Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Геополитика

Место джихада в исламе и основные его трактовки

В контексте политизации ислама следует отметить и то, что в понимании джихада также существуют различные, порой прямо противоположные точки зрения. Каждый трактует его по-своему: от вооруженной борьбы за мировое господство ислама до созидательного труда и самосовершенствования верующих. Джихад (араб. — священная война, война за веру, усилие) — одно из важнейших предписаний ислама, предусматривающее использование любых средств, в том числе войны, для распространения мусульманской веры.

Большей частью он понимается как священная война против неверных. Апелляция к джихаду содержится в Коране и кодифицирована в мусульманской юриспруденции. Под лозунгом джихада сам пророк Мухаммад и первые арабские завоеватели вели свои победоносные войны. В связи с этим обращает на себя внимание тот факт, что в Коране довольно редко используется слово "аль-харб", означающее войну, но в то же время часто встречается слово "джихад", т.е. "священная война".

На протяжении всей истории ислама джихад трактовался в зависимости от конкретных условий и обстоятельств. Поэтому вполне естественно, что различаются несколько толкований джихада. Это, во-первых, большой джихаду означающий борьбу каждого отдельно взятого верующего с самим собой против собственного внутреннего врага, против собственных страстей, наклонностей, пороков. Это духовный джихад, не имеющий ничего общего с войной в собственном смысле этого слова. В этом контексте важно учесть, что само слово "джихад" дословно переводится с арабского как "усилие", в религиозном значении под этим подразумевается усилие верующего на пути к Богу.

Во-вторых, внутренний малый джихаду т.е. война в самом исламском мире ("дар эль-ислам"), имеющая своей целью борьбу против врагов в пределах самой общины верующих мусульман, или, иначе говоря, против вероотступников. Она призвана оправдать подавление силой как восставших меньшинств, так и политической оппозиции, не подчиняющейся исламским заповедям.

И, наконец, в-третьих, внешний малый джихад, направленный против неверных за пределами самого исламского мира, во внешнем мире, составляющем "дар эль-харб", или

"мир войны". В тюркоязычном мире в качестве синонима данного толкования слова "джихад" нередко используется термин газават. Он может означать либо наступательную войну, призванную расширить границы мира ислама, либо оборонительную войну, направленную на защиту своей территории от вторгшихся на нее врагов.

Таким образом, этот последний тип джихада означает прежде всего внешнюю войну, но духовный джихад, или большой внутренний джихад, всегда присутствует во всех спорах и дискуссиях относительно внешнего малого джихада. В классическом исламе определяющее место отводится большому джихаду, понимаемому как процесс нравственного самосовершенствования верующего с помощью его собственных мирных, созидательных усилий.

Многие теолога отдавали приоритет большому джихаду в ущерб вооруженной борьбе против неверных. В Х-ХI вв. так называемые братья чистоты говорили о двух типах джихада. Они полагали, что малый джихад носит временный характер, поскольку с окончательной победой над неверными и их обращением в мусульманскую веру он потеряет смысл. Что касается большого джихада, то он значительно важнее, поскольку это сугубо религиозный феномен, затрагивающий вечное, спасение или проклятие. Верующего можно освободить от малого джихада, но никак нельзя освободить от большого джихада.

В XX в. на Ближнем Востоке насилие нередко осуществлялось именем мирской, или социалистической, революции или же антиимпериалистической борьбы. Но постепенно с активизацией деятельности разного рода радикальных фундаменталистских движений, организаций, групп идея малого джихада приобрела второе дыхание.

При этом важно учесть, что острие политического исламизма направлено против Запада и секуляризма в целом. В одном из своих выступлений в Иране перед депортацией в Турцию и Ирак Хомейни произнес фразу, ставшую в Иране афоризмом: "Америка хуже Англии. Англия хуже Америки, а Советский Союз хуже их обеих. Каждый хуже другого, каждый ужаснее другого. Но сегодня мы имеем дело с таким злостным явлением, как Америка". Поэтому главный упор был сделан на противостоянии с США, которые были объявлены "Большим сатаной".

Для отдельных течений политического ислама характерно отождествление джихада с экспортом исламской революции как на мусульманские страны, так и на государства вне исламского мира. В основе такой установки, несомненно, лежат переработанные в духе политического исламизма идеи панисламизма.

Одним из проявлений экспорта исламского фундаментализма можно считать его экспансию на мусульманский Север, где он превратился в опаснейший фактор социальной и политической дестабилизации.

Неправомерность отождествления исламизма с терроризмом

Одной из определяющих причин восхождения политического исламизма, насилия, конфликтов, терроризма является существование множества течений и группировок, пытающихся продвинуть свою версию ислама. Можно согласиться с теми исследователями, которые считают фундаментализм своего рода параллельным исламом, отдельные положения которого используются в своих целях террористами. Верт го, что в учении ваххабизма, салафизма и других течений фундаментализма джихад большей частью трактуется как "священная война" против неверных, в том числе и мусульман, которых его приверженцы считают отступниками от истинной веры.

В то же время это течение в целом (с точки зрения степени агрессивности или неагрессивности) также нельзя трактовать однозначно негативно. Ведь оно является государственной религией Саудовской Аравии, которая, как известно, никому не угрожает агрессией. Более того, в последнее время она выступает одним из инициаторов ужесточения борьбы против терроризма в арабском мире. Показательно, что в этой стране У. бин Ладен был объявлен преступником и лишен подданства.

С учетом этих доводов представляется абсолютно неприемлемым утверждение, что исламизм в обличий фундаментализма представляет собой исключительно возврат к истокам. В ряде исламистских организаций могут бок о бок сосуществовать подразделения, использующие мирные, легальные методы работы, и подразделения законспирированные, прибегающие к насильственным методам и террору.

Поэтому можно утверждать, что не всякий фундаменталист является приверженцем насильственных, террористических форм борьбы, точно так же как не всякий террорист является исламским фундаменталистом. В этом вопросе важно не впадать (вслед за самими экстремистами) в какие бы то ни было крайности, причисляя всех без исключения радикалов и фундаменталистов к террористам.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы