Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Всеобщая история государства и права. Том 2

Эволюция партий и государственного строя

Эволюция конгресса.

В результате столетней внутренней эволюции все основные государственные институты Соединенных Штатов более или менее резко изменили свой характер, хотя их конституционная внешность и оставалась прежней. Изменился, прежде всего, в ряде отношений конгресс. Фактически сильно изменились права конгресса, забравшего в свои руки патентное морское, железнодорожное, финансовое и в значительной мере гражданское и уголовное право.

Верхняя палата конгресса - сенат, используя свое право давать согласие на назначение Президентом высших должностных лиц и ратификацию договоров, - поставила под свой контроль важнейшие вопросы иностранной политики (отклонила до 50 договоров) и увольнение министров, послов и т. д. Поскольку сенат мог не одобрить ни одной кандидатуры взамен уволенного - и иногда это делал, - президентам приходится считаться с его мнением и при увольнениях заручаться согласием руководящих сенатских групп.

Изменилась и структура конгресса; дело не только в том, что здесь получилось 96 сенаторов и 435 депутатов против 26 и 65 в первые годы США, дело даже не в создании палатой представителей, начиная с 60-х годов, до 50, а сенатом до 30 постоянных комитетов и комиссий по различным отраслям законодательства, управления и внутреннего распорядка ("комитет регламента", "комитет правил"), в которых отсеиваются проекты, заслушиваются министры и фактически предрешаются дебаты. Появилось гораздо более важное по существу добавление. Кроме палаты представителей и сената создалась еще третья негласная и "невидимая" палата, члены которой назначаются крупными трестами и банками и которая приобрела название "лобби" или прихожей конгресса. Это название носят 5-6 десятков дельцов, имеющих влияние на деятельность конгресса путем негласных сделок С его членами.

Республиканцы и демократы. Американские партии тоже проделали важную эволюцию и имеют свою историю, тесно связанную с двумя фазами развития Соединенных Штатов - до и после гражданской войны 60-х годов.

В первой фазе борьба шла между федералистами, стоявшими за максимально больший суверенитет штатов и права личности. Признанным вождем первых был вначале военный секретарь Вашингтона полковник Гамильтон, вождем вторых - Джефферсон, бывший посланником Соединенных Штатов во Франции в эпоху революции, хорошо усвоивший идеи мелкобуржуазной демократии. Сделав свое дело укрепления нового государства, федералисты исчезли, уступив место республиканцам.

С течением времени и увеличением количества западных штатов наметился раскол между плантаторской группой старых южных штатов и фермерской группой западных; республиканская партия, вербовавшая своих приверженцев из той и другой группы, в соответствии с этим раскололась на национальных республиканцев и демократических республиканцев. В 1856 г. остатки федералистов и национальных республиканцев (именовавших себя также вигами) образовали новую сильную партию, присвоившую себе название республиканской. Демократические республиканцы стали называться просто демократами.

Яблоком раздора между партиями оказалась проблема рабства, в которой северные республиканцы были против, а южные демократы за сохранение рабства. Поражение юга дало решительный перевес республиканцам и в значительной мере обеспечило необходимые условия для концентрации американского капитала. Встревоженные этой концентрацией мелкобуржуазные массы дали в 1885 г. на выборах перевес Кливленду - кандидату демократов и с тех пор партии довольно регулярно чередовались у власти, с некоторым перевесом для республиканцев до конца первой мировой войны (7 президентов республиканцев против 4 демократов) и с определенной тенденцией к усилению демократов в промежутке между первой и второй мировыми войнами. Программы партий потеряли при этом почти всякое отличие. Борьба на выборах шла обычно около какого-нибудь специально выбранного "боевого" наглядного вопроса, вроде снижения таможенных пошлин или отмены запрета спиртных напитков. "После освобождения негров, - писал Ленин, - разница между этой и другой партией становилась все меньше. Борьба этих партий велась преимущественно из-за вопроса о большей или меньшей высоте таможенных пошлин. Никакого серьезного значения для массы народа эта борьба не имела. Народ обманывали, отвлекали от его насущных интересов посредством эффектных и бессодержательных дуэлей двух буржуазных партий". Еще в 1908 г. один американский журналист заметил, что две правящие партии Америки подобны двум бутылкам, одинаково пустым, но имеющим различные этикетки. Сделалось общеизвестным, что эти партии осуществляют интересы финансирующих их крупных капиталистов и при победе на выборах делят общественные должности по так называемой "спойльсистэм" или правилу добычи (выражение американского сенатора Марси). Каждая партия, победив на выборах, выгоняет из государственного аппарата всех сторонников своей противницы и сажает своих. Для последних 12 лет перед второй мировой войной характерна сравнительно большая гибкость маневрирования демократической партии, выдвинувшей для успокоения недовольных масс, страдающих от безработицы на востоке и тяжких условий фермерской аренды на юге и на западе, "новый курс" Рузвельта, от которого она, как можно видеть, все больше отходит сейчас.

Третьи партии.

Кроме двух основных партий неоднократно возникали так называемые "третьи партии". Некоторые из них, как упомянутые уже фрисойлеры 40-50-х годов, требовавшие раздела свободных земель, или гринбекеры 60-70-х годов, настаивавшие на усиленном выпуске бумажных денег (гринбеки - зеленые казначейские билеты), - исчезли вместе с исчезновением вольных земель и выявлением вредных сторон инфляции.

В конце 80-х и начале 90-х годов намечаются более крепкие и более связанные с массами фермеров и рабочих группировки популистов (народников), отстаивающих интересы мелкобуржуазной демократии, и социалистов, связанных с узкоцеховыми американскими рабочими союзами.

Влияние марксизма в рядах американских социалистов было первоначально незначительно, но быстро росло. Оппортунизм лидеров свел, однако, на нет первоначальные (в конце XIX и начале XX вв.) успехи социалистической партии. Она теряет почти всякое влияние в широких рабочих массах. Мировая война и связанные с ней экономические потрясения, а главное - победа Великой Октябрьской социалистической революции сказываются ростом революционности американского пролетариата, и в 1919 г. создается американская коммунистическая партия, под влиянием которой уже в 30-х годах формируется рабоче-фермерская партия запада. Крупный размах приобретает профсоюзное движение.

Ни одна из буржуазных "третьих партий" не приобрела прочного и длительного влияния на политическую жизнь. Демократы и республиканцы сохранили свои позиции правящих партий буржуазии.

"Партийная машина" республиканцев и демократов во второй половине XIX и в XX в. Организация республиканцев и демократов сложилась весьма схоже: на местах - первичные партийные собрания и выбираемые, но предварительно намечаемые незначительным кружком воротил ("ринг") партийные комитеты.

Выше - съезды партий по графствам, штатам и, наконец, национальные конвенты партий, выставляющие кандидатов в президенты республики.

По словам знаменитого исследователя американской государственности и права Джемса Брайса, "именно партийная организация и образует второе правительство... бок о бок с легальным правительством, учреждаемым конституцией". Назначение этой неконституционной организации, обозначаемой американцами как "кокес", - захватить и, захватив, удержать законодательный и административный механизм легального правительства, учрежденного Конституцией.

Благодаря сложившимся внутрипартийным отношениям вся масса членов партии "принуждена следовать немногим вождям и устремлять на указанные им цели все могущество американских избирателей".

Эволюция избирательной системы.

Достижению этой задачи очень способствует американская избирательная система. В этой области Конституция с 1787 г. почти не изменилась. Она лишь ввела запрет ограничивать избирательные права под предлогом цвета кожи (1865 г.) или пола (1920 г.). В остальном сохраняется принцип допущения к избирательным урнам "в соответствии с законодательством каждого отдельного штата". Американские буржуазные партии сознательно поддерживали запутанность этого избирательного права, облегчающую игру партийной машины.

Чтобы быть избирателем, необходимо иметь избирательную квалификацию и, по общему правилу, попасть в списки избирателей. До 1820 г. во всех штатах практиковался высокий имущественный ценз, устраняющий девять десятых населения от выборов. Отмена ценза шла очень медленно, и лишь к 1870 г. в связи с 15-й поправкой, признавшей избирательные права негров, был принят принцип голосования всех совершеннолетних мужчин, а с 1872 г. - принцип тайного голосования (закреплен федеральными законами 1871 и 1872 гг. для федеральных выборов). Затем началось (с 1869 г.), сначала в ряде штатов с фермерским населением, затем в промышленных - движение в пользу женского избирательного права, приведшее к отмеченной выше 19-й поправке в Конституции, и почти одновременно возникло обратное цензовое движение, маскируемое самыми различными постановлениями, но вызванное стремлением правящей буржуазии оттеснить от выборов негров на юге и революционно настроенных неимущих иммигрантов на северо-востоке (итальянцев, евреев, поляков и т. д.). В этих целях искусно нагромождаются разные "квалификации избирателя".

С 1920 г. избирателями являются граждане США обоего пола, достигшие 21 года от роду и удовлетворяющие в различных штатах различным цензам.

Первый общий ценз, сложившийся везде, но не везде одинаковый, это местожительство ("резиденция") перед выборами, которая колеблется для федеральных выборов от 3 месяцев до 2 лет, а для местных - от 10 дней (Уисконсин) до полугода (Род-Айленд).

Второй общий ценз, также сложившийся везде, но не везде одинаковый, это отсутствие порочащих обстоятельств и порочащих дефектов. По этому цензу устраняются слабоумные, душевнобольные и осужденные за ряд преступлений, в частности, взяточники (в 12 штатах), дуэлянты (в 3 штатах), двоеженцы (в 2 штатах).

Третий дополнительный ценз, встречающийся в 21 штате, это ценз грамотности, который выражается обычно в умении прочесть вслух по-английски и разумно объяснить какую-либо статью Конституции. Он появился в 70-х годах на юге, где, по существу, имеет в виду негров, но требуется также в Массачусетсе и Нью-Йорке (1921 г.), где имеет в виду иммигрантов.

Четвертый дополнительный ценз, встречающийся в 20 штатах, уцелел от системы имущественного ценза: он требует уплаты подушного или иного налога или же наличия земельного участка. Два штата, не требуя налога, устраняли от выборов "нищих" (Мэйн, Нью-Джерси).

Третий и четвертый цензы помогали устранению помимо негров и иммигрантов беднейших слоев, а также индейцев, живущих в резервациях и не платящих налога (устранение индейцев было специально оговорено в 5 штатах).

Кроме того, Калифорния устранила от выборов китайцев, а Северная Каролина - безбожников (т. е. отказывающихся от какой бы то ни было религии). 29 штатов устранили от выборов "солдат, моряков и матросов Соединенных Штатов". В остальных 19 штатах они имеют только активное избирательное право.

Это избирательное право, потребовавшее колоссального законодательства, нельзя, разумеется, назвать всеобщим, хотя американцы его таким называют. В своем осуществлении оно с конца XIX в. всюду является прямым (кроме, конечно, президентских выборов), формально равным (один голос) и тайным (закрытые бюллетени). Выставление кандидатуры на выборах, по общему правилу, проводится первичным партийным собранием, причем некоторые штаты (Пенсильвания) подкрепляют соответственное постановление закона уголовной санкцией. Исключительно развилась при этом так называемая "избирательная география" - или выкраивание округов в пользу своей партии.

Начиная с 80-х годов в практику отдельных штатов начал проникать так называемый австралийский бюллетень (заимствованный западными штатами из Австралии). При этой системе все выборы по данному штату назначаются на один день, так сказать залпом, и все кандидатуры вносятся в один огромный лист. Размер бюллетеня не раз достигал трех футов длины и более фута ширины, причем в списке оказывались имена до полутораста кандидатов, претендующих на 42 различных должности. Самая техника вычеркивания имен при этом становилась очень трудной и избиратель либо не шел на выборы, либо слепо голосовал за указанные ему партийными "вербовщиками" столбцы бюллетеня. Абсентизм местами достигал 50%.

Все попытки улучшения американской избирательной системы, предпринимавшиеся в последние десятилетия, успеха не имели. Бессильными остались уголовные законы против подкупа и застращивания, обходились законы, запрещающие партиям расходовать на выборы суммы свыше определенной цифры.

Изменения в положении Президента США.

Президент Соединенных Штатов значительно изменил свой конституционный облик. По Конституции Президент - глава исполнительной власти федерации. Он представляет ее во внешних сношениях и обладает обширными полномочиями по командованию вооруженными силами и организации их управления. Все главные должностные лица Федерации, включая судей, назначаются им (с согласия сената); главы ведомств (министры) ответственны перед ним, им же увольняются. Президент выбирается на 4 года. Вместе с ним выбирается на тот же срок вице-президент, который при наличии Президента выполняет обязанности председателя сената, а в случае смерти, досрочного ухода с должности или длительной неспособности Президента замещает его. Сенат в этих случаях выбирает особого председателя. Было всего шесть случаев замещений, не считая замещения Рузвельта Труменом (предпоследний случай - Гардинг-Куллидж в 1925 г.). Президент и вице-президент должны быть природными гражданами Союза и не моложе 35 лет. По конституции они выбираются двухстепенными выборами (избиратели - выборщики - Президент, причем выборщики выбираются в числе, равном числу депутатов и сенаторов данного штата). Условия избрания - получение абсолютного большинства голосов выборщиков. 12-я поправка к Конституции предусмотрела, что если нужного большинства не наберется, то из трех кандидатов в президенты и стольких же в вице-президенты, получивших большее число голосов, палата выбирает Президента, а сенат - вице-президента. Палата же может предать обоих указанных лиц суду сената, причем в таком суде председательствует верховный судья. Для осуждения необходимо две трети голосов, которого не набралось, однако, в единственном имевшем место случае предания суду Президента (Джонсон - 1869 г.).

Президент имеет право в чрезвычайных случаях созвать конгресс, имеет право предлагать ему на рассмотрение нужные меры, утверждает прямо или утверждает десятидневным молчанием принимаемый конгрессом законопроект и может в течение этих десяти дней отослать проект на вторичное рассмотрение. Принятый вторично в обеих палатах двумя третями голосов, билль становится законом и, как выражаются американские юристы, конгресс в этих случаях "опрокидывает" президентское вето {что, впрочем, бывает редко).

Наконец, Президент имеет право помилования осужденных федеральными судами.

Таковы в общем несложные постановления Конституции.

Но в порядке обычая полномочия Президента значительно изменились.

Прежде всего избрание выборщиков потеряло первоначальный смысл, благодаря непоколебимо установившемуся обычаю, заставляющему выборщиков голосовать за кандидата своей партии во всех случаях. В 1872 г., например, выборщики Гораса-Грили, хорошо зная, что он накануне умер, все же подали голоса за него, так как не успели получить новых партийных инструкций, а другого кандидата их партии не было.

Далее, установился обычай, что Президент может избираться лишь два раза к ряду (основание положил Вашингтон своим отказом выбираться на третье четырехлетие). Первая попытка нарушить этот обычай в XX в. (Рузвельт-старший) окончилась неудачей. Впервые в 1940 г. Рузвельт-младший был избран в третий раз, а в 1944 г. - в четвертый.

Опять-таки в порядке обычая считается твердо установленным, что Президент не может быть ни негром, ни католиком; президенту Гардингу угрожала серьезная опасность провала на выборах из-за выпущенной кем-то брошюры, утверждавшей, что его бабушка была негритянка. Сторонникам Гардинга пришлось затратить большие суммы, чтобы спешно скупить тираж раньше, чем брошюра успела получить распространение.

Но главное: колоссально выросли полномочия Президента. Это расширение полномочий исторически произошло далеко не сразу. В первые 40 лет истории Соединенных Штатов, в период борьбы за утверждение национального суверенитета, президенты - большей частью из военных и очень часто из южан - шаг за шагом укрепляли свое положение против притязаний конгресса. Сложная внешняя обстановка войны с англичанами, мексиканцами, индейцами требовала энергичного руководителя во главе страны. Затем наблюдается некоторое затишье. Ряд президентов старается жить в ладу с конгрессом, крайне редко используя право вето. Столкновение Севера и Юга выдвигает в 60-х годах энергичные фигуры Линкольна и Джонсона. Последний вступает в открытую борьбу с конгрессом, но окрепшая и сознающая свою силу северная буржуазия 15 раз кряду "опрокидывает" в конгрессе президентское вето и в конце концов отдает Джонсона под суд. Начинается период правления конгресса, когда многочисленные комитеты конгресса, контролируя бюджет отдельных ведомств, фактически вмешиваются во все отрасли управления. В 80-х годах Брайс в своей "Американской республике" высказывает мнение, что американцы могли бы, пожалуй, вообще обойтись без Президента1. Однако общие тенденции в эпоху империализма к усилению исполнительной власти уже через несколько лет дают себя чувствовать в Соединенных Штатах, и уже Президент Кливленд в конце тех же 80-х годов 260 раз останавливает своим вето решение конгресса. Все усложняющаяся внешняя и внутренняя обстановка требует властного "капитана" на мостике государственного корабля Соединенных Штатов, и партийная машина поставляет таких капитанов. Теперь уже не комитеты конгресса направляют политику Президента, как это было в 70-х годах и в начале 80-х годов. В XX в. Президент, опираясь на послушный ему и не ответственный перед конгрессом кабинет и так называемый "рулевой" комитет из представителей партий при конгрессе, руководит последним. 40 лет спустя после Брайса другой исследователь американской конституционной истории - Берджес резко подчеркивает чрезвычайно возросшее значение Президента2. Президент Мак-Кинли начинает войну с Испанией и ставит конгресс перед совершившимся фактом, хотя для объявления войны необходимо согласие конгресса. Рузвельт-старший организует революцию в Колумбии, создавшую Панамскую республику (1903 г.). Он признает эту республику в спешном порядке и хладнокровно замечает: "Я взял канал, а конгрессу предоставил разговаривать".

Франклин Рузвельт получает от конгресса в условиях экономического кризиса, требующего чрезвычайных мер, полномочие на издание указов с силой закона, необходимых для борьбы с экономическими затруднениями. В этом порядке проходит ряд трудовых кодексов по отдельным отраслям труда, регулируется площадь посевов в южных штатах, организуются общественные работы и создаются целых два ведомства - "аграрной помощи" и "национальной реконструкции промышленности", - учреждение и деятельность которых лишь спустя несколько лет были признаны неконституционными Верховным судом. Это стоило должности нескольким верховным судьям, которых в партийном порядке "убедили" выйти в отставку.

Президент стал движущей силой законодательства. Помимо возможности осуществлять в конгрессе свои предложения при содействии партийного "рулевого" комитета, помимо получения от конгресса указанных чрезвычайных полномочий он сурово контролирует и ту часть деятельности конгресса, в которой депутаты и сенаторы успевают проявить некоторую инициативу. Когда-то были президенты, которые ни разу не применяли вето (оба Адамса, Джефферсон, Ван Бюрен, Фильмор, Гарфильд), но эта времена давно отошли в прошлое, и общее число случаев президентского вето в Соединенных Штатах перевалило за 600, причем лишь в 1% всех случаев конгрессу удавалось "опрокинуть" это вето.

Обычаем разработана особая техника вето - так называемое карманное вето. Президент обязан утвердить или отклонить билль в течение десяти дней; если билль представляется Президенту - а по соглашению с рулевым комитетом это легко сделать - меньше чем за десять дней до конца сессии конгресса, Президент может просто "спрятать билль в карман" и, не сказав ни да, ни нет, заставить конгресс рассматривать, если ему угодно, билль снова в следующей сессии. Этим приемом неоднократно отклонялись важные социальные мероприятия. Более половины всех случаев вето падает на финансовые законы.

Эволюция судебной власти США.

Историческое развитие судебной власти Соединенных Штатов совершалось в плане такого же расширения и усиления. Федеральный суд по Конституции представлялся довольно скромным учреждением, но в дальнейшем он использовал по-своему, во-первых, указание Конституции, что она сама, законы и договоры Соединенных Штатов составляют верховное право страны; во-вторых - возможность разбора споров между штатами и всех дел, связанных с международным и призовым правом; в-третьих - свою формальную независимость, так как члены суда назначались пожизненно и могли быть сменены лишь по вотуму конгресса квалифицированным большинством (единственная попытка сделать это успехом не увенчалась).

Опираясь на эти данные, верховные судьи Джей (один из "отцов конституции") и Маршал ввели в практику Соединенных Штатов так называемую судебную проверку конституционности закона. Практика эта началась в отдельных штатах, но действительное значение получила именно в Федерации. Она сводится к тому, что по ходу процесса любая из сторон может заявить против любого закона отвод по неконституционности. Если суд признает этот закон не соответствующим Конституции, никто не может быть привлечен к ответственности за его невыполнение и он тем самым фактически теряет силу, хотя остается внесенным в законодательные сборники. Это грозное право судебного вето привело к тому, что американская Конституция стала такой, как понимают ее судьи. В первой половине XIX в. Верховный суд использовал свои права для расширения власти конгресса и Президента в целях охраны интересов рабовладельцев (знаменитое дело Дреда Скотта в 1857 г.). Во второй половине XIX в. он всячески содействовал усилению "федеральной узурпации", т. е. прежде всего росту полномочий центральной власти, и противодействовал рабочему законодательству.

Широко распространилась также практика судебных приказов и - с 90-х годов - "предостережений" административным органам, и даже частным лицам, которые, по мнению суда, не выполняют своих конституционных обязанностей или выходят за рамки конституционной легальности. Лицо, пренебрегшее таким предостережением, рискует быть привлеченным к ответственности за "неуважение к суду" и поплатиться, в лучшем случае, крупным имущественным взысканием. В частности, судебные приказы превратились в одно из сильнейших легальных средств борьбы со стачечным движением.

Система федеральной юстиции сильно разрослась: наряду с федеральным Верховным судом и подчиненными ему судебными палатами и крупными федеральными судами появились специальные суды Соединенных Штатов по таможенным делам и по претензиям к Соединенным Штатам. Наряду с этим продолжают действовать суды отдельных штатов, также широко развивающие практику проверки конституционности законов, причем на их решение возможна апелляция к федеральной системе судов.

При этих условиях понятно, что в XX в. в Соединенных Штатах серьезно заговорили о правлении судей или "олигархии судей", состав которых рекрутируется из наиболее богатых юристов. Сильное сопротивление, оказываемое судами социальному законодательству, вызвало в последние 25 лет негодование в рабочих и фермерских массах и породило ряд проектов о подчинении судов народному контролю путем постановки на референдум решений суда о неконституционности закона. Проекты эти не имели, однако, успеха, хотя сочувствие Президента, проявленное к ним, заставило суды вести себя осторожнее, в особенности в вопросах деконституционализации президентских указов. Во всяком случае, остается фактом, что решение Верховного суда Соединенных Штатов "относительно того, что конгресс и парламенты штатов могут делать, и чего они не могут делать, часто важнее, чем какой-либо акт конгресса или парламентов штатов"'.

Отдельные штаты и эволюция их строя.

В эволюции отдельных штатов обычай и судебная практика сыграли не меньшую роль, чем в конституционной эволюции самого Союза. Конституции штатов, в противоположность Конституции Союза, менялись и исправлялись несчетное число раз. Действующие в настоящее время акты представляют целую хронологическую гамму: наиболее старая Конституция действует в Вермонте (1793 г.) и наиболее молодая - в Аризоне (1912 г.).

Часто встречая со стороны местных судов объявление своих актов неконституционными, местные законодатели, начиная с 30-х годов, проводили огромное количество поправок к конституциям, против которых судейское вето было бессильно. Конституции разрастались в толстые книги. В конституционном порядке регулировалось даже устройство лотерей. Основное устройство штатов (которым Союз гарантирует республиканскую форму) по внешности напоминает самый Союз; верхние и нижние палаты штатов представляют разные слои населения; во главе исполнительной власти стоят выбранные правители (губернаторы) с частью выборными, частью назначенными помощниками - инспекторами, интендантами и т. д. Штаты имеют свое гражданское и уголовное законодательство, в их ведении находятся местные дороги, просвещение, здравоохранение, местное управление, суды, полиция, тюрьмы. Они располагают довольно значительным бюджетом и имеют свою милицию, которую Союз может вызвать и на свою службу.

Начала формального народовластия получили в штатах широкое развитие. Выборность должностей проводилась, особенно со второй половины XIX в., глубже, чем в Союзе, и часто распространялась даже на судебные должности. Референдум, известный в Массачусетсе еще в конце XVIII в. и закрепленный в конституциях его же (1820 г.), Коннектикута (1818 г.) и Нью-Йорка (1821 г.), затем начал быстро завоевывать почву, особенно в западных штатах, где в среде фермеров-землевладельцев и скотоводов увлекались демократическими учреждениями. На западе же (Южная Дакота в 1898 г., затем Юта, Орегон и другие) распространялись институты народной законодательной инициативы и отозвания, которое стали применять как к депутатам парламентов, так и к администрации, а в шести штатах даже к судьям. Вопрос об отозвании неугодных лиц по предложению инициативной группы определенной численности ставился на народное голосование в очень сложных формах, приводящих к тому, что, например, в Калифорнии, где издан целый ряд законов об отозвании, практически случаев отозвания не наблюдалось. В XX в. 21 штат допускает референдум для обыкновенных законов, в 19 штатах существует народная инициатива и в 10 - отозвание. Все штаты, кроме штата Делавер, ввели референдум для конституционных изменений1. Наблюдается, однако, очень вялое участие избирателей в этих голосованиях, так как население уже убедилось в их малой продуктивности. Падение интереса к местным делам и местному законодательству объясняется также ростом федеральной централизации и сознанием неудобства большой пестроты права, создавшейся в 48 штатах.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы