Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow История русской литературы

Константин Вагинов (1899-1934)

Константин Константинович Вагинов (Вагингейм) вошел в историю литературы в первую очередь романом "Козлиная песнь" (1929). Ученик М. М. Бахтина, Вагинов был далек от бахтинского восприятия кариавальности жизни как "веселой незавершенности", от восприятия времени в аспекте его становления. Вагановские герои существуют не между смертью и воскресением, но между официально объявленным становлением новой жизни и распадом, смертью. Роман выражает представление автора об утрате абсолютов, казавшихся незыблемыми, а присущая его позиции амбивалентность свидетельствует скорее о невозможности воссоздать мир в свете традиционных моральных категорий.

В "Козлиной песне" Вагинов изображает небольшой круг послереволюционной интеллигенции - ученого-эрудита Тептёлкина, работающего над книгой "Иерархия смыслов. Введение в изучение поэтических произведений", и его друзей: "неизвестного поэта"; Мишу Котикова, собирающего материалы о недавно погибшем поэте Заэвфратском, и Костю Ротикова, коллекционирующего то, что ныне называется китчем.

Персонажи Вагинова пытаются жить одновременно в умирающем послереволюционном Петербурге и в собственной духовной вселенной, которая соткана из реалий культуры. В изображении Вагинова такая ситуация вызывает деформацию пространства, возникновение "призрачного мерцания" между вымыслом и реальностью, античностью и современностью, подчеркнутого принципиальной фрагментарностью повествования, размытостью сюжета, связанного с изображением жизни Тептёлкина и его друзей. В повествование о современности и судьбах людей, отвергаемых временем, вторгается описание снов и галлюцинаций. В одном тексте сводятся разные эпохи (поздняя античность, Петербург XVII в.), бытовой план соседствует с культурологическим и философско-историческим. В текст вводятся философские рассуждения "неизвестного поэта", предисловие, междусловия, послесловие, иронические комментарии автора, выступающего как действующее лицо романа. В контекст романа от имени "неизвестного поэта" введена метафизическая поэма, которая моделирует возможное поведение людей культуры в условиях наступления варварства:

"...В городе свирепствует метафизическая чума; синьоры избирают греческие имена и уходят в замок. Там они проводят время в изучении наук, в музыке, в созидании поэтических, живописных и скульптурных произведений. Но они знают, что они осуждены, что готовится последний штурм замка. Синьоры знают, что им не победить; они спускаются в подземелье. складывают в нем спои лучезарные изображения для будущих поколений и выходят па верную гибель, па осмеяние, на бесславную смерть, ибо иной смерти для них сейчас не существует".

Фигуру "неизвестного поэта" поэтизирует введение в текст его сакральных двойников. Это возникающий в видениях Тептёлкина юноша Филострат, поэт сходной своей катастрофичностью эпохи, который воспевает исчезающий мир античности, противопоставляя его наступающей эре христианства. Вагановский миф о поэте и его роли требует также введения фигуры Орфея. "Неизвестный поэт" заявляет о "необходимости заново образовать мир словом, низойти "во ад бессмыслицы, во ад диких и шумов и визгов, для нахождения новой мелодии мира". Его долг "быть во что бы то пи стало Орфеем и спуститься в ад, хотя бы искусственный, зачаровать его и вернуться с Эвридикой - искусством". Таким образом ситуация романа, название которого представляет буквальный перевод слова "трагедия", приобретает высокий смысл: утверждается возможность и способность человека культуры вступить в борьбу с несовершенством мира и ценою жизни или счастья сохранить духовность мира, преодолеть распад культуры.

Модернистская ориентация Ваганова проявляется в его заинтересованности сферой подсознания, пограничными состояниями психики, такими как сон, сумасшествие, алкогольное опьянение, наркотические галлюцинации, которые рассматриваются в качестве начал, порождающих вдохновение. Особая роль в романе принадлежит фигуре условного автора, который, выступая в роли создателя романного мира, постоянно напоминает о его сконструированность, искусственности, вносит в повествование не только сочувствие к героям. Он "убивает" людей культуры своей иронией, к тому же реализуя эту иронию сюжетно, заставляя их погибнуть или раствориться в профанной действительности. Тептёлкин женится, забрасывает свой сокровенный труд, его жена, его Мечта погибает, поклонник поэзии Заэвфратский выбирает прозаическую профессию зубного врача и становится супругом вдовы своего кумира. "Неизвестный поэт" превращается в "бывшего неизвестного поэта" но фамилии Агафонов. Внешне автор выступает в роли антипода "неизвестного поэта", а "неизвестный поэт" видит в нем своего оппонента, заявляя ему:

"Вы совершаете великую подлость <...> Вы разрушаете труд моей жизни. Всю жизнь я старался в моих стихах показать трагедию, показать, что мы были светлые, вы же стремитесь всячески очернить нас перед потомством".

Однако парадокс заключается в том, что в системе романных зеркал "автор" у Вагинова порожден самим "неизвестным поэтом", который в то же время обречен замыслом условного автора стать "бывшим неизвестным поэтом" по фамилии Агафонов и покончить с собой. Таким образом происходит самоуничтожение культуры, обнаруживается неспособность искусства сыграть роль охранной грамоты для ее носителей, что становится наиболее впечатляющим знаком абсурдности бытия как такового, а не только послереволюционной действительности; символом уничтожения веры в существование законов высшей целесообразности.

* * *

Роман К. К. Вагинова явился знаменательным сигналом о появлении русского варианта литературы абсурда, выражающей представление об отсутствии у мира какого-либо высшего смысла. Абсурдистские тенденции получат развитие в творчестве А. П. Платонова, прежде всего в его романе "Счастливая Москва", а также в малой прозе Л. И. Добычина и Д. И. Хармса.

Одним из интереснейших явлений прозы 1920-х - начала 1930-х гг. стали юмористика Тэффи, М. М. Зощенко, М. А. Булгакова и ряда других писателей как метрополии, так и диаспоры.

Судьбы "неклассической" прозы

Даже в условиях господства директивной критики и цензурных запретов 1920-е гг. стали временем "неклассической" прозы. В этот период были созданы произведения Е. И. Замятина, А. П. Платонова, И. Э. Бабеля, Ю. К. Олеши, лучшие романы Л. М. Леонова ("Вор") и К. А. Федина ("Города и годы"), "Родина Берендея" М. М. Пришвина, маленькие романы О. Э. Мандельштама, К. К. Вагинова. В пору расцвета вступало творчество М. А. Булгакова. Однако тенденция к демонстративному и сознательному нарушению художественного правдоподобия, статная одним из знаков эстетической реальности XX в., в 1920- 1950-е гг. не имела возможности для органического развития. Примерно с середины 1920-х гг. сначала в критике, а потом и в литературоведении стала утверждаться мысль о главенствующей роли жизнеподобных форм изображения. Широко известен призыв А. В. Луначарского: "Назад к Островскому!". Творчество художников, тяготевших к условности, вызывало, как правило, негативную критическую реакцию. В конце 1920-х гг. М. А. Булгаков, Е. И. Замятин, Б. А. Пильняк, А. П. Платонов, А. Веселый и ряд других писателей оказались в эпицентре разнузданной критической кампании. В результате Замятин вынужден был просить выезда из страны. Булгаков потерял право публиковать свои произведения. Платонову лишь несколько раз удалось пробиться к читателю. Бабель и Олеша замолчали. Пильняк и Зощенко пытались перестроиться. Лунц умер еще в 1924 г., Ватинов ушел из жизни в 1934 г.

Реализм в контексте "неклассической" прозы

Активное развитие "неклассических" форм повествования не помешало существованию собственно реалистического типа обобщения, стремлению к конкретно-историческому воссозданию действительности, созданию ярких характеров. Творчество А. П. Толстого, М. А. Шолохова, Л. М. Леонова, И. С Шмелева, Б. К. Зайцева в прозе русского Зарубежья с их вниманием к конкретике национальной жизни были свидетельством жизнеспособности реализма. Однако в новых условиях и писатели реалистической ориентации оказались в сфере воздействия "художественной революции".

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы