Антикризисное управление и его особенности

Качество и эффективность антикризисного управления, в том числе государственного, напрямую зависит от типа, характера и стадии кризиса, масштабов и глубины проникновения его метастазов в ткань общественного организма. Антикризисное управление — это система действий и управленческих шагов, направленных на выявление и оценку уязвимых мест и кризисных рисков, минимизацию потенциального ущерба от кризиса и перевода общества в состояние определенности и последующего предсказуемого и стратегически устойчивого развития — развития без смут, войн и потрясений, угрожающих целостности и суверенитету государства.

Государственное антикризисное управление — это многофакторная система, характеризующаяся своим особым набором принципов, механизмов и инструментов, специфических технологий и стилей управляющего воздействия. Оно включает в себя анализ кризисной мега-, макро- и микросреды; исследование причин возникновения кризисной ситуации; разработку планов нейтрализации негативных кризисных проявлений; выбор предпочтительных направлений внутренней и внешней антикризисной политики, а далее инвестирование, подбор и расстановку кадров, стимулирование, сочетание различных методов управляющего действия — от слияний и поглощений до разделений, выделений и поиска консенсусных решений, ужесточения контроля и принуждения.

Большой научный и практический интерес в контексте исследования проблем антикризисного государственного управления представляют труды многих известных специалистов в вопросах кризисной экономики, риск-менеджмента, государственного администрирования в условиях социально-экономической неопределенности и политической нестабильности. В первую очередь это труды Л. И. Абалкина, А. А. Азуана, Г. В. Атаманчука,

Е. Т. Гайдара, С. Ю. Глазьева, Р. С. Гринберга, Г. О. Грефа, Дж. Гэлбрейта, М. Г. Делягина, А. А. Зиновьева, Л. В. Канторович, Дж. Кейнса, С. А. Кравченко, Н. А. Кричевского, П. Кругмана, В. В. Леонтьева, Д. С. Львова, А. Д. Некипелова, В. С. Немчинова, В. A. May, Н. Я. Петракова, Е. М. Примакова, Л. Н. Овчаровой, М. А. Сажииа, П. Самуэльсона, Ж. Т. Тощенко, М. Фридмана, Ф. фон Хайека, С. С. Шаталина, Ю. В. Яковеца, Е. Г. Ясина и многих других отечественных и зарубежных ученых.

Предметы их научных исследований: стратегическое управление и его эффективность; теория и механизмы публичного управления в кризисной ситуации; базовые элементы эффективного механизма антикризисного управления, его правового, финансово-экономического и кадрового обеспечения; корпоративное антикризисное управление; инновационный менеджмент; патологии, риски, дефекты и дисфункции управления; нелинейное программирование, прогнозирование и управленческое планирование, а также множество других, связанных с кризисными проявлениями проблем теории и практики публичного управления.

С большим интересом и пользой для политико-управленческой практики воспринимаются научно-концептуальные выводы ученых Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН, Научно-исследовательского университета «Высшая школа экономики», РАНХиГС при Президенте РФ, Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, Центра стратегических инициатив (ЦСИ), Центра стратегических разработок (ЦСР), Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), Центра изучения кризисного общества, действующего при поддержке Фонда «Диалога цивилизаций». Огромную экспертно-аналитическую, прогнозную и интегрирующую в организационном отношении роль играет Экспертный совет при Правительстве РФ.

Выводы ученых содержат ответы и рекомендации по многим актуальным вопросам кризисного управления. Например, как с минимальными потерями трансформировать социальную реальность, оказавшуюся в ситуации социальной неустойчивости и кризисных рисков; что необходимо предпринять, чтобы изменить структуру финансово-экономического обеспечения и с помощью гибкого бюджетного маневрирования стимулировать производственный процесс; как активизировать трудовую мобильность и направить производственные ресурсы в точки приоритетного роста, как наладить здоровые партнерские международные отношения, как реализовать главную цель антикризисного управления — сбалансированное и устойчивое развитие страны.

При этом исследователи обращают внимание на то, что любые, даже самые разумные решения общество и рынок в автоматическом режиме не воспринимают. Необходимо эффективное социальное пространство, в котором нормативно, идеологически и организационно обеспечивался бы широкий простор для конструктивно ориентированных преобразований, нужны институты, которые выполняли бы не только политико-управленческую функцию, но и играют роль «контрмажоритарного инструмента»1 [1]

обеспечения конституционного правопорядка в стране. Иначе общество станет свидетелем не преодоления кризиса, а еще большей дестабилизации и практически полной непредсказуемости будущего.

Правда, антикризисные конструкции многих исследователей, особенно консервативной точки зрения, дальше идей стратегического государственного программирования, повышения регулирующего и стимулирующего воздействия банковской системы, государственного аудита, ужесточения контроля и совершенствования налогового регулирования не идут.

Либеральная часть, наоборот, отличается абсолютной верой в рыночные институты с их механизмами самоорганизации, убеждена, что выход из кризисной ситуации общество способно найти самостоятельно в режиме самозащиты и без какого-либо серьезного внешнего управляющего воздействия. Либералы убеждены в эффективности «минимального участия государства в экономической сфере», ценностей свободного рынка и минимально регламентируемой государством демократической конкуренции.

Неолибералы идут дальше и выступают сторонниками максимально возможной децентрализации управления, предельного ограничения роли государства в регулировании предпринимательской деятельности и гражданской инициативы. Многие из них, похоже, до конца не понимают, что политика жесткого либерализма, широкого политического плюрализма и свободы предпринимательской деятельности не только не способна вывести общество из кризиса, а, наоборот, порождает новые проблемы, в том числе коррупцию, нерациональные бюджетные расходы, массовую безработицу, дороговизну на потребительском рынке.

В кризисных условиях значимость государственного управляющего воздействия существенно возрастает. Особенно с точки зрения научностратегического понимания общественных процессов, их регулирования на основе принципов научности, законности и социальной справедливости, т.е. тех императивов, которые делают государство сильным, эффективным и авторитетным. Без качественно работающего государства невозможно успешное антикризисное реформирование ни политики, ни экономики, ни социальной сферы.

Даже такой убежденный сторонник либеральных конструкций, как Дж. Вульфонсон — в недавнем прошлом президент Всемирного банка, - признает, что «история с настойчивостью повторяет, что хорошее правительство — это не роскошь, а жизненная необходимость, без эффективного государства устойчивое экономическое и социальное развитие невозможно в принципе»1. Только государство в содружестве со всеми зрелыми политическими силами общества способно обеспечить должную жизнеспособность общественного организма, высвободить внутреннюю энергию роста, вывести общество из состояния стагнации и кризиса, причем с минимально возможными, если это не ситуация революционных потрясений, деформациями социального контекста. Вопрос лишь в том, какое это государство, каков вектор его внутренней и внешней политики, каковы ценностные ориентации, интересы и приоритеты. Ведь не случайно В. О. Ключев- [2]

ский, исследуя глубинные причины трудностей осуществления социальных реформ, обращает внимание на то, что многие беды, смуты и трагедии общества всегда имеют своим истоком «бессмысленное управление»1.

В научной литературе используется довольно широкий набор понятий, с помощью которых исследуются основные содержательные характеристики управления в кризисной ситуации. Учеными представлен целый ряд социально-экономических теорий кризисного развития: теория перепроизводства товаров по отношению к платежеспособному спросу населения в условиях разрегулированности общественного капитала (К. Маркс); теория цикличности кризисного развития под влиянием научно-технической революции (В. Леонтьев); теория, объясняющая цикличность кризисного процесса «сжатием банковского кредита» (Р. Хоутри); психологическая теория, в соответствии с которой кризисность общества — это следствие волнообразное™ смены пессимистического и оптимистического настроения социума (А. Пигу); теория потребления, связывающая кризис с наступлением критического соотношения между доходами богатых и бедных, между потребностью и возможностью инвестирования в производство (Дж. Гобсон, К. Фостер). Не лишена оснований и теория чрезмерного инвестирования (Ф. Хаек, Л. Мизес).

Большинство авторов трактуют антикризисное управление как управление кризисом и даже как управление с помощью кризиса. Под таким управлением понимаются управляющие воздействия с целью не только выявления источников кризиса, купирования его очагов и перевода социума в качественно новое состояние, но и поиска резервов стабилизации и обеспечения социальной устойчивости. Речь, таким образом, идет об управлении как некоем своде стратегических целевых установок и соответствующих системных действий но выводу объекта из застойно-кризисной ситуации, выявления стимулирующих факторов и придания объекту дополнительных импульсов ускоренного роста.

Государственное антикризисное управление — это не что-то искусственно сконструированное в тиши кабинетов ученых, политиков и чиновников. Это отражение ситуации, реально сложившейся в данном географическом пространстве и в данный момент исторического развития.

К антикризисному государственному управлению предъявляются повышенные требования.

1. Системность управляющего действия — максимально возможная мобилизация имеющихся в стране антикризисных ресурсов. Конечно, с учетом того, что в борьбе с кризисными угрозами надо не рассчитывать на «чудодейственные внешние силы», а опираться исключительно на собственные производственные, интеллектуально-трудовые, энергетические, финансовые, сырьевые, силовые и иные ресурсы, на свои институты развития, на свой социальный потенциал и свои резервы, проявляя при этом соответствующую гибкость, адаптивность и профессионализм. Здесь, как и во всей окружающей действительности, действует закон сохранения [3]

и преобразования энергии: если в систему закачивать дополнительную созидающую энергию, то под ее воздействием непременно начнутся процессы самоорганизации и мощного противодействия разрушительным кризисным силам.

2. Максимально возможная ранняя диагностика застойных явлений

и кризисных угроз. В антикризисном управлении как нигде нужны стратегическое мышление и упреждающий поиск эффективных средств управления; гибкость и ситуационно адекватное реагирование на каждое кризисное проявление; концентрация усилий на перспективных направлениях политического, экономического и социально-культурного развития, а далее мотивирование, ориентированное на урегулирование кризисной ситуации с минимальными потерями; социально-психологическая установка на инициативу, оптимизм и решительность; формирование в обществе атмосферы социальной солидарности и уверенности в успехе.

  • 3. Своевременность и адекватность реагирования на реальные кризисные угрозы. Отсюда — политическая воля; объективная оценка последствий принимаемых управленческих решений; взвешенный синтез нового и традиционного; сочетания лучшего отечественного и зарубежного опыта; рациональность использования имеющихся антикризисных ресурсов; последовательная реализация инновационных программ; оперативное исправление ошибок. Замедленная реакция па происходящее, затягивание с принятием антикризисных решений, действия в расчете «на авось» таят в себе огромную опасность, усугубляют кризисные риски и в итоге наносят непоправимый ущерб обществу и государству. Чем раньше власти почувствуют опасность и включат соответствующие антикризисные механизмы, тем большими возможностями будет обладать общество, чтобы подготовиться к кризису и относительно быстрому восстановлению нормальной жизнедеятельности людей. Причем действовать надо, как свидетельствует опыт, в поступательно-наступательном, а не пассивно-выжидательном или оборонительном режиме. Ведь цена заторможенности антикризисного управления огромна — за ней не только судьба государства как суверенного образования, но и реальность выхода на новое качество развития.
  • 4. Оптимизация стиля управления в направлении большей целеустремленности, открытости, искренности, деловитости, жесткой антибюрократической и антикоррупционной направленности в деловых отношениях. Следовательно, стиля не разрушающего, а порождающего атмосферу созидающего доверия к властям, мотивации инициативы и самоорганизации, ориентации на каждодневное продвижение вперед и повышенную ответственность за результаты реализуемых решений.

В условиях кризиса важна не суетливость и скоропалительность принимаемых решений, не волевой нажим и не жесткое администрирование, а продуманность, взвешенность и рациональность. Основные же факторы базисного характера — инвестиции, расширение экономических свобод, стимулирование инициативы частного сектора, ослабление налогового пресса, новые кадровые и информационные технологии, либерализация административного и уголовного законодательства, персональная ответственность;

5. Овладение научными принципами антикризисного управления.

В таком управлении, как ни в каком другом деле, должна присутствовать целеустремленность, рациональность, осмотрительность, трезвая оценка сложившейся (или складывающейся) ситуации, взвешенность действий в сочетании с комплексным использованием экономико-финансовых, социально-политических и духовно-нравственных факторов. Только в таком случае система становится по-настоящему чувствительной к социальным переменам, начинает лучше работать.

6. Реализм целей антикризисной стратегии в направлении достижения «социального оптимума». Особенно с точки зрения укрепления режима законности и обеспечения должного правопорядка в обществе. В этой части самое главное — реальная борьба с коррупцией, бюрократизмом, организованной преступностью, терроризмом, в том числе информационным. Самое серьезное внимание должно быть уделено враждебным действиям зарубежных политических, идеологических и разведывательных центров. Иначе протестные движения, порождаемые кризисной ситуацией и стимулируемые недружественными действиями извне, обязательно перерастут в реальные антигосударственные действия.

Для грамотного управления кризисом необходима исчерпывающая информация о положении дел в стране и вокруг нее, сильная политическая воля и хорошая команда антикризисных менеджеров, необходим откровенный диалог с обществом. Причем с учетом одного существенного момента, подмеченного в свое время В. О. Ключевским: «Нужность реформ всегда назревает раньше, чем народ созревает для реформы»1. Тем более что реформы всегда наталкиваются на ожесточенное сопротивление определенных политических сил. Причем потенциал противодействия тем сильнее, чем больше неудачных решений принимают реформаторы. Только в единстве с народом можно рассчитывать на адекватность реагирования людей на многочисленные вызовы кризисного времени, своевременно идентифицировать риски и улавливать опасные изменения, принимать соответствующие меры по их сдерживанию и нейтрализации.

Общество не только объект управления, но и активный участник антикризисного действия. Оно не только отражает действительность (воспринимает, анализирует, запоминает, соответствующим образом реагирует и преобразовывает), но и подсказывает, и создает конкурентные преимущества. Отключив (нейтрализовав) антикризисный потенциал общества, власть загоняет себя в тупик, становится «негибкой и неэластичной», начинает проявлять «синдром выгорания» и уже только поэтому формирует условия для своего поражения.

Похоже, именно так рассуждал министр финансов царского правительства С. Ю. Витте, когда в феврале 1900 г., стремясь активизировать продвижение страны вперед, направил государю всеподданнейший доклад «О положении нашей промышленности», в котором изложил свои размышления, обобщения и оценки состояния российской экономики, сформулировал соответствующие предложения по поводу более разумной орга- [4]

низации государственного управления. Многое из того, что предлагалось в то время, нс потеряло своей актуальности до сих пор. В обобщенном виде суждения Витте можно изложить следующим образом1:

  • 1) к России надо относиться как стране с многопрофильным производственным потенциалом, широкой номенклатурой производства и научного поиска;
  • 2) у себя дома мы должны производить все то, что можем производить, а значит, предметно, как сейчас говорится, заниматься импортозамещением и тем самым по-настоящему быть «экономически независимыми от иноземной промышленности»;
  • 3) для того чтобы цены не росли, а себестоимость продукции снижалась, надо развивать конкуренцию и предпринимательское соперничество, которое ведет к удешевлению продуктов, и благодаря этому не только к расширению потребления внутри страны, но и к вывозу избытков за границу. Надо добиваться того, чтобы конкурентного соперничества было как можно больше — только так можно добиться и снижения цен, и повышения качества продукции;
  • 4) надо уходить от сырьевой зависимости, не замыкаться на производстве «сырых произведений, не представляющей больших выгод вообще, и, главное, всецело подверженной стихийным влияниям изменчивых метеорологических условий». Надо больше заниматься переработкой и производством готового конечного продукта. При этом понимать, что страна без своей собственной промышленности «не может почитать свою мощь непоколебимой» и «не может достигнуть настоящей экономической независимости»;
  • 5) отношение к предпринимательству должно быть стратегически заинтересованным и не менее уважительным, чем к тому и тем, кто занят производством, культурой и обороной. Предпринимательство необходимо для того, чтобы «на почве богатой природы и дешевого труда могла вырасти широкая и могучая промышленность». Нам необходимы деятельные капиталы, разветвленная сеть «кредитных учреждений и сберегательных касс», широкое акционирование, современное кредитование и гибкая ипотека;
  • 6) надо помнить, что есть не только внутренняя, но и внешняя конкуренция, поэтому надо самым серьезным образом участвовать в международной конкуренции (а сегодня и международном разделении труда), учитывая, что международное владычество укрепляется не только силою оружия, а прежде всего торговлей;
  • 7) необходимо уделять самое серьезное внимание зарубежным достижениям, не изолировать себя от внешнего мира. Надо брать на вооружение технические и технологические достижения других стран, делать у себя дома все то, что делают другие, но делать это лучше и качественнее;
  • 8) смелее привлекать в страну капиталы из-за границы, стимулировать приток иностранных сбережений и «предприимчивости иностранных [5]

капиталистов», рассматривать это дело как стимулирующий фактор развития. Но ассимилировать в своей стране эти капиталы надо таким образом, чтобы промышленность осталась вполне национальной. При этом обязательно надо гарантировать безопасность иностранных инвестиций, строго исполнять все договоренности и условия. Если же иностранные капиталы устремятся на расширение отечественной промышленности, то последняя только выиграет и получит дополнительный импульс к развитию. При этом надо понимать, что «недостойно великой империи подвергать ее внешнюю политику опасности давления иностранных бирж»;

  • 9) не следует бояться иностранных специалистов, наоборот, их надо приглашать и поддерживать. Иностранцы наверняка будут служить нашей стране честно и добросовестно, а со временем будут не менее преданными России, чем мы сами;
  • 10) необходимо твердое руководство. Для достижения успеха необходимо согласовать действия различных ведомств так, чтобы принимаемые меры были направлены к одной общей цели. Следует бороться с бюрократизмом, волокитой и продажностью, создавать благоприятные юридические условия для промышленников, предпринимателей и купечества. Необходимо, чтобы дружные совместные усилия всех ведомств, представленных на местах особыми административными учреждениями, помогали осуществлению одной из основных задач правительства — насаждению возможно более широкой и разнообразной промышленности в стране.

В изложенной концепции С. Ю. Витте видел основу государственной успешности и выражал уверенность, что все им предложенное реально и жизненно необходимо. Основания для такой уверенности у него были достаточно веские. Ведь «по быстроте и силе» роста Россия в то время стояла «впереди всех иностранных экономически развитых государств», и не подлежало сомнению, что «страна, которая оказалась в состоянии в два десятилетия более чем утроить свою горную и фабрично-заводскую промышленность, таит в себе богатый запас внутренних сил для дальнейшего развития». Сформулировано более сотни лет назад, а звучит по всем без исключения позициям в высшей степени актуально и сейчас.

С кризисом надо не только бороться, но и управлять им. В противном случае нс мы будем контролировать кризис, а кризис будет манипулировать нами. Возникает естественный вопрос: «Почему?» Да потому, что созидание всегда связано с разрушением, поглощением и преобразованием, решительным отказом от отжившего и отживающего — новое всегда оплачивается дезорганизацией и разрушением старого1. А значит, дезорганизация должна быть поставлена под контроль и направлена на созидание в русле стратегического общественного интереса. В том числе с точки зрения борьбы с коррупцией, бюрократизмом и разрушительными действиями внутренних внесистемных сил и враждебно настроенных зарубежных центров. Иначе самые простые и безобидные протестные настроения, стимулируемые недружественными действиями и провокациями, рано или [6]

поздно перерастут в антигосударственные действия и неконтролируемые процессы гражданского неповиновения. А далее лишь одно — смуты, перевороты и другие непредсказуемые последствия.

Следующие составляющие характеризуют управленческий потенциал государства в кризисной ситуации:

  • • потенциал имеющихся финансово-экономических ресурсов и гибкость кредитно-денежной системы;
  • • потенциал общественного доверия, качество политического и идеологического дискурса государственной стратегии противодействия кризису;
  • • потенциал способности властей адекватно реагировать на кризисные проявления, регулировать, координировать и регламентировать деятельность различных субъектов управленческих отношений;
  • • информационный потенциал, способный обеспечить объективность оценки сложившейся кризисной ситуации, своевременность, адекватность прогноза ее развития и ее негативов;
  • • потенциал качества стратегического, оперативного и ситуационного антикризисного планирования.

Базовый же критерий эффективности антикризисного курса может быть лишь один — соответствие полученных социальных эффектов жизненным интересам и ценностным ориентациям общества, соответствие материальным и духовным потребностям, жизненным устремлениям и повседневным заботам человека. Все остальные критерии и индикаторы могут использовать лишь в той мере, в какой они не противоречат базовому критерию, а органически дополняют, конкретизируют его и согласуются с ним.

  • [1] См.: Шахрай С. М. О Конституции: Основной Закон как инструмент правовых и социально-политических преобразований. М.: Наука, 2013. С. 280.
  • [2] Цит. по: Государство в меняющемся мире // Вопросы экономики. 1997. № 7. С. 4.
  • [3] Ключевский В. О. Материалы разных лет // Сочинения : в 9 т. Т. 9. М. : Мысль, 1990.С. 339.
  • [4] Ключевский В. О. В поисках своего пути. С. 368.
  • [5] См.: Докладная записка Витте Николаю II // Историк-марксист. 1935. № 2/3. С. 131—139.
  • [6] См.: Никонов А. Апгрейд обезьяны. Большая история маленькой сингулярности. М. :Изд. дом НЦ ЭНАС, 2005. С. 67-68.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >