штаты, в то время как "старые" члены Евросоюза стремятся проводить более самостоятельную и независимую от США политику.

Утверждение ЕС в качестве единого субъекта в международных отношениях — основная цель комплекса мер, принимаемых в рамках Общей внешней политики и политики в области безопасности (ОВПБ) Евросоюза. Эта задача не имеет прецедентов в истории: никогда еще не удавалось объединить внешние политики отдельных государств с момента их выработки до стадии осуществления, т.е. па всем протяжении внешнеполитического процесса.

Общая внешняя политика ЕС переросла рамки установок европейского политического сотрудничества образца 1970 1980-х гг. Однако выйти на подлинную внешнеполитическую интеграцию пока не удается. Страны не готовы передать часть своих суверенных прав наднациональным институтам.

Причины невысоких темпов внешнеполитической интеграции разнообразны. С одной стороны, это давние традиции "сильной и самостоятельной" внешней политики наиболее крупных стран. С другой — наоборот, не менее стойкая политика активного дипломатического лавирования малых государств, при помощи которой им десятилетиями удавалось решать задачи национального развития через игру на противоречиях между "более сильными". Отсюда — идейные различия элит стран — членов Евросоюза в понимании задач OBI I Б.

К этому надо добавить институциональную слабость коммунитарной политики в ЕС по сравнению, например, с механизмами НАТО, — борьбу между Советом и Комиссией за контроль над общей внешней политикой и, наконец, внешние влияния, из которых, прежде всего, приходится говорить об американском.

Обобщая трудности, с которыми сталкивается процесс европейской интеграции, можно выделить следующие проблемы:

  • 1) провал принятия Евроконституции и трудности принятия Лиссабонского договора;
  • 2) разногласия между членами ЕС по вопросам внешней политики;
  • 3) противоречия по вопросам сельскохозяйственной политики, прежде всего, между Францией и Великобританией;
  • 4) дебаты но поводу моделей объединения — более умеренная полиция Великобритании (не далее конфедерации) и более решительная позиция Германии (до уровня федерации);
  • 5) различия в уровнях социально-экономического развития между странами разных субрегионов — Западной и Восточной, Центральной и Южной Европы;
  • 6) различия между моделями социального устройства различных стран ЕС, например английской, германской и скандинавской моделями.

На сегодняшний день в давнем споре между "евроскептиками" и "еврооптимистами", похоже, верх берут первые. Слишком обострились противоречия внутри Евросоюза, еще 10 лет назад казавшимся "непотопляемым флагманом" международной интеграции. Одной из наиболее серьезных причин системного кризиса ЕС стало масштабное расширение последних лет, которое организация, похоже, не может "переварить". В настоящее время нет ясности в вопросе, до какой глубины интеграции способен дойти Евросоюз.

Система управления в ЕС на сегодняшний день носит смешанный характер. Она сочетает в себе наднациональные и межнациональные черты. Наднациональность политической системы ЕС состоит в отказе государств-членов в определенных областях от доли своего суверенитета в пользу региональных институтов. Институты ЕС (Комиссия, Суд, Парламент — в большей, Совет — в меньшей степени) — это своего рода орудия наднационального процесса. Межнациональные черты системы управления ЕС связаны с участием в ряде его органов представителей стран-членов, которые действуют в соответствии со своими национальными интересами.

Характерно, что уже на данном этапе европейской интеграции система управления ЕС напоминает внутригосударственную систему управления, что свидетельствует в пользу того, что Евросоюз — очень продвинутое в плане интеграции региональное объединение, движущееся, несмотря на все трудности, в направлении конфедерации.

Главным органом управления является Европейский совет, в который входят высшие политические лидеры стран-участниц (главы государств или правительств). Они определяют общую политику ЕС. На многих саммитах Европейского совета принимались кардинальные для ЕС решения.

В Совет министров входят по одному представителю от национальных правительств каждого государства-члена. Представители стран-участниц меняются в зависимости от темы заседания Совета. Например, если обсуждаются вопросы сельскохозяйственной политики, то встречаются национальные министры сельского хозяйства, внешней политики — министры иностранных дел и т.д. Совет министров занимает следующий после Европейского совета уровень в иерархии институтов ЕС по важности решаемых им задач. Совету министров принадлежит главная законодательная роль. Многие законы ЕС могут приниматься в Совете квалифицированным большинством, т.е. вопреки желанию отдельно взятых государств-членов. При этом квоты отдельных стран определяются в соответствии с их вкладом в бюджет организации и численностью населения.

Политическая роль Европейского парламента за последние годы изменилась радикально в сторону усиления законодательной власти. В Римском договоре 1957 г. Парламенту предоставлялось, мало что значащее на практике, право высказывать свое мнение по определенным законодательным предложениям, которые Совет мог принять или отвергнуть. Это была процедура консультаций. Поворотным пунктом в приобретении Европарламентом реальной законодательной власти стал Единый европейский акт 1987 г. Теперь Парламент широко использует бюджетные прерогативы для влияния на политику ЕС. Он санкционирует все главные международные договоры, а при заключении договоров с новыми странами-членами определяет условия их вступления. Санкция Парламента также требуется для назначения Председателя и членов Комиссии, при внесении любых поправок в статус Европейского центрального банка. Выборы в Европарламент проводятся каждые пять лет. Наднациональный характер Парламента проявляется, в частности, в процедуре выборов: они проводятся не по национальному, а по политическому принципу — одноименные партии разных стран выдвигают единых кандидатов независимо от их национальной принадлежности. В Европарламенте, Европейском совете и Совете министров ЕС можно видеть прообраз будущей законодательной власти общеевропейского государства. Европейской комиссии при таком видении отводится роль правительства.

Европейская комиссия — назначаемый орган исполнительной власти в ЕС. Хотя в нее входят представители каждой страны ("комиссары"), по она менее чем какой бы то ни было иной орган управления в ЕС связана с национальными политиками отдельно взятых стран-членов, проводя наднациональную политику, выражающую интересы ЕС как единого целого. Не случайно противники усиления политической интеграции и дальнейшего ограничения суверенитета государств — членов ЕС часто ссылаются именно на оторванность еврокомиссаров от национальных интересов конкретных государств, называя их "еврократы-бюрократы".

Европейский суд представляет собой высшую судебную инстанцию в ЕС. Он имеет юрисдикцию разрешения споров: между государствами-членами; Союзом и государствами-членами; институтами, а также частными лицами и Союзом. Решения Суда по рассматриваемым делам наднациональны, однако собственного механизма принуждения у Европейского суда в данный момент нет, его формирование — один из следующих шагов в совершенствовании структуры органов ЕС. Принудительное исполнение решений Европейского суда в настоящее время осуществляется национальными судами.

В соответствии с Лиссабонским договором с 1 декабря 2009 г. в ЕС введен пост министра иностранных дел, а с 1 января 2010 г. — президента ЕС. Как ни странно звучит на первый взгляд, но министр иностранных дел ЕС станет обладать гораздо более широкими полномочиями, чем президент Европейского совета, выполняющий более представительские функции.

Отношения ЕС и России после 1991 г. претерпели немалые изменения — от взаимной эйфории начала 1990-х через похолодание времен чеченской войны до нынешней противоречивой взаимозависимости. С одной стороны, казалось бы, все развивается по восходящей: на Евросоюз приходится 53% нашей внешней торговли, Россия — третий после США и Китая экономический партнер ЕС, товарооборот и взаимные инвестиции растут. Мы занимаем совпадающие или схожие позиции по огромному количеству международных вопросов (хотя и не во всем).

Вместе с тем в 2007 г. истек срок Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, а переговоры о заключении нового начались только летом 2008 г. из-за польского вето на соответствующий мандат Еврокомиссии и вскоре окончательно застопорились. Россия и ЕС никак не договорятся по поводу Энергетической хартии, предлагаемой нам европейцами, в соответствии с которой Россия должна обеспечить свободный доступ иностранных компаний к разработке и транспортировке своих энергоносителей. Настаивая на таких условиях, ЕС пользуется ассиметричной взаимозависимостью между ним и Россией в вопросе экспорта-импорта энергоносителей. (По словам В. Путина, "если... по газу Евросоюз покрывает за счет российских поставок 44% своих потребностей, то в общем экспорте российского газа 67% — это ... поставки в Европу. Это значит, что... Россия сегодня даже больше зависит от европейских потребителей, чем потребители от своих поставщиков"). При этом в Германии на государственном уровне создастся контрольный орган, чтобы ограничить нежелательные инвестиции из России, Китая и некоторых других стран. Конечно, речь не идет о явно антироссийской политике, но Россия тоже оказалась в "черном списке". К числу серьезных политических противоречий следует отнести отказ подписать ДОВСЕ, одностороннее признание независимости Косово. Среди российско-европейских разногласий можно назвать еще калининградский транзит, предоставление политического убежища чеченским боевикам в Лондоне и ряд др. Давая общую оценку ситуации, министр иностранных дел России С. Лавров, назвал ее "множественным кризисом".

Можно много говорить о причинах взаимных обид и разочарований в отношениях между Россией и ЕС. Это и традиционные социокультурные противоречия, и пугающий европейцев рост экономического могущества России.

Особое внимание следует обратить на различие между внутриполитическими дискурсами о суверенитете в России и Европе. Основное отличие заключается в том, что в своем стратегическом мышлении Россия руководствуется "вестфальскими" представлениями о суверенитете. Возвращение и укрепление государства было ключевым пунктом всех сроков правления В. Путина. Идея "суверенной демократии" была озвучена главным кремлевским идеологом В. Сурковым. В Европе же набор политических практик и инструментов, предназначенных для регулирования отношений с внешним окружением, называется европеизацией, под которой понимается трансформация национальной политики и процесса выработки политических решений в соответствии с современными европейскими ценностями. Речь идет, прежде всего, о процессах интеграции. Таким образом, вопрос кризисных отношений между Москвой и Брюсселем заключается не в "плохой" политике, которую можно было бы исправить. На самом деле проблема состоит в системной несовместимости ЕС и России, которые находятся на разных фазах эволюции своих систем управления пространством.

Обратим внимание еще на одну причину кризиса в отношениях России и ЕС — за последние несколько лет Евросоюз изменился.

Во-первых, нынешний ЕС гораздо больше обращен внутрь самого себя. Внутренний системный кризис, о котором речь шла выше, привел к тому, что Евросоюзу в целом сейчас просто не до России.

Во-вторых, произошла смена поколений политиков во всех ведущих странах ЕС, традиционно задававших в нем тон, — Германии, Италии, Франции, Великобритании. Уход Г. Шредера и Ж. Ширака лишил Россию наиболее влиятельных и благожелательных партнеров, готовых ее выслушать.

В-третьих, и это, видимо, самое существенное, к ЕС добавился ряд государств, где элиты на подсознательном уровне часто страдают русофобией. Более того, в ряде стран Восточной Европы к власти пришли откровенно националистически настроенные политики, часто не согласные с итогами Второй мировой войны и Нюрнбергского трибунала, что создаст готовую почву для конфликта с Россией. На Востоке справедливо замечают, что караван не может идти быстрее самого медленного верблюда. Так вот, к каравану российско-европейских отношений присоединилось несколько весьма медленных верблюдов, норовящих к тому же двигаться прямо в противоположную сторону. Похоже, исторические фобии наших прибалтийских и польских соседей становятся европейским мейнстримом.

К сожалению, в Лиссабонском договоре содержится ряд положений, позволяющих недружественно настроенным к России странам блокировать общеевропейские решения в отношении нашей страны. Как подчеркивает депутат Европарламента Ален Ламассюр, все еще сохраняется дилемма: "Кто мы — партнеры или политические противники? Даже более чем пятнадцать лет спустя после распада СССР западный лагерь так и не определился с ответом на этот вопрос". Не просматривается он и в Лиссабонском договоре.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы