Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow История социальной работы

Корпоративная помощь в российских профессионально-групповых объединениях

Корпоративную помощь, ограниченную пределами корпорации, в рамках каких-либо образований, по праву членства, профессиональной идентичности, принадлежности к определенной структуре, сообществу, мы будем рассматривать в двух аспектах:

  • 1) как систему социальной помощи в корпорации, то есть предприятии, где субъект помощи – завод, фабрика и т. п., объект – работник предприятия. Экономическая основа помощи – прибыль предприятия;
  • 2) как добровольные объединения по отраслевому, профессиональному принципу, на основе общих интересов и целей. Субъект помощи формируется как совокупность равноправных элементов сообщества на основе солидарности и взаимопомощи. Он действует в соответствие с коллективно определяемыми правилами и нормами. Объект – член корпорации, участвующий в ее деятельности. Экономическая основа помощи – фондируемые взносы членов сообщества, а также их добровольческие усилия.

Рассмотрим российские особенности корпоративной социальной помощи в рамках предприятия.

Установление корпоративных отношений социальной помощи можно отметить еще во второй четверти XVIII в. Упорядочивая отношения хозяев предприятий и “фабричных людей”, в числе прочего, правительство устанавливает меры социальной помощи на предприятиях. Так, предписывается открытие заводских лечебниц для бесплатного обслуживания работников, а также обеспечение рабочих и служащих низшего звена жильем в казармах (общежития).

Горное положение в 1806 г. предписывало государственным и частным заводам, имевшим более 200 работников, обеспечить работу госпиталей для бесплатного медицинского обслуживания рабочих. Также заводовладельцы были обязаны открывать богадельни, куда помещались увечные, престарелые, нетрудоспособные люди, малолетние сироты, при условии их принадлежности к заводским селениям и округам.

На предприятиях начинают действовать системы помощи работникам. Рабочие и члены их семей, сироты и вдовы обеспечивались бесплатной медицинской помощью, “провиантским богаделенным пособием”, а иногда и денежной пенсией по старости, инвалидности. Вдовы и многодетные получали “ремонты и помощи”.

Денежные пенсии, как правило, выдавались лишь служащим, а престарелые рабочие получали “провиантское пособие”.

Гарантий социальной помощи не было. Заводовладелец, управляющий могли лишить рабочих пособия в любой момент. Форма поддержки также не всегда носила ординарный характер, например, пенсия престарелым могла быть заменена повышением жалованья их работающим детям с “вменением жребия содержать родителя”. Сроки выслуги пенсий и “богаделенных пособий” по старости государством также не регламентировались и во всех горнозаводских округах они были разными. Все зависело от воли собственников, традиций патернализма и финансово-экономического состояния предприятия.

Все же корпоративная помощь, как отмечают исследователи, была весьма распространенной. Так, в Пермской губернии в 1854 г. за счет средств частных заводовладельцев содержались 21 госпиталь, 29 больниц, 7 богаделен, 4 детских приюта. Помощь в них получили более 31 тысячи человек, что составило 17,6 % общей численности населения, подчиненного частным горнозаводским округам губернии*96.

*96: {См.: Дашкевич Л. А. Пермский приказ общественного призрения: из опыта работы государственных институтов социальной помощи в российской провинции // Милосердие и благотворительность в Российской провинции. – Екатеринбург: Центр “XX век в судьбах интеллигенции России”, 2002, – С. 41.}

В первой половине XIX в. практика социальной помощи получила довольно широкое распространение не только на горнозаводских предприятиях. Крупные заводы и фабрики формировали собственные системы поддержки работающих и бывших работников, членов их семей в трудной жизненной ситуации.

Показателен пример Тульского оружейного завода*97. На предприятии действовали больница, касса помощи на случай пожаров, стихийных бедствий. В начале XIX в. малоимущим, престарелым, увеченным оружейникам, вдовам оказывалась помощь из созданного на предприятии “благотворительного капитала”, включающего взносы заводовладельца и работников (2% заработка). Из этого фонда оружейникам выдавались льготные ссуды на постройку и ремонт домов. Малоимущим работникам строевой лес отпускался из казенных засек бесплатно.

*97: {См.: Гаврилина Н. А. Исторические традиции благотворительности тульского оружейного завода // Там же. – С. 80.}

При заводе действовала школа, где обучались в основном дети малоимущих работников. Книги, одежда и обувь для таких учеников предоставлялись за счет завода.

Предприятие имело особый капитал для приобретения продуктов. Если цена на муку поднималась, то малоимущие оружейники получали из заводского магазина муку и крупу по прежней цене, а убыток пополнялся за счет заводской казны.

В начале XX в. на заводе создается благотворительное общество. Из его средств оказывалась помощь престарелым работником предприятия, вдовам и сиротам, находящимся в трудной жизненной ситуации. Лицам, потерявшим кормильца, могло назначаться постоянное денежное пособие.

С последней четверти XIX в. статья расходов на благотворительность предусматривалась в бюджетах крупных предприятий и банков, согласно их уставам. Так, товарищество чайной торговли “Петр Боткин и сыновья” ежегодно отчисляло 5 % прибыли на благотворительные цели. С 1894 по 1914 г. сумма составила более 120 тысяч рублей*98.

*98: {См.: РГАЛИ. Ф. 54. Оп. 1. Д. 20. Л. 27.}

Дореформенная практика корпоративной помощи в большей мере отражала патерналистские отношения. Работники предприятия в основном являлись собственностью заводовладельца, как и средства производства. Поэтому способы заботы о работниках, нуждающихся в помощи, как и наличие самой помощи, зависели от волеизъявления владельцев заводов.

Важнейшим фактором формирования отношений корпоративной помощи в России являлось государственное регулирование. Именно государство директивно определяло допустимый минимум социальных благ и пределы развития социальной инфраструктуры на предприятиях государственной и частной форм собственности, понуждало заводовладельцев вступать в отношения социальной помощи на предприятиях.

Отмена крепостного права изменила взаимоотношения в сфере труда. Личная зависимость от хозяина предприятия сменяется отношениями “работодатель – наемный работник”, что вносит существенные коррективы и в отношения корпоративной помощи. Получают распространение солидарные формы помощи с участием работодателей и самих работников: товарищества со вспомогательными кассами, пенсионные кассы и т. п.

Так, закон 1861 г. предписывал содержать на предприятиях горнозаводской промышленности больницы и создавать товарищества со вспомогательными кассами. Вскоре товарищества были введены на всех государственных и частных горнозаводских предприятиях. Их целью была выплата пенсий в связи с утратой трудоспособности по увечью, за многолетнюю работу по возрасту, семьям – в связи с потерей кормильца.

Пенсии и пособия были предназначены для компенсирования воздействия рисков социального положения в связи с утратой трудоспособности, предотвращения обнищания среди категории работников.

Фонды товариществ формировались за счет средств предприятия и взносов самих работников. Выдача денежных пособий по болезни законодательно не регламентировалась, поэтому такая практика существовала не везде. Все зависело от позиции руководства предприятия, но к 90-м гг. XIX в. практика пособий по болезни уже существовала в 51 губернии и охватывала до половины всех рабочих.

С 1887 г. начинают действовать правила о пенсиях и пособиях в связи с утратой трудоспособности служащими и рабочими государственных железных дорог, а с 1888 г. они распространяются и на частные железные дороги. Их владельцы обязывались государством создавать особые пенсионные кассы, формируемые за счет отчислений работодателей и работников. Эти правила положили начало формам корпоративной помощи на страховых началах.

Обязательное социальное страхование как ведущая форма социальной защиты наемных работников горнодобывающей и заводской промышленности возникает в 1903 г. в связи с принятием закона “О вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев”. Закон вводил принцип ответственности предпринимателей за травматизм на производстве. Предприниматели были обязаны страховать своих работников. Причем финансовые страховые фонды формировались исключительно из взносов предпринимателей.

Пострадавшие на производстве получали пособия вплоть до восстановления трудоспособности; если работник признавался инвалидом, то ему выплачивалась пенсия, составлявшая две трети годового заработка. Семьям погибших на производстве также выплачивалась пенсия.

Страхованием от несчастных случаев на производстве охватывалось около 2,5 млн человек, или 25 % всех рабочих России.

Подводя некоторые итоги рассмотрению социальной помощи на предприятиях – корпоративной помощи, мы можем отметить следующее.

В XVIII-XIX вв. корпоративная помощь являлась объектом государственного регулирования. Государство административным путем формирует субъектно-объектные отношения помощи на промышленных предприятиях и железной дороге, регламентирует их, в то же время конкретные нормативы никогда не устанавливаются. Выделяются группы рисков социального положения, требующие вмешательства корпорации: связанные с потерей трудоспособности, в том числе по возрасту, с трудной жизненной ситуацией. Системы помощи на предприятиях не единообразны, так как зависят от корпоративных правил, патерналистских традиций, воли заводовладельца, экономического состояния предприятия. Как условие получения помощи выступает корпоративная лояльность: добросовестное выполнение производственных обязанностей и личная преданность предприятию.

Отмена крепостного права либерализирует отношения в промышленной сфере. Развитие промышленности, оформление рабочего класса как социальной категории, внедрение трудового законодательства и другие факторы обусловили модернизацию отношений корпоративной помощи.

Патерналистская забота сменяется капиталистическими подходами к рабочей силе как фактору производства. Корпоративная помощь начинает рассматриваться как стабилизирующий фактор в условиях классового антагонизма, как один из элементов трудовой мотивации в условиях конкуренции и т. п.

Усиление воздействия социальных рисков, связанных в первую очередь с потерей трудоспособности, побуждает предприятия создавать системы помощи на солидарной, профессиональной основе. Здесь ресурсы корпоративной помощи формируются совместными усилиями работодателей и самих работников.

Бюджеты помощи обеспечивались в основном нестраховым образом, из текущей прибыли предприятий. Солидарный подход к формированию фондов корпоративной помощи систематизировал ее, сделал обязательной для всех участников, что делало социальное положение работников российских промышленных предприятий и железных дорог более устойчивым, привилегированным, чем остальной массы наемных работников.

В то же время социальная помощь на предприятиях охватывала весьма незначительное количество работников наемного труда – не более 20 %. Поэтому корпоративная помощь не могла играть существенную роль и занимала в системе отношений помощи весьма скромное положение.

Рассмотрим особенности корпоративной помощи в рамках профессионально-групповых объединений.

Профессионально-групповые объединения в аспекте помощи отражают способы групповой самозащиты работников, взаимопомощь, профессиональную солидарность своих членов.

К наиболее ранним профессионально-групповым объединениям можно отнести средневековые торгово-ремесленные гильдии и цеха в Европе. Успешная практика самоорганизации в целях удовлетворения интересов и потребностей участников объединений обеспечила преемственность и развитие в эпоху капитализма таких институтов профессионально-групповой взаимопомощи, как общества взаимопомощи, профессиональные организации, страховые фонды по безработице, профессиональные союзы и т. п.

Россия не имела европейского опыта профессиональногрупповых объединений и их корпоративной помощи. Крепостное право, низкий уровень урбанизации, аграрная направленность производства, неразвитость гражданского общества и многие другие факторы долгое время делали невозможной деятельность саморегулируемых профессиональных организаций.

Первые организации взаимопомощи появляются в России в начале XIX в. Они получили название “кассы”. В 1806-1822 гг. возникают кассы: на содержание вдов и сирот пасторов саратовских протестантских колоний; убогая и училищная кассы в г. Дерпте; вдовья и сиротская кассы петербургских биржевых маклеров. Организации взаимопомощи основывались на сословно-профессиональном принципе. Фонд средств формировался из постоянных членских взносов. В случае нужды члены касс имели право на получение пособий или ссуд, а в случае потери кормильца – пенсии. Кассы взаимопомощи перераспределяли средства их участников в соответствии с установленными корпоративными правилами, в зависимости от характера трудной жизненной ситуации члена сообщества.

Широкое распространение профессиональные объединения получают в 60-е гг. XIX в., когда либерализируется законодательство в отношении общественных самоуправляемых организаций, растут самосознание и активность населения, развиваются промышленность и слой наемных работников, формируется российское гражданское общество.

В этот период возникают различные профессиональные объединения, в основном служащих, с целью обеспечения пенсий по возрасту. Так, министерства и ведомства, органы земского и городского самоуправления, профессиональные объединения служащих создают собственные пенсионные кассы. Кассы могли иметь в своей основе страховые начала.

Среди страховых пенсионных касс видное место занимали эмеритальные кассы. Такие кассы были созданы для инженеров путей сообщения (1860), горных инженеров (1860), при морском ведомстве (1871), почтово-телеграфном и других. Финансовой основой формирования их фондов были членские взносы, перечисления работодателей (ведомств), пожертвования и иные поступления. В 1883 г. учреждаются губернские эмеритальные кассы для земских служащих. Они также формировались за счет отчислений работодателя – земства и самих работников. Пенсии выдавались по достижении определенного возраста, в случае смерти работника – его семье. Пенсионное обеспечение выплачивалось и в случае увечья и тяжелой болезни. Кассы предполагали возможность получения пособий и ссуд в связи с трудной жизненной ситуацией.

В среде низших служащих широкое распространение получили общества взаимного вспомоществования. В большей мере они были ориентированы на предоставление своим членам единовременных пособий и льготных ссуд, но применялись и иные формы поддержки. Общества взаимопомощи занимались культурно-просветительской работой, трудоустройством своих членов, выплатой пенсий, помощью в связи с трудной жизненной ситуацией.

Например, в Санкт-Петербурге возникли общества взаимопомощи работающих женщин: Городская артель кассирш, продавщиц и бухгалтеров (1898), Петербургское общество взаимопомощи акушерок (1890). В 1873 г. создается Общество вспомоществования студентам Санкт-Петербургского университета, состоящее из бывших выпускников этого учебного заведения. В Казани действуют Общество взаимного вспомоществования учителям и учительницам Казанской губернии (1890), Общество взаимного вспоможения книгопечатников (1884), Вспомогательное общество приказчиков (1884) и многие другие.

В конце XIX столетия в России насчитывалось более 1,5 тысячи обществ, которые отражали сословный принцип организации общества и профессиональную идентичность субъекта и объектов помощи, действовали преимущественно в городских слоях (служащие, интеллигенция, ремесленники)*99.

*99: {См.: Степанский А. Д. Общественные организации в России на рубеже XIX – XX вв. – М, 1972. – С. 22.}

Общества взаимопомощи стали постепенно превращаться в профессиональные организации: общество купеческих приказчиков, общество торговых служащих, общество фармацевтов, общество московских ремесленников и др. Некоторые из них, например, общества торговых служащих, выступали за нормирование рабочего дня, запрещение детского труда и т. п. Но в настоящие профессиональные союзы такие общества стали превращаться уже после 1905 г.

В пореформенную эпоху возникают организации предпринимателей, самодеятельные профессиональные объединения. Так, в 80-90-е гг. XIX в. начинают работать Русское общество книгопродавцов и издателей, Всероссийское общество сахарозаводчиков, Общество для содействия русской промышленности и торговле и др. Создаются профессиональные объединения художников, архитекторов, музыкантов, врачей и т. п.

Развиваются и профсоюзные организации – к 1906 г. их было уже более 600. Объединяясь в профессиональные союзы, работники получили возможность коллективного воздействия на работодателей, повышения оплаты и улучшения условий труда, гарантии социальной помощи. Профессиональные организации из членских взносов создавали собственные финансовые фонды и оказывали своим членам помощь в связи с трудной жизненной ситуацией. Как правило, она носила материальный, единовременный характер, была индивидуальной, адресной.

Однако профсоюзы в России были слабыми, мелкими и разрозненными, поскольку правительство запрещало не только общенациональные профсоюзные объединения, но и слияние отдельных профсоюзов в отраслевые. Царское правительство боялось развития негосударственных самоуправляемых организаций работников, устанавливало сложную процедуру их регистрации (она затягивалась порой до 3-4 лет), нейтрализуя общественную инициативу, жестко контролировало их деятельность и искало повод для закрытия.

Количество профсоюзов начинает неуклонно сокращаться, и к 1910 г. их остается лишь несколько десятков.

Итак, профессионально-групповые объединения как субъект корпоративной помощи получают в России широкое распространение с 60-х гг. XIX в. Связано это как с либерализацией общественных отношений, ростом самосознания населения, так и с усилением социальных рисков, ухудшающих социальное положение наемных работников, главным образом в связи с потерей трудоспособности.

Неэффективность, а в ряде случаев и отсутствие систем социальной помощи низшим слоям наемных работников, в том числе служащим, активизируют развитие коллективно-групповых форм взаимопомощи и самопомощи по профессиональному принципу.

Финансовые фонды профессиональных объединений формируются как за счет средств их членов (членских взносов), так и солидарно с работодателем. Способы, формы, размеры помощи определяются корпоративными правилами. Экономические возможности корпоративной помощи ограничены собственными ресурсами членов корпорации, а также степенью участия иных субъектов помощи (работодателей). В основе профессиональных организаций лежат принципы членства, профессиональной или групповой принадлежности (корпоративности), объединения усилий и ресурсов, финансового участия, приемлемости правил и норм, понятия о справедливости, солидарность, гарантии помощи в рамках объединений.

Несмотря на свою полезную деятельность, профессионально-групповые объединения не были в состоянии играть существенную роль как субъекты социальной помощи в силу целого ряда объективных и субъективных причин.

В России отсутствовали многовековые традиции корпоративных объединений, гражданское общество находилось на этапе формирования. Самоуправляемые организации, отражавшие возросшее самосознание населения, жестко контролировались властью, старавшейся больше нейтрализовать общественные инициативы, а не предоставить институциональные возможности их развития.

Создание корпоративных объединений шло, как правило, сверху. Именно государство инициировало создание ведомственных пенсионных касс, эмеритальных касс и т. п. Иные формы самоорганизации работников, отражающие их интересы, например профессиональные союзы, вызывают подозрение, их развитие всячески тормозится. Сдерживая рост самоуправляемых организаций в конце XIX в., власть предлагала как альтернативу форму социальной защиты работников на основе социального страхования.

Массовое сознание было деформировано многовековыми крепостническими отношениями. Позднее утверждение гражданских свобод, коллективистский, соборный менталитет с его установками на полное подчинение личности группе, социуму, государству обусловили низкий потенциал гражданского самоуправления. Неразвитость культуры личной ответственности и личной чести, общественной самодеятельности, неспособность к духовной автономии Н. А. Бердяев называл болезнью национального духа. Действуя в совокупности, все эти факторы обусловили низкий уровень развития корпоративной помощи в России.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы