Становление личности и выбор профессии

Американец в десятом поколении

В течение долгих лет в Лотарингии, на которую когда-то претендовали Франция и Германия, жила большая семья Kollop. В средние века выделилась ее английская ветвь, до настоящего времени сохранившая фамилию Gollop. Считается, что в основании этой фамилии лежат немецкие слова Gott и Lobe, означающие «Бог» и «хвала»; она имеет различные варианты написаний: Gallop, Galloup, Galloupe, Gallupe, Gollop, в Америке наиболее часто встречается Gallup. Существует множество генеалогических источников, в разной мере затрагивающих историю семьи Джорджа Гэллапа. Основой приводимых ниже фактов является обстоятельная книга «Gallup Genealogy» («Генеалогия семьи Гэллап»), выпущенная Ассоциацией членов семьи Гэллап10.

В истории сохранилось упоминание о Джоне Голлопе (John Gollop, род. ок. 1440), пришедшем «с Севера в пятый год правления английского короля Эдуарда IV» (1465). Джон Голлоп женился на Алисе Темпл (Alice Temple), проживавшей в графстве Дорсет (Dorset). Они стали основателями клана Голлопов, а этот регион — родиной многих представителей этой семьи. Их потомок, внук правнука, Джон Галлоп (John Gallop, 1590-1650), положил начало американской ветви Гэллапов, одной из старейших семей в стране.

Пружина сложного социального механизма, вызвавшего переселение Джона Галлопа и большой группы английских пуритан в Новую Англию, была взведена в 1623 году. Именно тогда пуританский проповедник Джон Уайт (Rev. John White, 1575-1648) из Дорчестера, графство Дорсет, при поддержке группы местных инвесторов основал Дорчестерскую компанию (Dorchester Company) для отправки в Америку прихожан его церкви. Прежде всего, этот проект преследовал экономические цели: поселенцы Новой Англии получали благоприятные возможности для фермерства и рыболовства, сбора лесных плодов и охоты, налаживания торговых отношений с индейцами. Со временем это должно было решить проблему нехватки продуктов питания, стоявшую перед жителями Дорчестера.

Была и вторая цель — религиозная: усилить роль пуритан в Новой Англии. С 1620-х годов восточное побережье Америки начали заселять пилигримы, представители одной из ветвей английского протестантизма, отстаивавшие идею создания независимой от метрополии религиозной общины. Напротив, пуритане, в частности, Уайт и то крыло англиканской церкви, к которому он принадлежал, в целом разделяя многие догмы пилигримов, не стремились к разрыву с материнской церковью.

Существуют документы, подтверждающие факт отбытия Джона Галлопа вместе со 140 пассажирами из английского города Плимута 20 марта 1630 года на корабле «Магу and John» водоизмещением 400 тонн11. Это группа жителей графства Дорсет и ряда соседних территорий была собрана и отправлена в Новую Англию компанией Уайта. Корабль достиг берегов Америки 30 мая 1630 года.

Вскоре после прибытия выходцы из графства Дорсет создали вблизи Бостона новое поселение и назвали его Дорчестером, признавая заслуги Джона Уайта. Этот город стал родиной ранней формы американской демократии — «городского собрания Новой Англии». В нем также, первом в стране, была создана система поддержки общественного образования за счет регулирования налогов.

7 апреля того же 1630 года еще четыре судна отплыли из английского Дорчестера в Америку, на них было около 400 человек. На корабле «Arabella» (или «Arbella») находился Джон Уинтроп (John Winthrop, 1588-1649)12, один из лидеров пуританского движения в Англии, юрист, выдающийся литератор. Он стал губернатором Массачусетской колонии.

Историки считают, что пуританская община, разделявшая идеи Уайта и организационно объединенная Уинтропом, оказалась самой влиятельной среди всех групп европейцев, прибывших в Северную Америку. Она была наиболее однородной в религиозном и ценностном отношениях, многие были родственниками или на родине соседями. Эта община привезла с собою пуританскую, или протестантскую, этику, определившую специфику американского капитализма, именно членами этой общины и выходцами из нее были выработаны фундаментальные принципы организации и функционирования властных институтов и заложены основы американской демократии13. По замечанию Алексиса де Токвиля, пуританизм был не просто религиозной доктриной, он имел много общего с идеями развитой демократии и республиканскими теориями14.

Джон Галлоп был среди тех, кто основал Бостон, он одним из первых получил участок земли в северной части города. Его жена Кристобель Брашетт (Christobel Bruschett, 1595-1655) с детьми оставалась в Англии, и поначалу Джон планировал к ним вернуться. Однако Уинтроп нуждался в Галлопе и потому активно содействовал воссоединению семьи. Сохранилось письмо Уинтропа, написанное 4 июля 1632 года Джону Уайту в Дорчестер с просьбой уговорить Кристобель переехать в Америку. В нем есть такие слова: «Я испытываю множество трудностей в связи с тем, что жена Джона Галлопа не переезжает сюда. Меня удивляет женская слабость. Я умоляю Вас любыми средствами убедить ее приехать». Вскоре все было улажено, и 4 сентября 1633 года семья Галлопа прибыла в Бостон.

Судя по сохранившимся документам, Джон пользовался большим авторитетом среди первых поселенцев Новой Англии. Он получил военную подготовку в Голландии, был опытным и смелым мореплавателем, инициативным шкипером, одним из организаторов прибрежной торговли между Массачусетсом, Род-Айлендом и Коннектикутом, владельцем и капитаном первого корабля, построенного в Америке. На картах Бостона и прилежащей территории в середине XVIII века присутствовали названные его именем верфь Галлопа, аллея Галлопа. Остров Галлопа в гавани Бостона в годы Гражданской войны имел важное стратегическое значение, сейчас он входит в историческую часть города.

У Джона и Кристобель были дочь и четверо сыновей; один сын вернулся в Англию, остальные дети стали американцами. У дочери было восемь детей, у старшего сына — десять, у младших близнецов — пять и шесть. Так зарождалась эта огромная семья.

Результаты первого исследования истории американских Гэл- лапов были опубликованы в 1893 году15. В 1902 году была образована The Gallup Family Association, приступившая к целенаправленному изучению прошлого семьи. Первое издание книги «The Gallup Genealogy» датировано 1966 годом, второе вышло в 1987 году и представляет собой большого формата книгу, содержащую данные о представителях 14 поколений Гэллапов16.

Члены семьи Гэллапов участвовали во всех важнейших событиях американской истории, в том числе в войне за независимость, Гражданской войне и во всех войнах XX века. Среди них были фермеры и мореходы, бизнесмены и врачи, учителя и священники, политики и журналисты, ученые и инженеры. К настоящему времени архив Ассоциации семьи Гэллап насчитывает свыше 13000 имен, и можно с уверенностью говорить о том, что среди них были представители всех профессий.

Старший сын Джона Галлопа, тоже Джон Галлоп (1615- 1675)17, был сильной, незаурядной личностью. Совместно с отцом он занимался морской торговлей, был опытным воином, участвовал во многих исторических сражениях и за свою службу был несколько раз награжден крупными участками земли. В 1640 году Джон Галлоп-младший стал первым шерифом Плимута, а позже основал округ Новый Лондон в Коннектикуте. Он погиб в одном из боев с индейцами18.

В 1643 году Джон Галоп-младший женился на Ханне Лейк (Hanna Anna Lake, 1621-1675)19, прибывшей в Америку в 1635 году. Она принадлежала к большой английской семье, представители которой встречаются в родословных многих французских, саксонских и английских королей; история семьи восходит к временам средневекового рыцарства, правлению короля Вестфалии Фарамонда (Pharamond), жившего на рубеже 300 — 400-х годов, и еще более глубокому прошлому — первой половине третьего столетия до н. э.20.

Каковы же причины, заставившие меня обратиться к истории семьи Джорджа Гэллапа? Первая из них заключается в том, что такая длинная семейная линия — само по себе явление крайне редкое для людей, не принадлежащих к высшим сословиям, и уже потому интересна. Вторая причина, связанная с первой, значительно более важна: члены этой семьи всегда помнили своих предков. Как и его отец, Джордж Гэллап интересовался генеалогией, а чтение исторической литературы было одним из его любимых занятий на протяжении всей жизни. Гэллапу было дано ощущение неразрывности социального времени. Прошлое Америки, скорее всего, никогда не было для него законченным и потому пассивным, наоборот, оно активизировало его деятельность. Фундаментальные ценности, идеалы поселенцев Массачусетского залива, привезенные ими из Англии в первой половине XVII века, были и его ценностями и идеалами. Они определяли его деятельность, стимулировали творчество. Несомненно, главная цель Гэллапа — укрепление демократических начал в американском обществе — и стержневая задача, которую он решал на протяжении полувека, — создание инструментария для изучения общественного мнения — были обусловлены его пониманием прошлого Америки и той ролью, которую сыграли девять американских поколений его семьи в развитии страны. Своей жизнью Гэллап отвечал на вызовы прошлого.

Интересная деталь. При поступлении в Университет Айовы, в 1919 году, со слов студентов заполнялась краткая биографическая справка: место и год рождения, адрес, род деятельности отца, место учебы до поступления в университет. Была и графа «национальность»; Гэллап, зная и ценя долгую историю жизни своей семьи в Америке, ответил: «англичанин». Это — заслуживающий внимания социокультурный факт.

Нынешние поколения этой огромной семьи ощущают свое единение с прошлым Америки. Вот отрывок из письма, полученного мной от одного из активных членов The Gallup Family Association:

«...Конечно, Джордж Гэллап был самым настоящим американцем. Длительная история нашей семьи заставляет нас принимать близко к сердцу все происходящее в стране, усиливает чувство причастности к ней. Мы гордимся тем, что являемся частью истории великой страны. Мы ничуть не больше американцы, чем все остальные, но, живя здесь с 1630 года, знаем, кто мы такие и какова наша роль в этом великом потоке истории»21.

Наивно было бы сводить все мотивы, побудившие Гэллапа в течение почти полувека проводить исследования общественного мнения, лишь к факту его принадлежности к семье со столь давней и богатой американской историей. Но нельзя и не учитывать этого обстоятельства. Процитируем краткий отрывок из письма другого члена клана Гэллапов:

«...Наша семья всегда серьезно интересовалась генеалогией, и мы всегда поддерживали связь друг с другом. Возможно, это объясняет интерес Гэллапа к опросам»22.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >