Базовые составляющие государственной антикризисной стратегии: общий контекст

Исторический и современный опыт антикризисного управления свидетельствует, что успех может быть гарантирован лишь в том случае, если в основе управляющего действия лежит гибкая, постоянно обновляемая, социально ориентированная стратегия модернизационного действия инно- [1]

вационной направленности, затрагивающая интересы и возможности всех социальных структур, классов, слоев и страт современного общества.

Она должна быть ориентирована нс только на достижение запрограммированных макроуровнсвых показателей (что само по себе очень важно и носит базовый характер), но и эффективно работать на микроуровне первичного управленческого звена. Решения запрограммированных задач должны обеспечивать не только глобальные, общегосударственные, региональные и местные, но и корпоративные интересы на уровне каждого производственного коллектива, должны открывать широкий простор для развития малого и среднего предпринимательства. Именно так реформировались в разные кризисные годы США, Великобритания, Италия, Канада, Китай, ФРГ, Япония и многие другие страны.

Антикризисная стратегия должна иметь многоуровневый характер, Зачитывать то, что кризис чаще всего носит структурный характер, нередко является отражением мирового финансово-экономического кризиса, обвального падения цен на энергоносители и санкционного противостояния, результатом накопившихся перекосов в различных областях национального народно-хозяйственного комплекса. Не говоря уже о слабостях и низкой эффективности государственного управления, негативах энергетической, финансово-экономической и информационной войны, абстрагироваться от которой мы не можем и вынуждены учитывать во всех антикризисных программах.

Моделей антикризисного стратегического антикризисного управления немало: от мобилизационного «закручивания гаек» до инвестиционной модели «инновационного обновления», приумножения капиталов, последовательного решения социальных задач с выходом на путь стабильного развития в координатной системе «новой нормальности». Наш выбор — второй вариант, ориентированный, по формуле Д. А. Медведева, на «новую модель экономического роста»1. Ее основа — хорошо продуманная стабильная государственная политика с четкими ценностными ориентирами и эффективным взаимодействием политики, права, науки, культуры, экономики и гражданского общества. Планируя антикризисное и посткризисное развитие, нельзя опираться на текущее, сиюминутное восприятие реальной действительности, а тем более на зыбкий фундамент интуитивного восприятия реальной действительности, субъективных интересов и идеалистических проектировок. Базис эффективного антикризисного управления принципиально иной — стратегически ориентированный курс государственного строительства. Более конкретно — научность предвидения, системность и креативность управления, правовая законность, государственная суверенность, российская цивилизационная идентичность, четкость ценностных ориентиров, нравственность, эффективность.

Структурно антикризисная стратегия включает следующие элементы.

1. Анализ и диагностика кризисной ситуации. Осуществляется на основе всестороннего научного исследования источников социальной неустойчивости и производственно-экономического спада; причин прошлых неудач, [2]

источников социальной напряженности и конфликтности в среде правящих элит; определения источников и возможных вариантов развития кризиса и связанных с ним противоречий, рисков и угроз; составления матрицы «болевых точек», «критических показателей» и связанных с ними угроз; сравнения полученной информации с показателями, которые являются для общества катастрофическими. Главное здесь — максимально ранняя стадия выявления кризисной угрозы и оперативность введения в действие антикризисной программы. Для этого необходимы соответствующие аналитические и инновационные центры.

В России таковые имеются. Условно их можно назвать фабрикой мысли. Целый ряд ее подразделений работают непосредственно с правительством и администрацией главы государства. Это Институт народно-хозяйственного прогнозирования РЛН, исследовательские центры НИУ-ВШЭ, РЛН- ХиГС, Агентство стратегических инициатив (АСИ), Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), Комитет гражданских инициатив (КГИ). Несомненную помощь оказывает взаимодействие политиков, представителей крупного бизнеса, ученых и СМИ в различных международных совещательных и информационно-аналитических форумах. Пример: экономический форум в Давосе — «Глобальные проблемы экономического развития», саммит в Москве — «Мировой опыт и экономика России», Петербургский международный экономический форум «Новые подходы в российской экономике: локализация и инновации», «Гайдаровский форум» — международная научно-практическая конференция «Россия и мир: новый вектор».

Весьма плодотворна деятельность дискуссионных клубов. Таких как экспертно-аналитический центр «Валдай», созданный для содействия открытому диалогу экспертов, политиков, общественных деятелей и журналистов по актуальным мировым проблемам, «Столыпинский клуб», изучающий проблемы экономического роста, «Меркурий-клуб» по проблемам обеспечения экономической и финансовой стабильности России. Не менее значимо участие российской научной элиты в Парижском клубе, в рамках которого реализуется широкий спектр конкретно научных проектов но глобальному моделированию и общефилософским исследованиям бытия современного человека, ценностей жизни и перспектив развития социальной реальности, поиску путей гуманизации человеческой сущности и гуманитарного обновления мира в целом.

2. Мониторит зон наибольшей кризисной опасности, т.е. организация непрерывного контроля за состоянием управляемого объекта в режиме реального времени, обеспечивающего своевременность получения нужной информации, выбор приоритетов и принятие соответствующих антикризисных управленческих решений, разработка адекватных антикризисных программ и технологий. Существенную помощь правительству в этом плане оказывает Экспертный совет при Правительстве РФ1, который активно участвует в подготовке, реализации и контроле исполнения государственных управленческих решений, экспертной работе, разработке методиче- [3]

ских рекомендаций и стандартов функционирования общественных советов и экспертных групп при федеральных органах исполнительной власти, рассмотрении и оценке общественных инициатив. Решения Экспертного совета, его коллегии и рабочих групп принимаются, как правило, большинством голосов участвующих в заседании, в том числе в режиме онлайн.

Трудно переоценить также роль таких антикризисных институтов, как Инвестиционный фонд развития, Российская венчурная компания, Агентство но ипотечному жилищному кредитованию, Фонд содействия реформированию ЖКХ, Российский инвестиционный фонд информационнокоммуникационных технологий, Фонд развития промышленности, Фонд поддержки малых форм в научно-технической сфере, Инновационный центр «Сколково», Фонд «ВЭБ Инновации», и других аналогичных структур. Их главная миссия — генерация новых знаний, финансовая поддержка инновационных инициатив, содействие созданию эффективной инфраструктуры для инноваций и инноваторов.

Большие надежды на случай кризисной ситуации государство связывает с такими нефинансовыми институтами, как наукограды, технопарки, бизнес-инкубаторы, особые экономические зоны с соответствующими наблюдательными и экспертными советами. Такого рода институты предназначены для производства высококачественной конкурентоспособной продукции, формирования «прорывных идей», создания передовой научно-технической продукции — нано- и биотехнологий, космических коммуникаций, электроники, точного приборостроения, химического синтеза, ядерной физики.

Не менее важным элементом механизма антикризисного государственного управления являются общественные структуры тина общественных палат, народных фронтов, постов общественного контроля. Они организуют контрольно-аналитические мероприятия, научно-практические форумы и конференции, дискуссионные клубы, экспертные заключения на принимаемые решения государственного звучания. На их площадках обсуждаются самые острые вопросы жизни страны, выявляются болевые точки общественного бытия, проходят социальную экспертизу проекты законов по всем национально значимым проблемам.

3. Формирование новой, наиболее приемлемой для страны и для данного исторического момента модели экономического роста, се финансово-экономического, правового, кадрового и информационно-управленческого обеспечения. Документ должен включать оценку рисков и социальных опасностей кризиса, анализ зон повышенной неустойчивости, установление точек бифуркации и наиболее опасных областей неопределенности и вариативности, количественный и качественный замер степени влияния на кризис различных внутренних и внешних факторов (политических, экономических, культурных, религиозных, в том числе откровенной антиправительственной экстремистской направленности), а также приоритеты, базовые принципы, целевые установки и ресурсы антикризисного действия.

Стратегическая цель — уверенно смотрящая вперед Россия; процветающая, социально справедливая, мирового уровня культуры и образования страна; общество патриотически настроенного, морально и физически здорового населения; сильное в правовом и нравственном отношении государство.

Ценностные ориентиры: связанность императивами федеративного демократического правового социального светского государства; социализированная собственность; департизация и современная политическая культура административно-управленческой деятельности; народовластие, демократизм, креативность, транспарентность и подконтрольность политики и процессов управления; подотчетность, подконтрольность и ответственность властей перед обществом; научная обоснованность и гума- нистичность принимаемых решений; нравственная прочность правящей элиты; добросовестный труд как высшая ценность и первоисточник благосостояния. Принципы: социальная ориентированность — социальные обязательства государства должны оставаться незыблемыми; комплексность и непрерывность антикризисного действия; оптимальное сочетание централизации и децентрализации, рациональность и эффективность; резистентность — способности противостоять негативным внешним воздействиям и резильентность — способность переживать трудности с минимальными потерями.

4. Юридическое закрепление антикризисных мер в системе научно обоснованной государственной антикризисной стратегии. Конечно, с учетом, что современный мир глобализируется, сталкивается с немалыми рисками и неопределенностями, а горизонты прогнозирования, проектирования и планирования — гибче и короче. Поэтому каждая мера антикризисного воздействия должна быть четко привязана к решению определенного комплекса задач, гарантирующего достижение конкретной цели, формироваться в режиме не формально-бюрократических, а конструктивных консультаций с бизнесом, заинтересованными политическими и общественными организациями. Не менее значимо наличие соответствующих нормативных правовых актов, дорожных карт и «контрольных точек» проверки и оценки достигнутого.

Государственная антикризисная стратегия должна быть примером деловитости, индикативного планирования и системного контроля, должна быть рассчитана на нейтрализацию конкретных в данный момент застойнокризисных проявлений и в то же время ориентирована на будущее пост- кризисное развитие. Это означает ориентацию на инновационные тренды и раскрепощение экономической жизни, бережное отношение к госрезер- вам, сокращение неэффективных расходов, импортозамещение и формирование гибких моделей межстранового протекционизма, поиск новых форм партнерского сотрудничества с мировым сообществом.

  • 5. Определение приоритетов государственной антикризисной политики и формирование институциональной среды для вывода страны из кризиса. Это должны быть приоритеты, которые гарантируют конкурентные преимущества страны и способствуют достижению жизненно важных целей долгосрочного характера. Более конкретно это означает:
    • • упрощение законодательства, снятие параллелизма в нормативноправовом регулировании, отсеивание лишнего в огромном массиве правовых норм на основе принципов необходимости, соразмерности и эффективности, уточнение границ полномочий и ответственности должностных лиц, исключение импровизаций в принятии управленческих решений;
    • • сокращение до оптимальных объемов хождения в стране иностранной валюты, снижение уровня зависимости экономики от экспорта энергоносителей и волатильности мировых финансово-сырьевых рынков — экономика «нефтегазовой трубы» должна уступить первенство «экономике знаний и инноваций»;
    • • индустриализация производства на самой современной научно-технической и технологической базе, создание эффективных транспортно-логистических коммуникаций. Принцип реализации — тесное взаимодействие и взаимная ответственность науки, образования, бизнеса и государства. Площадки научного прорыва — лучшие НИИ, университеты, инновационные компании, технопарки;
    • • последовательная и неуклонная реализация политики импортоза- мещения — страна должна находиться не «на внешнем подсосе», а развиваться на собственной основе, должна производить конкурентоспособную продукцию высших мировых стандартов но всей необходимой для российского общества номенклатуре товаров;
    • • разгосударствление, а там, где это целесообразно, наоборот — национализация стратегически важных объектов;
    • • предметная поддержка реального сектора экономики: смягчение условий кредитования, налоговое стимулирование, расширение налоговых льгот для долгосрочных инвестиционных проектов, развитие государственно-частного партнерства, отказ от социально порочной системы распределения доходов по схеме — прибыль акционерам (приватизация прибыли), а инвестиционные и производственные риски государству (национализация убытков);
    • • прагматическое построение работы правительственных структур, совершенствование работы финансовых и контрольно-надзорных органов, прежде всего налоговой инспекции, органов финансового контроля и антимонопольной службы;
    • • обеспечение надежной судебной защиты прав, свобод и достоинства человека, защиты собственности и частного капитала;
    • • социальная стабилизация, сокращение разрыва между самыми высоко- и самыми низкооплачиваемыми категориями населения, реализация принципов социальной справедливости и апробированной мировой практикой системы прогрессивного налогообложения;
    • • воссоздание исторически и ментально присущей для нашей страны системы социальной защиты. Важнейший ее приоритет — развитие гражданской инициативы, самоорганизация, продвижение по пути формирования «нового социального государства»1.
  • 6. Меры по активизации кредитно-денежной политики: обеспечение должной управляемости финансовым и фондовым рынками, снижение процента рефинансирования, ужесточение контроля движения денежных [4]

средств, стимулирование иностранных инвестиций, оздоровление проблемных финансово-банковских структур, обеспечение возвратности в бюджет средств, израсходованных на поддержку попавших в кризисную ситуацию отраслей и предприятий. Все финансовые антикризисные меры должны обеспечиваться не кредитами, заимствованиями и внешними подачками, а эффективными внутренними ресурсами.

В кризисной ситуации, как свидетельствует мировой опыт, оправдана разумная политика: а) диверсификации и «умеренно-дсфицитного бюджетирования»; б) смягчения рисков кризисных проявлений в межбюджетных отношениях; в) сокращения налоговой нагрузки на реальный бизнес-сектор с параллельным ужесточением банковской, налоговой и таможенной дисциплины; г) облегченного доступа к кредитам структур малого и среднего бизнеса; д) форсированного роста инвестиций в основной капитал, перевооружения перспективных отраслей производства и развития «экономики знаний»; е) либерализации системы региональных сборов; ж) лишения государственных лицензий недобросовестных субъектов банковской деятельности; з) оптимизации пенсионных выплат.

  • 7. Обеспечение информационной безопасности', создание надежно защищенной системы передачи информации по каналам государственных политико-управленческих структур, защиты отечественных СМИ и российского сегмента Интернета как от внутренних противников правящего государственного режима и государственного строя, так и от информационно- идеологических, псевдонаучных, псевдорелигиозных, националистических и иных экстремистских информационных атак. Актуальна также задача блокировки интернет-сайтов, размещающих запрещенную к распространению информацию. Менеджменту надо понимать, что живем мы во времена жестких информационных войн (агрессивная ложь, компроматы, манипуляции, шантаж, несанкционированный взлом информационных сетей), а значит, антикризисное управление не может не учитывать эту особенность. Иначе государственные интересы защитить невозможно — «потеря инициативы в онлайне непременно повлечет потерю инициативы в офлайне»1.
  • 8. Модернизация механизма государственного управления в соответствии с особенностями кризисной ситуации — антикризисная профессионализация кадров; стимулирование предприимчивости частного сектора; снижение регулятивной нагрузки, разрушение барьеров бюрократического и олигархически-монополистического сопротивления антикризисным реформам; акцентуация внимания на демократических принципах управления. На смену чиновничеству бюрократически-административной ориентации и топ-менеджменту с психологией паразитирующего на слабостях государства капитала должны прийти убежденные приверженцы государственного интереса, люди гуманистического мировоззрения, профессионалы — сторонники инновационной траектории роста. Нам надо также [5]

твердо усвоить, что запретами, «закручиванием гаек», повышением тарифов и акцизов, высоким ссудным процентом инициативу разбудить невозможно, а тем более вывести страну на траекторию устойчивого экономического роста.

9. Комплекс мер по приумножению человеческого капитала, что, в свою очередь, требует существенного изменения подходов к пониманию существа и современных задач социального государства, структурной модернизации и повышения качества образования, здравоохранения, пенсионной системы, системы социального страхования и социальной защиты, развития конкуренции в социальной сфере, особенно в таких особо чувствительных для россиян сегментах, как ЖКХ, теплоснабжение, электроэнергетика, пассажирские перевозки.

В обществе необходима атмосфера оптимизма, социального спокойствия и уверенности в будущем. А также не следует забывать, что пессимизм (бездеятельность, потребительская психология, фальшивые идиллические картинки красивой жизни на кредитной основе, ожидание отмены санкций и роста цен на энергоносители) лишь провоцируют кризисные проявления, причем не в меньшей степени, чем финансовая волатильность и зарубежные санкционные провокации.

  • 10. Совершенствование антикоррупционной системы. Прежде всего, по линии совершенствования национального антикоррупционного законодательства и практики его применения в соответствии с лучшими мировыми и отечественными стандартами. Здесь как нигде нужны последовательные, всесторонне осмысленные стратегически ориентированные шаги1, устраняющие фундаментальные причины кризисных проявлений, прежде всего близорукость политического видения, безответственность, системность коррупции и бюрократизма, сочетающие в себе как превентивно- профилактические, так и системные меры комплексного принудительного воздействия. Решить такого рода проблемы без привлечения настоящих профессионалов-управленцев государственного уровня, ученых и наиболее квалифицированных экспертов гражданского общества невозможно.
  • 11. Овладение современным созидающим стилем управления и гибкое пропагандистское PR-сопровождение предпринимаемых антикризисных мер, в том числе в форме конструктивных контактов государственного аппарата с институтами гражданского общества, лидерами политических партий, СМИ. За всем этим — своевременное и правдивое информирование общества о принимаемых антикризисных решениях и результатах их практической реализации; проведение широких научно-концептуальных исследований и разъяснительных мероприятий в формате саммитов, научно- практических форумов, пресс-конференций, «прямых линий», встреч с представителями бизнеса, молодежных движений. При этом нельзя забывать, что население ждет от своего государства и его руководителей не красивых слов и убедительных объяснений, а конструктивных, всесторонне осмысленных и стратегически хорошо выверенных действий. [6]
  • 12. Разрушение сложившегося в обществе стереотипно негативного восприятия чиновника как равнодушного, безответственного, некомпетентного и безразличного к судьбе страны человека. Косность бюрократии и моральная неустойчивость определенной части чиновничества — это, конечно, факт, опровергнуть справедливость которого непросто. Но и негативные крайности в оценках государственного аппарата и его работников тоже недопустимы. Такой подход несправедлив, и от него следует решительно отказываться. Причем не только в пропагандистском духе, а, прежде всего, конкретными делами, т.е. большей заботой о профессионализме и нравственной прочности государственной службы, созданием более действенной системы оценки качества служебной управленческой деятельности, формированием благоприятной служебной среды для привлечения на службу высокопрофессиональных, перспективных и наиболее достойных в моральном плане специалистов. И это не пожелание, а объективная потребность, ведь кризис требует новаторства и политической смелости.

Критерии качества и эффективности государственного управления: степень соответствия полученных результатов запланированным показателям и полномочиям соответствующих органов власти и должностных лиц; правовая обоснованность управленческих решений; реальность, а не бумажно-бюрократический характер управляющего действия; социальность управленческих актов, степень отражения в них потребностей, ожиданий и повседневных нужд людей; уровень социальной солидарности общества; характер и уровень доверительности сложившихся взаимосвязей власти с гражданами и их объединениями.

Особая роль в кризисной ситуации национального лидера. Без лидера даже самые умные антикризисные планы работать не будут, не обеспечат запланированный позитивный эффект. Только авторитетный и высокопрофессиональный лидер способен агрегировать стремление людей, консолидировать элиты и направить их деятельность в единое русло антикризисного созидания.

Справедливость такого вывода история доказывала многократно и весьма убедительно. Достаточно вспомнить великую созидающую роль Петра I,

В. И. Ленина, Ф. Д. Рузвельта, Л. Эрхарда, У. К. Кекконена, Дэн Сяопина. Но не меньше фактов противоположной исторической направленности. Трагическую судьбу нашего отечества во многом определила антикризисная политика последнего российского монарха Николая 11, председателя Временного правительства А. Ф. Керенского, в принципе верная, но недальновидная политика инициатора перестроечных преобразований М. С. Горбачева, организатора радикальных постсоветских реформ Б. II. Ельцина. От их воли, организаторских способностей, готовности повести за собой людей зависели не только результаты предпринимаемых антикризисных усилий, но и судьбы целых народов. Инициатор и организатор реформ помимо высокой политической мудрости и управленческого профессионализма должен быть человеком мужественным, самостоятельным и последовательным.

Не случайно именно на нынешнего Президента РФ с момента его известной мюнхенской речи 2007 г. направлены столь острые атаки со стороны недругов нашей страны. Инсинуации, ложь, провокации, обвинения в неоимперских амбициях стали чуть ли не дипломатической и пропагандистской нормой. Информационное пространство изобилует «глубокомысленными доказательствами» того, что авторитарный поворот России буквально неизбежен, а чтобы это не произошло, предлагают «простой» рецепт: В. В. Путин в конституционные сроки должен оставить пост главы государства и обеспечить демократические условия для проведения следующих антикризисных мероприятий. Рекомендуют свести до минимума расходы на оборону, сделать Россию безъядерной, вернуть Крым, прекратить гуманитарную помощь народам юго-востока Украины и Сирии, ликвидировать спецслужбы, активнее использовать в государственном строительстве «опыт» западных менеджеров.

Расчет достаточно прост: дискредитируем лидера, разрушим элитный консенсус, ослабим обороноспособность, изменим, шельмуя, историю, менталитет и культуру российского мира, сознание людей, деформируем отношение общества к президенту, а там недалеко до реализации главного замысла — бескровной оккупации страны и ее богатств. Люди потеряют не только покой и личное достоинство, но и свое государство. Процветание и «братское единение» с демократией останется лишь в воспоминаниях.

Жизнь же убеждает в другом: без авторитетного лидера и патриотически ориентированной правящей элиты, без мощной взаимной мотивации управляющих и управляемых кризис не победить. Тем более в условиях беспощадной информационной войны и санкционных блокад. Успех антикризисной стратегии способно обеспечить лишь сильное государство, принципиальное гражданское общество, авторитетный лидер, профессиональные и морально сильные служащие. Успех гарантирует твердая позиция главы государства, искренность элиты в своем стремлении защитить национальные интересы, готовность постоять за честь и достоинство своей страны.

  • [1] См.: Рейтинг Doing Business 2016. URL: http://investorschool.ru/rejting-doing-busi-ness-2016.
  • [2] Медведев Д. А. Новая реальность: Россия и глобалыгые вызовы.
  • [3] Создан постановлением Правительства РФ от 26 июля 2012 г. № 774.
  • [4] Медведев Д. А. Новая реальность: Россия и глобальные вызовы.
  • [5] Приоритетные направления стратегии национальной безопасности Российской Федерации : колл, монография. Ростов н/Д : Изд-во СКАГС, 2011. С. 447; Проблемы национальной безопасности: региональный уровень : материалы круглого стола с международнымучастием. 23—24 октября 2015. Ростов н/Д : Изд-во ИРИУ РАНХиГС, 2015. С. 9—10.
  • [6] См.: Путин В. В. Демократия и качество государства о развитии демократическихинститутов в России // Коммерсантъ. 2012. 6 февраля.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >