"Наследники северного исполина"

В 1722 г. Петр издал "Устав о наследовании престола", по которому император мог сам назначать наследника, исходя из государственных интересов. Сопротивление указу приравнивалось к государственной измене. Возникновение "Устава" связано с конфликтом Петра с сыном от первого брака царевичем Алексеем, не принявшим происходившей на его глазах насильственной ломки устоявшихся веками традиций, обычаев и нравственных устоев. Алексей оставался убежденным приверженцем допетровской старины с ее патриархальностью и консервативностью. Обвиненный в заговоре против отца, Алексей кончил свои дни в Петропавловской крепости. Для ведения следствия по делу царевича Алексея была создана Тайная канцелярия, ставшая впоследствии центром политического сыска в стране.

Умерший в 1725 г. Петр не успел назначить себе наследника, чем были созданы условия для последовавшей политической нестабильности. Началась эпоха "дворцовых переворотов", которую можно рассматривать как неизбежную реакцию консервативных верхов общества на радикальные по характеру и форсированные по темпам петровские реформы.

Вопрос о наследнике престола был решен в пользу вдовы Петра I Екатерины Алексеевны (урожденной Марты Скавронской) при помощи гвардии "светлейшим князем" А. Д. Меншиковым, который и стал фактическим правителем страны. Свою власть он укрепил созданием Верховного тайного совета – высшего государственного органа, ограничившего власть Сената. Большинство членов совета составили ближайшие советники Петра I: сам Меншиков, Ф. М. Апраксин, Г. И. Головкин, П. А. Толстой, А. И. Остерман, Д. М. Голицын, а также супруг старшей дочери Петра Анны герцог Карл-Фридрих Голштинский.

Незадолго до своей смерти императрица Екатерина I подписала "тестаменг" – завещание в пользу 12-летнего Петра II (1727–1730), сына погибшего царевича Алексея. Усилиями А. И. Остермана, воспитателя нового императора, были разрушены честолюбивые планы Меншикова о браке своей дочери с Петром, а сам Меншиков с семьей отправлен в далекую ссылку в Березов (Сибирь). Личность А. И. Остермана в российской истории XVIII в. нельзя назвать незаметной: этот удивительный человек, немец по происхождению, возглавлял шесть российских правительств и почти 20 лет определял внешнюю политику России, начав с участия в подписании Ништадтского мира со Швецией. Петра I, привыкшего к нравам своих не обремененных излишней щепетильностью приближенных, он потряс тем, что сэкономил деньги, предназначенные на подношения шведским дипломатам, и вернул их в казну. По иронии судьбы он сам был в конце своего жизненного пути сослан в Березов дочерью Петра Елизаветой.

Новая "государева невеста" Екатерина Долгорукая оказалась не удачливей предыдущей. Перед самой свадьбой ее юный венценосный жених неожиданно скончался, и династия Романовых по мужской линии пресеклась.

После долгих раздумий члены Верховного тайного совета остановили свой выбор на линии династии, связанной со сводным братом Петра Великого Иваном. Его дочь Анна Иоанновна после смерти своего мужа герцога Курляндского вдовствовала в Митаве. Князь Д. М. Голицын вместе с видным дипломатом В. Л. Долгоруким стремились ограничить российское самодержавие в пользу аристократического Верховного тайного совета и обставили приглашение на престол Анны Иоанновны целым рядом кондиций (условий), по которым она давала обязательства не выходить замуж, не назначать себе наследника, решать все государственные дела при непосредственном участии Верховного тайного совета, а также не привозить в страну своего фаворита Э. И. Бирона, имевшего на нее огромное влияние. В противном случае она лишалась российской короны. Смысл кондиций нетрудно понять: с их принятием императрица становилась марионеткой на троне, а власть в стране полностью принадлежала аристократии.

Однако такое положение дел не устраивало усилившееся при Петре Великом служилое дворянство, которое понимало суть кондиций как узурпацию власти Верховным тайным советом, заинтересованным в ослаблении абсолютизма. Поддержанная дворянством во главе с В. Н. Татищевым, А. Д. Кантемиром и Ф. Прокоповичем императрица Анна Иоанновна (1730–1740) уже в Москве с хорошо разыгранным недоумением публично обратилась к Долгорукому: "Как, разве пункты, которые мне поднесли в Митаве, были составлены не по желанию целого народа? Так, значит, ты меня, князь Василий Лукич, обманул?" Затем она разорвала кондиции и объявила себя самодержицей.

Верховный тайный совет был упразднен, Сенат уже год спустя оказался оттеснен на второй план Кабинетом ее величества из трех министров во главе с А. И. Остерманом. Постепенно подписи всех министров императрица приравняла к одной своей. Мало интересуясь управлением страной, она выдвинула на первые роли своего фаворита Бирона.

"Бироновщиной" называли время, когда многие государственные должности в стране, наряду с русскими, заняли немцы. При этом не все они прибыли с Анной – действительная власть была, к примеру, у оказавшихся на русской службе еще при Петре Остермана, Миниха. Началось новое царствование, которое, вопреки первоначальным ожиданиям, создало обстановку невероятного произвола. Символом правления стала восстановленная Тайная канцелярия по делам о государственных преступлениях (вспомним знаменитое "Слово и дело!"), сменившая Преображенский приказ. Неудивительно, что в числе ее жертв скоро оказались авторы кондиций Голицын и Долгорукий. Не доверяя старым гвардейцам, среди которых был силен национальный дух, императрица создала два новых гвардейских полка – Измайловский и Конно-гвардейский, укомплектовав их офицерами преимущественно из прибалтийских немцев.

Если основной идеей дворян в петровское царствование было служение государству, то теперь началось расширение их прав и привилегий. В 1731 г. было отменено противоречившее вековым русским традициям единонаследие, а срок службы дворян стал ограничиваться 25 годами (1736), по окончании этого срока дворянин имел право выйти в отставку. Дворянских детей было разрешено записывать в гвардейские полки с младенчества и обучать дома, готовя в офицеры. Были открыты Сухопутный шляхетский кадетский корпус, а также Артиллерийский и Пажеский (для придворной службы) корпуса, постепенно превратившиеся в дворянские учебные заведения закрытого типа.

Одновременно возрастала власть помещика над крестьянами. С 1731 г. сбор подушных денег с крестьян был передан в руки помещиков. А в 1736 г. заводские работники были навечно прикреплены к своим заводам.

Наследником Анны Иоанновны стал двухмесячный Иван Антонович (1740–1741), сын ее племянницы Анны Леопольдовны. Регентшей в его недолгое правление была его мать, а ведущую роль при ней вновь стал играть уже известный Остерман. Власть временщиков начинала всерьез беспокоить русское дворянство, обратившее свои надежды на младшую дочь Петра Великого Елизавету. Рожденная до официального заключения брака Петра и Екатерины I, она не имела формальных прав на престол. При поддержке гвардии был совершен очередной дворцовый переворот. Явившись в спальню Анны Леопольдовны в сопровождении гвардейцев, Елизавета разбудила ее словами: "Сестрица, пора вставать!" и обещала не причинять зла ей и ее сыну, но впоследствии этого обещания не выполнила. Елизавета Петровна (1741–1761) взошла на престол, декларировав возврат к политике своего великого отца. По легенде, при вступлении на трон Елизавета поклялась не применять смертную казнь и выполнила свое обещание. Подобный пример трудно найти во всей европейской истории XVIII в.

Русские вельможи сменили на государственных должностях немцев. Заметными фигурами при дворе стали елизаветинские фавориты, наиболее влиятельными из которых были Алексей Разумовский (по мнению некоторых историков, тайно обвенчанный с нею) и Иван Шувалов. Придворный певчий Разумовский был произведен в графы. Его младший брат Кирилл стал президентом петербургской Академии наук, а затем последним гетманом Украины. Стараниям Ивана Шувалова Россия обязана открытием первого университета в Москве и Академии художеств. Европейски образованный человек, знакомый с просветительскими идеями, он был истинным патриотом России, считавшим своим долгом заботиться о развитии ее науки и культуры. Будучи всевластным фаворитом, он держался подчеркнуто скромно, отнюдь не стремился пользоваться в изобилии сыпавшимися на него милостями императрицы и нередко направлял их на благо университета, будучи его первым попечителем.

Открытие Московского университета в составе трех факультетов – философского, медицинского и юридического – стало прорывом в системе сословного образования. Созданный по проекту М. В. Ломоносова, он явился первым всесословным высшим учебным заведением в России. Отсутствие богословского факультета и преподавание на русском языке отличало его от европейских университетов, где языком знания была латынь. При университете открылась гимназия. Обучение было бесплатным. Московский университет стал образцом для создания других русских университетов. Официальной датой рождения Московского университета стало 12 (25 по новому стилю) января 1755 г., день Св. Татьяны, которая с тех пор стала считаться покровительницей университета и всех студентов. До октября 1917 г. Татьянин день был одним из самых веселых праздников студенчества, когда полиции не разрешалось принимать никаких принудительных или запретительных мер, даже если студенческие выступления приобретали политический характер. Сейчас традиция празднования Татьяниного дня возобновилась.

В царствование Елизаветы Петровны развивались и другие учебные заведения. Навигацкая школа, основанная Петром I и позже реорганизованная в Морскую академию, превратилась в 1752 г. в Морской шляхетский (дворянский) корпус для обучения офицеров военно-морского флота. На базе Инженерной академии созданы соответствующие корпуса по различным военным специальностям. Указ "О соединении в губерниях и провинциях арифметических и гарнизонных школ" (1744) облегчил доступ в них детям из непривилегированных сословий. В 1750-е гг. были открыты первые в России гимназии – в Москве и Казани.

Сенат был восстановлен в своем прежнем значении с возвращенным ему титулом Правительствующего. Место упраздненного Кабинета министров заняла Конференция при высочайшем дворе из высших сановников и генералитета. В целом политика Елизаветы Петровны носила более реставраторский, чем созидательный характер, а ее движущей силой был европеизированный национализм, возникший при Петре Великом, переосмыслившем историческое предназначение и интересы России.

Во внутренней политике Елизавета продолжала линию на расширение дворянских привилегий. Дворянских детей стали записывать в соответствующие полки уже с рождения, что позволяло по достижении совершеннолетия явиться в полк в чине капитана и прослужить не более 10–12 лет. Этот порядок не был оформлен специальным указом, но стал обычаем. Указы 1743, 1746 и 1758 гг. запретили лицам недворянского происхождения приобретать как населенные имения, так и крепостных без земли. Тем самым право владеть землей и крестьянами было закреплено за дворянами. Расширяя дворянские вольности, правительство Елизаветы активно содействовало усилению крепостничества. Указ 1742 г. запретил крепостным самим добровольно записываться в рекруты (с тех пор это делалось только по воле помещика). В 1760 г. помещики получили право ссылать провинившихся крестьян на поселение в Сибирь с зачетом их как рекрутов. Оба указа увеличивали власть помещика над личностью и имуществом крестьянина.

Правительство Елизаветы провело ряд мероприятий, улучшивших экономическую ситуацию в стране. В 1743 г. началась новая ревизия податного населения, выгодная государству и самим плательщикам. Государство зафиксировало значительное увеличение числа податных душ, а последние избавились от необходимости платить за умерших и беглых. В налоговой политике государства произошли и другие изменения: предпочтение стало отдаваться косвенным налогам (на соль, вино и пр.), что позволило увеличить доходы государства. В 1754 г. по всей стране были ликвидированы внутренние таможни, а ввозные пошлины увеличены. Новая таможенная политика нашла отражение в таможенном тарифе 1757 г., носившем откровенно протекционистский характер. По указу 1755 г. введение дворянской монополии на винокурение означало исключительное право дворян иметь предприятия в этой доходной отрасли.

По выражению С. М. Соловьева, при Елизавете Россия "пришла в себя". После длительного периода немецкого засилья на высших постах в империи снова утвердились русские люди. Любая попытка нового унижения национального достоинства была обречена на провал, как показал печальный опыт недолгого правления Петра III, преемника Елизаветы.

Не имея собственных детей, Елизавета завещала права на российский престол своему племяннику Петру Фридриху (сыну старшей дочери Петра I Анны), воспитанному в IIруссии. С детства он готовился занять шведский престол, и по этой причине воспитывался в обстановке враждебности к России. В 1742 г. он прибыл в Петербург, принял православие (обязательное условие для получения в России наследственных прав на престол) и стал официальным наследником Елизаветы под именем Петра Федоровича. Прямое родство с Петром Великим, увы, никак не отразилось ни на характере, ни на способностях, ни на убеждениях и отношении к России. Русские традиции и обычаи, интересы страны и ее народа остались для него чужими. После смерти Елизаветы Петр III стал императором России (1761-1762).

В свое шестимесячное царствование он успел принять "Манифест о вольности дворянства" (1762), освобождавший дворян от обязательной государственной и военной службы. Дворянство превращалось из служилого в привилегированное сословие – владение крепостными душами уже не налагало на него никаких обязательств перед государством. Наступил золотой век дворянства. Была объявлена подготовка секуляризации церковных земель в пользу государства, осуществленная уже при Екатерине II. Петр III прекратил преследование старообрядцев и хотел уравнять все религии, ориентируясь на лютеранство. Наконец, он упразднил Тайную канцелярию, запретив произносить магические слова "слово и дело". Казалось, что внутриполитические реформы Петра III должны были обеспечить ему популярность и поддержку. Но этого не произошло, потому что в правящих кругах хорошо знали, что истинным автором реформ был не Петр, а министры елизаветинской эпохи.

В то же время оскорбительное отношение Петра III к гвардейцам, которых он стремился заменить в столице любимыми им голштинцами, резкий отказ от всей предшествовавшей внешней политики, неуважение ко всему русскому не могли не вызвать недовольства русского общества. Пагубное влияние на положение Петра III на троне оказал и его переход на сторону Пруссии в Семилетней войне, начатой при Елизавете Петровне.

Тем временем на сцену русской истории выступает его высочайшая супруга, урожденная немецкая принцесса София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская. В свое время волею Елизаветы она была назначена избранницей Петра Федоровича, вступила с ним в брак, приняв имя Екатерины Алексеевны, и стала матерью будущего наследника престола цесаревича Павла.

* * *

Став морской державой, Россия эпохи "дворцовых переворотов" проводила активную внешнюю политику, принимая участие в европейских военных коалициях. Так, в 1733-1735 гг. Россия участвует в "войне за польское наследство" против Франции на стороне Австрии и Саксонии. В итоге взошедший на польский престол при поддержке Франции Станислав Лещинский был смещен, а королем стал курфюрст саксонский Фридрих Август под именем Августа III. В годы войны за польское наследство обострились русско-турецкие противоречия, в результате чего начинается война России с Турцией (1735–1739), которая закончилась подписанием Белградского мира. Россия получила полосу южных степей от устья Дона до Южного Буга, но по-прежнему не имела доступа к Черному морю, права держать флот на Черном и Азовском морях и пользоваться проливами Босфор и Дарданеллы для прохода в Средиземное морс.

Недовольная итогами Северной войны Швеция объявила России войну, которая, однако, оказалась для шведов неудачной. По Абосскому договору (1743) к России отошла юго-восточная часть Финляндии. Русско-шведская война означала участие России в так называемой "войне за австрийское наследство" (1740–1748) на стороне Австрии, воевавшей против Пруссии, Швеции, Франции, Испании и Баварии – последние оспаривали права на австрийский престол эрцгерцогини Марии-Терезии. После победы над Швецией Россия заключила союз с Австрией, что облегчило положение Австрийской империи, но признание Марии-Терезии императрицей по мирному договору 1748 г. не разрешило противоречий между державами Европы, и вскоре начинается новая европейская война.

Активное участие России в общеевропейском конфликте середины XVIII в. – Семилетней войне (велась в 1756–1763) стало показателем ее возросшего влияния на международную жизнь. Усиление Пруссии и ее серьезные военные приготовления вызвали существенные изменения во взаимоотношениях европейских государств и создали угрозу российским владениям в Прибалтике. В Семилетней войне Россия принимала участие в антипрусской коалиции на стороне Австрии, Франции, Швеции и Саксонии. Русские войска заняли Восточную Пруссию с ее главным городом Кёнигсберг (ныне Калининград). Считавшийся непобедимым прусский король Фридрих II направил против России свои основные силы, но они были уничтожены русскими войсками. Кульминацией войны стало взятие русской армией столицы Пруссии Берлина (1760), ключ от которого был передан на вечное хранение в Казанский собор в Петербурге. В 1761 г. Россия и Австрия получили реальную возможность окончательного разгрома Пруссии. Воцарение Петра III и резкий поворот во внешней политике России спасли Фридриха. Петр тотчас прекратил военные действия против Пруссии и даже предложил Фридриху военную помощь. Россия заключила мир и союз с Пруссией (1762) и вернула ей все завоеванные территории. После свержения Петра III Екатерина II разорвала союз с Пруссией, но сохранила в силе мирное соглашение, так что Россия вышла из Семилетней войны и не стала воевать против своих прежних союзников. Хотя Российская империя и не приобрела в результате Семилетней войны никаких новых территорий, однако укрепился ее авторитет в Европе, убедившейся в серьезных военно-политических возможностях России.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >