Что думают о нас?

В следующей главе будет рассмотрена деятельность отцов-ос- нователей изучения общественного мнения в годы Второй мировой войны, в частности, кратко освещен опыт работы Кэнтрила в качестве советника президента Рузвельта по вопросам взаимодействия с общественным мнением. Сейчас же хотелось бы обратиться к событиям послевоенной жизни и привести некоторые важные в науковедческом отношении страницы истории одного из центральных в творчестве Кэнтрила исследовательских направлений — восприятия населением разных стран друг друга.

Все началось с опытов Адельберта Эймса (Adelbert Ames, Jr., 1880-1953)28, специалиста в области физиологии зрения. Предки Эймса прибыли в США из Англии в 1634 году; в его семье были участники всех великих американских событий, губернаторы и сенаторы. Эймс получил юридическое образование в Гарварде, работал по специальности, но постепенно его все более привлекало искусство, живопись. Тогда и возник его интерес к физиологической оптике: он пытался понять, каким образом художники передают увиденное ими и как люди воспринимают изображенный мир. Эймс участвовал в Первой мировой войне, в 1919 году вернулся к научным исследованиям и через два года стал профессором физиологической оптики в Дартмутском колледже, где учился Кэнтрил.

В сотрудничестве с физиками Эймс построил модель глаза и провел сотни опытов по восприятию человеком наблюдаемых объектов. Он обнаружил неизвестные науке аномалии зрения и придумал линзы, корректирующие эти аномалии; получил ряд патентов и помог многим людям, имевшим плохое зрение, «нормально» видеть мир. Им опубликовано множество научных работ. Одна из современных энциклопедий пишет об Эймсе: «...американский ученый, изучавший оптику и психологию визуального восприятия. Он пришел к заключению о том, что многое из того, что индивид видит, зависит от того, что он ожидает увидеть, основываясь (осознанно или неосознанно) на своем опыте»29.

Еще в начале 1930-х годов Кэнтрил в своих психологических исследованиях исходил из того, что отношение человека к миру не есть механическая реакция на окружающую среду, оно базируется не только на восприятии этой среды, но и на опыте, полученном в ситуациях, где он играет роль активного агента: происходит своего рода перенос (transact). Этот подход к человеческому поведению Кэнтрил назвал транзактивной психологией30. В 1947 году Кэнтрил начал тесное сотрудничество с Эймсом, видя в его экспериментах подтверждение своих психологических воззрений и теоретическую базу для исследований общественного мнения.

Работа Кэнтрила с Эймсом продолжалась долгие годы и оборвалась лишь со смертью последнего. Совместно они опубликовали серию философско-методологических статей, раскрывающих природу транзактивных процессов. В 1960 году под редакцией Кэнтрила вышел сборник статей Эймса. Социально-психологическая интерпретация опытов Эймса привела Кэнтрила к разработке концепции транзактивного восприятия мира. Эта концепция составила основу теоретических исследований Кэнтрила и была методологическим базисом многих исследований общественного мнения, проведенных им в последние годы жизни31. Кэнтрил не успел завершить книгу по транзактивной психологии32, в которой он предполагал обобщить результаты своей многолетней работы по этой тематике, осуществлявшейся совместно с Эймсом и Уильямом Ливингстоном (William Kenneth Livingston, 1892-1966).

В своих построениях Эймс развивал теорию и эксперименты Гельмгольца. Среди множества изобретений Эймса, показывавших, что восприятие мира человеком зависит от его установок, ожиданий, самым известным является «комната Эймса». При рассмотрении ее через набор линз комната выглядит нормальной. Однако ее стены и окна имеют форму трапеции и один угол намного более удален от наблюдателя, чем другой. В результате два человека одинакового роста, стоящие в разных углах, кажутся — один маленьким, другой — гигантом. Этот простой психофизиологический опыт показывает, что даже рост человека не воспринимается наблюдателем как нечто абсолютное. Результат восприятия оказывается функцией многих параметров.

Социально-психологические эксперименты с использованием изобретений Эймса стали методологической базой одного из активно развивающихся направлений в изучении общественного мнения: образа одних стран в сознании населения других стран. В последние десятилетия XX века в связи с актуализацией проблем глобального устройства мира подобные исследования стали традиционными для аналитиков общественного мнения, социологов и социальных психологов.

Выше было показано, что понимание лидерами мира рекламы — Ласкером, Ризором, Рубикамом и другими — роли психологических исследований потребителя и их организационная деятельность активно содействовали зарождению опросной технологии, нашедшей применение в зондажах общественного мнения. Сейчас хотелось бы назвать имя человека — яркой фигуры в рекламном бизнесе, — оказавшего мощное воздействие не становление исследований общественного мнения по крайне важным для страны политическим и социокультурным направлениям. В военные годы он финансировал опросы, проводимые Кэнтрилом для президента Рузвельта, а после войны стимулировал кэнтриловские исследования того, как нации воспринимают друг друга.

Речь идет о Джерарде Ламберте (Gerard Barnes Lambert, 1886- 1967); Кэнтрил писал о нем: «Джерри был в высшей степени талантливым и творческим партнером в той огромной работе, которая делалась для Рузвельта во время войны, а его щедрая финансовая помощь давала мне возможность проводить те исследования для Рузвельта, которые я считал необходимыми, вне зависимости от того, будут ли они поддержаны каким-либо правительственным фондом»33. Ламберт был уникальным бизнесменом, талантливейшим человеком и выдающимся яхтсменом. Он получил образование в Принстоне и Колумбийском университете, служил в армии в годы Первой мировой войны ив 1921 году начал работать в фирме своего отца, одного из изобретателей известного антисептика «листерин». В 1922 году Ламберт открыл рекламное агентство в Нью-Йорке и смог увеличить доходы фирмы, производящей листерин, в 60 раз. Он был одним из тех, кто поддержал развитие исследований рынка.

А вот что писал о Ламберте Огилви, его сосед по Принстону: «Джерри был феноменален — успешный бизнесмен с первоклассным интеллектом. Он решал в уме очень сложные кроссворды.

На его похоронах я нес гроб вместе с Джорджем Гэллапом, Полом Меллоном (Paul Mellon, 1907-1999), Алленом Даллесом (Allen W. Dulles, 1893-1969), Хэдли Кэнтрилом и Майком Вандербильтом (Harold S. «Mike» Vanderbilt, 1884-1970)»34. Меллон и Вандербильт — представители семей, относящихся к деловой и политической элите Америки, и сами выдающиеся бизнесмены и филантропы.

Весной 1952 года Ламберт пригласил Кэнтрила на ланч и попросил его принести какие-нибудь «игрушки» Эймса. В этой неформальной встрече участвовало несколько бывших выпускников Принстона. Кэнтрил показал им изобретения Эймса, пояснил природу зрительных иллюзий и провел аналогии между индивидуальным зрением человека и тем, как происходит восприятие окружающего мира значительными группами людей. Гости Ламберта обладали, как и он сам, многомиллионными состояниями; они выделили деньги на трехлетнюю программу изучения образа Америки в сознании населения других стран.

Кэнтрил был крайне занят преподаванием и административными делами в Принстоне и не мог включиться полностью в эту программу. Он пригласил возглавить ее своего друга Ллойда Фри (Lloyd A. Free, 1908-1996)35, одного из пионеров проведения международных и кросскультурных опросов общественного мнения. После блестящего завершения Принстонского университета и получения степени в области юриспруденции в Стэнфорде Фри заинтересовался внешней политикой и в конце 1930-х стал радиокомментатором, освещал события, происходившие в Европе. Его анализ военных действий Германии всегда был точен. Во время войны капитан разведки Фри служил в американском военном представительстве в Швейцарии, в Берне. Он многократно посещал лагеря военнопленных и оказывал помощь в организации их жизни. В Берне он работал и был дружен с Алленом Даллесом, будущим руководителем Центрального разведывательного управления. Фри дважды был редактором журнала «Public Opinion Quarterly», возглавлял Государственный департамент всемирных информационных программ, из которого выросло Информационное агентство США (United States Information Agency). Книга Фри и Кэнтрила «The Political Beliefs of Americans. A Study of Public Opinion» («Политические установки американцев: исследование общественного мнения»)36, обобщающая итоги многих опросов, признана классикой политической психологии.

Фри к тому времени уже имел опыт проведения международных опросов и знал суть кэнтриловской транзактивной психологии. Он согласился выполнить эту работу. Опросы были проведены в четырех странах, отобранных в силу различия их социополитических структур и специфики проблем, стоявших перед ними в те годы: Японии, Таиланде, Италии и Франции. 300 копий отчета были направлены в правительственные и академические структуры: исследования получили высокую оценку ученых и вызвали повышенный интерес у политиков. То, что произошло дальше, оказалось неожиданным даже для Кэнтрила и Фри.

В 1955 году Рокфеллер, тоже знавший о работах Эймса и ознакомившийся с отчетом Фри, пригласил его и Кэнтрила к себе в Вашингтон и поинтересовался, каким образом они хотели бы расширить эти исследования. Однако Кэнтрил и Фри полагали, что проект завершен, и планировали работу над новыми темами. Тогда Рокфеллер спросил, сколько им надо денег, чтобы заниматься тем, чем они хотят, до конца жизни. Кэнтрил попросил два миллиона долларов на двоих. Рокфеллер ответил, что попытается получить один миллион в Фонде братьев Рокфеллеров, президентом которого он был, а если не сможет, то даст им эти деньги сам.

В результате Кэнтрил оставил Принстон, Фри отказался от заманчивых предложений новой работы, и они создали некоммерческую корпорацию «Институт международных социальных исследований» (Institute for International Social Research). Под руководством Кэнтрила и Фри было проведено множество опросов, выясняющих отношение населения разных стран к США.

Классикой политической социологии стало исследование Фри, проведенное на Кубе в апреле-мае 1960 года, целью которого было выявить отношение кубинцев к политике Фиделя Кастро. К тому времени прошло чуть более года после прихода к власти Кастро и оставалось менее года до вторжения американцев на Кубу в Заливе Свиней. Фри преодолел массу препятствий, но опрос был осуществлен. Было зафиксировано, что население в массе своей поддерживает Кастро и настроено против возвращения режима Батисты. Отчет Фри был направлен в Белый дом, Госдепартамент, различные государственные структуры и средства массовой информации. В августе 1960 года «The New York Times» опубликовала значительные фрагменты отчета.

Однако наступал завершающий период деятельности администрации Эйзенхауэра, готовившей вторжение на Кубу, и отчеты

Фри не были использованы. Новый президент Джон Кеннеди и его главные советники не были знакомы с материалами исследования, однозначно показывавшими, что кубинцы выступят в защиту революции и, таким образом, США потерпят поражение при попытке свержения Кастро37. Кеннеди очень интересовался результатами опросов общественного мнения, и, как отмечал С. Садмен38, итоги опроса Фри, возможно, не случайно не дошли до президента. Похоже, они были похоронены в ЦРУ или Государственном департаменте, где были сильны антикастровские настроения.

Наследие Хэдли Кэнтрила изучено слабо. Но уже сегодня можно утверждать, что многое в современной глобальной культуре измерения общественного мнения, равно как и в практике политической жизни демократических стран, берет начало в его работах, является развитием его взглядов на природу этого сложного социально-психологического феномена и роль его исследователя.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >