Теория социального обмена Дж. Хоманса

Интеллектуальная биография

Джордж Каспар Хомане (George Caspar Homans, 1910—1989) — американский социолог и социальный психолог-необихевиорист. Считается одним из основателей теоретико-поведенческой социологии. Родился в 1910 г. в Бостоне (штат Массачусетс). С 1928 по 1934 г. изучал английскую и американскую литературу в Гарвардском университете, в 1932 г. работал ассистентом профессора биохимии Л. Й. Эндерсона. В 1934—1939 гг. изучал социологию и антропологию, в 1939—1980 гг. преподавал в Гарвардском университете. На его научные взгляды оказала влияние общая социология Вильфредо Парето, содержащая теорию иррационального и алогичного действия.

Во время Второй мировой войны он служил в морской пехоте. В период службы на корабле наблюдение за его экипажем как конкретной социальной группой, несомненно, способствовало созданию им теории социальной группы и модели группового поведения, опубликованных в книге «Человеческая группа» (1950)Г Книга показывает, что к тому времени научная позиция Хоманса уже сформировалась. Теория для него — система дедуктивно связанных высказываний, описывающих поведение, которые он сформулировал, обобщив с помощью индукции материалы пяти эмпирических исследований поведения.

В 1961 г. вышла в свет его вторая книга, развивающая замысел первой — «Социальное поведение: его элементарные формы»[1] [2]. В ней Хомане использует дедуктивный метод. Он разработал понятийный аппарат и сформулировал теоретические положения для изучения элементарных феноменов поведения: влияния, конформности, конкуренции, оценивания, проявления эмоций, взаимодействия, процессов институционализации.

В 1958 г. в «Американском социологическом журнале» {American Journal of Sociology) вышла его статья «Социальное поведение как обмен»[3], содержащая синтез его теоретических обобщений законов поведения в группе, которые были сведены к отношениям обмена между членами группы, поступающими рационально.

Хомане опубликовал много статей по проблематике социального поведения. Он является критиком других теоретические течений в социологи, прежде всего структурного функционализма, в противоположность которому считает необходимым «вернуть человека в социологию».

Метод построения теории. Хомане придерживался понятия теории, ориентированного на эмпирические исследования поведения и поэтому рассматривал макросоциологические теории как описания, не объясняющие эмпирические закономерности, то есть не отвечающие требованиям подлинной научности. Так, социология, по Хомансу, является эмпирической наукой о поведении, которая должна объяснить его, для чего требуется система эмпирически обоснованных высказываний. Ее нет в структурном функционализме Парсонса. В отличие от естественных наук, в которых такие общие высказывания еще предстоит сформулировать, в социологии, по Хомансу, этого не требуется, гак как мы с детства живем по этим законам. Социология должна обнаружить их и свести к законам бихевиористской психологии, выступающей достаточной основой всех социальных наук.

В теории социального поведения Хомане руководствовался идеалом строгой дедуктивной науки, который он формулирует как метод разработки теории следующим образом: «Новые положения являются более общими в том смысле, что при других данных условиях из них могут быть выведены другие эмпирические положения, нежели те, с которых вы начинали... Так, законы Ньютона, объясняющие волны, объясняют, кроме того, и орбиты планет. Процесс заимствования или изобретения более общих положений я называю индукцией, и неважно, совпадает она или нет с индукцией философов; процесс выведения эмпирических положений из более общих я называю объяснением, и это есть объяснение в философском его понимании. ...Моя стратегия заключается в том, что к дедуктивным объяснениям нужно приходить индуктивно. В этой конкретной книге нас интересует только второй процесс»[4].

Таким образом, метод теоретической социологии работает так: путем наблюдения связей между поведенческими явлениями обнаруживаются закономерности. С помощью индуктивного метода они обобщаются, их формулировки называются гипотезами, в которых раскрывается связь между отдельными явлениями, а не просто указывается на ее наличие. Например, высказывание «социальный статус связан с социальными нормами и ожиданиями к его носителю» еще не является эмпирической гипотезой. Таковой будет, например, высказывание «Чем выше ранг (или статус) данного лица в группе, тем больше его деятельности согласуются с нормами этой группы»[5]. Однако подлинный результат — это объяснение данной связи. Для этого нужна теория. Она представляет собой иерархически упорядоченные логически связанные гипотезы, объясняющие социальную реальность. На примере обобщений К.-Д. Оппа было показано, что из общих гипотез и закономерностей могут быть выведены другие, дополнительные, представляющие собой следствия. Таким образом, теория представляет собой дедуктивную систему описания объекта. В случае теоретико-поведенческой социологии наиболее общими законами выступают законы бихевиористской психологии. В будущем они могут быть сведены к законам физиологии и биологии, но пока этого не произошло. Вывод состоит в том, что для социологии уже есть теоретические основания в психологии.

Критика различных видов объяснения в социальных науках. Принцип рациональности. Хомане пришел к выводу о том, что существует только один вид корректного причинного объяснения в социальных науках — объяснение поведения и общественных институтов с помощью законов бихевиористской психологии, которые являются наиболее общими. Иначе говоря, если глубоко проанализировать основные виды объяснений в социальных науках, то функционалистское придется признать неудачным (тавтологичным), а другие — экономическое, историческое и психологическое сводятся к выбору поведенческого акта по принципу рациональности.

Функционалистское объяснение не является иерархической системой гипотез, как того требует норма научности, а представляет собой совокупность высказываний, отвечающих на вопрос о функции, которая выполняется. Дастся ответ на вопрос «для чего», оставляя в стороне вопрос «почему». Здесь имеет место телеологическое объяснение (с помощью указания на цель), что указывает на давно ставший историей уровень научности XVIII в. Хомане демонстрирует, что в основе функционалистского объяснения лежит логический круг, на что часто указывают и другие критики функционализма.

Историческое объяснение также в конечном итоге сводится к рациональному выбору исторического деятеля, в основе которого лежит оценка ситуации, в которой принимается решение. Так, вторжение Наполеона в Россию в 1812 г. было основано на ожидании не встретить серьезного сопротивления. Хотя оно не нашло эмпирического подтверждения, несомненно, что оно представляет собой рациональное основание ошибочного решения. «Каждый человек, — утверждает Хомане, — если ему приходится выбирать между альтернативами действия, вероятно, выберет ту, для которой — по его оценке на тот момент — результат, состоящий из ценности (W) и из вероятности (Р) достижения цели, больше; и чем больше будет значение произведения W х Рдля одного действия по сравнению с другим, тем вероятнее он выберет первое действие»[6]. Экономическое объяснение еще нагляднее демонстрирует такую рациональность в выборе альтернатив. Таким образом, экономическое, историческое и психологическое объяснение сводятся к законам бихевиористской психологии.

Общие гипотезы теоретико-поведенческой социологии, по Хомансу, представляют собой использование законов бихевиористской теории научения. Рассмотрим минимальный комплекс гипотез, объясняющий социальное поведение, взаимодействие, происхождение социальных норм и социальных институтов.

Элементарное (субинституциональное) социальное поведение описывается минимальным комплексом из пяти гипотез, которые изложены ниже по книге «Социальное поведение: его элементарные формы»[7] с некоторыми упрощениями:

  • гипотеза успеха: чем чаще поощряется определенное поведение, тем выше вероятность того, что оно будут повторяться;
  • гипотеза раздражителей: если поведение, сопровождавшееся определенным раздражителем или несколькими раздражителями, поощрялось в прошлом, то такое поведение тем вероятнее, чем больше современные раздражители похожи на прошлые (раздражителями называются условия ситуации, т.е. обстоятельства, в которых действует человек);
  • гипотеза ценности: на выбор вариантов поведения влияет различная ценность поощрения (чем более ценным является поощрение, тем вероятнее выбор поведения, приводящий к такому поощрению, а гипотеза верна при одинаковой вероятности всех поощрений). Принцип: «Лучше синица в руках, чем журавль в небе» — иллюстрирует выбор при разной вероятности поощрений;
  • гипотеза потребности и пресыщения: чем чаще в недалеком прошлом было получено определенное поощрение, тем меньшей ценностью обладает такое же дополнительное поощрение (всегда речь идет о недалеком прошлом);
  • гипотеза фрустрации и агрессивности, если действие не сопровождается ожидаемым вознаграждением или сопровождается неожиданным наказанием, то возникает состояние фрустрации, в котором находит выход агрессивность.

Хомане подчеркивает, что во всех гипотезах речь идет не о врожденном, а о заученном поведении. Пять гипотез не исчерпывают все теоретическое описание поведения, но вместе они образуют минимальный набор, необходимый для этого. Резюмируя гипотезы, Хомане отмечает: «Люди, которые будут появляться на страницах этой книги, если угодно, не менее рациональны, чем голуби. Если для голубей будет рациональным учиться и принимать кратчайший из двух путей к вознаграждению, то столь же рациональным будет это и для наших людей. Они делают выбор из нескольких непосредственно доступных им альтернатив; они делают выбор, обращая мало внимания на подлинно долгосрочные результаты своего выбора, которые иной раз их удивляют. Однако ближайшие результаты им известны, и они знают их не столько как предмет вероятности, сколько как предмет определенности»[8].

Например, любители ловят рыбу там, где раньше был хороший улов (гипотеза успеха). Они хорошо помнят обстоятельства, сопутствующие улову (гипотеза раздражителей): рано встают, ищут место лова, похожее на то, где рыбалка была удачной, используют соответствующий корм. Учитывают относительную ценность вознаграждения и предпочитают ловить распространенные виды рыб, нежели ценные, но редкие (гипотеза ценности). Рыбалка в какой-то момент теряет свою привлекательность перед другими потребностями (гипотеза потребности и пресыщения). Наконец, неожиданный срыв рыбалки может спровоцировать выход негативных эмоций (гипотеза фрустрации и агрессивности).

Теория институционализации. Теоретико-поведенческая социология раскрывает не только элементарные, но и сложные институциональные формы поведения. Институты возникают в результате роста опосредо- ванности отношений в группе. Хомане использует теорию обмена, которую он считает ценным приобретением социологии со времен Марселя Мосса (Marcel Mauss, 1872—1950) и резюмирует ее следующим образом: «Социальное поведение представляет собой обмен ценностями, как материальными, так и нематериальными, например, знаками одобрения или престижа. Люди, которые многое дают другим, стараются получить многое и от них, и люди, которые получают многое от других, испытывают с их стороны воздействие, направленное на то, чтобы они могли получить многое от первых. Такой процесс оказания влияния имеет тенденцию к обеспечению равновесия или баланса между обменами»[9].

По Хомансу, за институтами тянется долгая история развития в конкретном обществе, а общества отличаются друг от друга институтами. В то же время в институционализированных отношениях «проявляются характеристики поведения, в которых человечество выдает свое потерянное единство»: «Если вам надо, находясь в Соединенных Штатах, увидеть примитивное социальное поведение, вовсе не нужно отправляться для этого в страну навахо. Любая рабочая бригада на заводе столь же примитивна. И эти сходства обнаруживают себя тем яснее, чем меньше рассматриваемое поведение институционализировано; хорошим примером в нашем обществе служит уличная компания»[10]. С учетом этого пояснения рассмотрим пример трактовки возникновения взаимодействия и норм «на наших глазах», использованный самим Хомансом (а это уже есть социальный институт). В организациях помимо формальных отношений, которые здесь не рассматриваются, есть и неформальные, из которых вырастают новые институты.

В примере Хоманса сотрудник А является опытным работником, а сотрудник В — новичком. Если у сотрудника В возникнут сложности в работе, у него есть два варианта поведения: заняться решением проблемы самому, либо спросить совета у сотрудника А. Второй вариант, означающий социальное взаимодействие, будет реализован, т.е. сотрудник В обратится к сотруднику А, если текущая ситуация напоминает ту, в которой совет опытного работка приводил к решению проблемы (гипотеза раздражителей), чем чаще удавалось получить дельный совет (гипотеза успеха) и чем выше ценность совета (вариант выбора 2) по сравнению с собственными усилиями решить затруднение (вариант выбора 1).

Ценность выбора 2 складывается из ценности получения совета за вычетом затрат А на его получение, включая необходимость поблагодарить советчика. Ценность выбора 1 заключается в том, что не нужно никого просить и благодарить, но придется больше поработать самому.

Допустим, что имеет место следующее: сотрудник В часто получал хорошие советы (гипотеза успеха); сотрудник А хорошо знал вопрос, вызывающий затруднения (гипотеза раздражителей). Ценность выбора варианта 2 ставиться выше выбора варианта 1 (гипотеза ценности). Можно ожидать, что сотрудник В попросит совета у сотрудника А. Возникает вопрос, получит ли он совет? Да, получит, если: сотрудник В всегда благодарил сотрудника А за помощь (гипотеза успеха); у В нет оснований считать, что сотрудник А стал неблагодарным (гипотеза раздражителей) и репутация опытного консультанта молодежи для В важнее, нежели экономия сил (гипотеза ценности). В таком случае возникнут отношения обмена, в которых помощь меняется на благодарность. Действие гипотезы успеха приводит к тому, что такие отношения становятся продолжительными и сохраняются до тех пор, пока не измениться ситуация.

Если сотрудник В однажды окажется настолько перегружен работой, что откажет сотруднику А в совете, то подействует гипотеза фрустрации, сотрудник А будет раздосадован. Он, вероятно, будет сетовать сотруднику В, что тот всегда давал дельные советы, а сейчас, когда такая помощь особенно нужна, он отказал! С точки зрения социолога, тем самым сотрудник В высказал институционализированное ожидание, он аппелирует к институциональной норме, сложившейся на неформальной основе отношений. Этот пример, один из многих хомансовских, показывает, каким образом постоянно совершаются акты институционализации отношений. Они подчиняются законам бихевиористской психологии. Тем самым можно объяснить не только возникновение социальных институтов, но и процесс интеграции в них, то есть социализацию.

Критическая оценка теории поведения. Теория поведения представляет собой социологическую парадигму, располагающую обособленным понятийным аппаратом и методологически ориентированную на эмпиризм, направленную против использования социально-философских идей в социологии. Представители теории поведения стремятся создать такую теорию, которая способствует преобразованию общества. Несмотря на их убедительные объяснения важнейших социальных явлений и процессов: элементарного и институционализированного поведения, социальных институтов и норм, рациональности, социализации, теоретико-поведенческая социология так и не стала основой теоретической интеграции социологии. Согласно Хомансу, тому есть несколько субъективных причин: во-первых, общество представляет собой сложную поведенческую систему, и трудно поверить, что его можно объяснить с помощью простых законов поведения. Во-вторых, психологические законы открывать не требуется, ведь они уже известны. Это не вяжется с общенаучной установкой на поиски нового, на обнаружение социальных законов. Наконец, редукция законов социального поведения к психологическим ставит иод вопрос само существование социологии, намекает на ее ненужность, что для социологов неприемлемо.

  • [1] Homans G. С. The human group. N. Y., 1950.
  • [2] Homans G. C. Social behavior: Its elementary forms. N. Y., 1961.
  • [3] Homans G. C. Social Behavior as Exchange // American Journal of Sociology. 1958. № 63.P. 597-606.
  • [4] Хомане Дж. К. Социальное поведение: его элементарные формы (главы из книги) //Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 11: Социология. Реферативный журнал. 2001. № 2. С. 99—100.
  • [5] Там же. С. 98.
  • [6] Homans G. Grundfragcn soziologischer Theorie. Opladcn, 1972. S. 131.
  • [7] Хомане Дж. К. Социальное поведение: его элементарные формы. С. 129—156.
  • [8] Хомане Дж. К. Социальное поведение: его элементарные формы. С. 163—164.
  • [9] Хомане Дж. К. Социальное поведение как обмен // Современная зарубежная социальная психология. М., 1984. С. 90.
  • [10] Хомане Дж. К. Социальное поведение: его элементарные формы. С. 95.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >