Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ МОРФОЛОГИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА
Посмотреть оригинал

УДАРЕНИЕ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

Необходимо сказать несколько слов об ударении падежных форм в общеславянском праязыке. В нем имелись основы с неподвижным ударением на самой основе или на падежных окончаниях и основы с подвижным ударением, в которых одна часть падежей имела ударение на основе, а другая на окончаниях. Остановлюсь сначала на основах с неподвижным ударением. Различное ударение — в одних основах на самой основе, в других на окончаниях — зависело от унаследованных еще из индоевропейской эпохи отношений. Общеславянскими причинами нельзя, например, объяснить, почему слова роръ, dvorb, korl’b, гркауъ, stari^ (мужеск. р.), zena, groza, pita, krasa, xvafa (женск. p.) имели в общеславянском праязыке ударение на падежных окончаниях, ср. русск. попа, попу, на дворе, короли, рукава, стариком, жену, пилу; сербско-чакавск. рора, kralja, rukavk, zenu и т. д.; между тем слова gorx^ кНпъ, ро^ъ (мужеск. р.), siava, lipa, vorna, berza (женск. р.) сохраняли ударение на основе во всех падежах: ср. русск. горох, гороха, липам, берёзами, вороне; сербско-чакавск. и штокавск. граха, лйпи, славе, брёзама и т. д. Впрочем, ближайшее рассмотрение этих слов показывает, что гласная основы в словах с ударением наконечным была или краткой, или с тем видом долготы, который мы будем называть прерывистым, между тем как гласная основы в словах с ударением на основе имела в древнем языке долготу длительного вида; это обстоятельство наводит на предположение, что только в словах первого рода сохранилось древнее место ударения, между тем как слова второго рода восходят к двум категориям, из которых одна исконно имела ударение на гласной основе, а другая перенесла ударение на гласную основы в силу притяжения со" стороны длительной долготы; возможно, например, что слово dtdb отличалось некогда по месту ударения от слова х1ЪЬъ; dtdb имело исконно ударение на основе: поэтому русск. деда, деду, мн. ч. деды, a xltbb могло иметь исконно ударение на окончании: поэтому в русском рядом с хлеба, хлебу является во множественном числе хлеба. Ср. сказанное ниже относительно переноса ударения на окончания с длительно долгой гласной. Относительно слов женского рода той категории, которая имеет ударение на окончаниях, необходимо заметить, что неподвижность в них ударения подвергается одному ограничению, а именно в формах им.-вин. мн. они имели, кажется, ударение не на окончании, а на основе; ср. русск. жёны, пилы, струны, слуги, стрелы и т. д. (в случаях, как именительный множественного толпы, похвалы и т. п., можно видеть искусственное книжное произношение), ср. также сербско-штокавск. )ёле, вйле, слуге, стрфеле, сузе, снахе, пчеле, бухе (при винительном ]ёлу, вйлу, слугу, стрщелу, сузу, снаху, пчелу, буху из более древних j&ny, вилу, стри]елу и т. д.). Впрочем, я не решился бы утверждать на основании одного русского языка, что в общеславянском ‘праязыке перенос ударения был в именительном-винительном множественного слов женского рода обязательным; сербско-штокавск. жене, стйзе, козе, грозе, врсте, глисте и др., чакавск. zene, koze, sestre, snahe, krupe, svlc’e и др. свидетельствуют о возможности и наконечного ударения в указанных падежах. Во всяком случае согласные данные русского и сербского языка доказывают, что в общеславянском праязыке подобный перенос ударения мог иметь место в некоторых словах женского рода. Задумываясь над причиной подобного переноса, мы должны иметь в виду, что окончание для именительного-винительного множественного в общеславянском праязыке нового происхождения; -ons (откуда -у) заменило более древнее -as в именительном множественного; это -as после отпадения -s перешло в -а, и форма именительного множественного совпала по звуку с формой именительного единственного: lipa — lipa, что и было причиной замены ее формой винительного множественного Пру (из •lipons). Но в словах с подвижным ударением именительный множественного, как увидим, отличался по ударению от винительного множественного (гркё, но винительный множественного гока); это и было причиной переноса ударения на основу с окончания в словах, как zen&, koz& и т. д.; перенос произошел для того, чтобы отличить именительный множественного от именительного единственного: zetici, но множественный zena; это 2ёпа впоследствии заменено через zeny. Вероятнее всего, что такой перенос был в общеславянском праязыке обязательным для формы именительного множественного, следовательно: zeny, kozy, snbxy, krupy; но винительный множественного в общеславянском сохранял старое место ударения: 2eny, kozy, snbxy, krupy. В русском языке перевес получило ударение именительного множественного, а в сербском — винительного множественного, за исключением лишь некоторых слов (как вышеуказанных sluge, suze, buxe и т. д.). Относительно слов мужеского рода с неподвижным ударением на окончаниях необходимо иметь в виду, что еще в общеславянскую эпоху окончания и переносили ударение на предшествующий слог; поэтому именительный-винительный падеж единственного числа и родительный множественного от слов, как роръ, dvorb, grbxb, когГь и т. д., имели ударение на основе: роръ, dvorb, grbxb, кбгГь вместо более древних роръ, dvorb, grtxb, когГь.

Перехожу к основам с подвижным ударением. Подвижность ударения, т. е. перемещение его в различных падежах в зависимости от того или иного падежного окончания, зависела от 'того, что еще в литовско-славянскую эпоху гласные длительно долгие перетягивали на себя ударение как с кратких, так и с прерывисто долгих гласных. Ввиду того, что гласная основы могла быть длительно долгой, прерывисто долгой и краткой и что те же виды могла иметь гласная окончаний, надо заключить, что первоначальное место ударения вообще сохранялось только: 1) в основах с длительно долгою гласною и ударением на этой гласной, 2) в основах с краткою или прерывисто долгою гласною, когда ударение падало на окончания. Основы же с длительно долгою гласною и ударением на окончаниях в некоторых падежах (в которых окончания имели краткую гласную или прерывисто долгую) получали ударение на основу, а в других (где окончания имели длительно долгую гласную) сохраняли его на окончании; ср. сказанное выше относительно слов хлебу ср. русск. хлеба. Основы с краткою или прерывисто долгою гласною и ударением на этой гласной становились в отношении к ударению подвижными, ибо падежные окончания с длительно долгими гласными перетягивали ударение на себя. Оставляя в стороне те основы, подвижность ударения которых зависела от длительно долгой гласной в основе, остановимся на тех основах, в которых подвижность ударения зависела от длительной долготы гласных в падежных окончаниях.

Перечислю падежные окончания с длительно долгими гласными.

В основах мужеского рода на -о сюда относится:

  • а) Окончание местного единственного -гь (-i); длительность долготы гъ доказывается, с одной стороны, тем, что гь не сократилось в i (так сокращалось в конце слова гь с прерывистою долготой), с другой стороны, сопоставлением с греческим окончанием -ot, например, в oixoi, ’IgOjxoT; ударение этих слов свидетельствует о длительности долготы дифтонга ое, ибо прерывисто долгое оt (так же как краткая гласная) требовало перед собой облегченное ударение на долгой гласной (ср. именительный множественного о1*о'.), а на себе — острое, а не облегченное ударение (ср. им. мн. iroxajioJ). Отсюда заключаем, что общеславянское место ударения в rodt, nost, gordt, zQbfc, dQbt, drQzt (ср. русск. в роде, о друге, в городе), также и среднего рода — ttstt, stnt (ср. русск. в тесте> в сене) не может быть первоначальным; оно заменило первоначальное rodt, nost, stnt и т. д., по-видимому, под влиянием ударения других падежей единственного числа, ибо местный падеж оказывался единственным падежом, отступавшим по месту ударения от прочих падежей единственного числа в словах мужеского и среднего рода.
  • б) Окончание местного множественного -гьхъ (4хъ) имело, вероятно, -гъ длительно долгое: ср. чакавск. диалектическое vlasih (при vlasa, vlasi), vozi'h (при voza, vozi); ср. также и русское ударение в зубах, возах, носах, хотя мы имеем в русском новое окончание.
  • в) Окончание винительного множественного -у (-tp) из -ons с длительной долготой сочетания -on; длительная долгота доказывается литовским окончанием -us с кратким и (в литовском подвергалась сокращению только длительная долгота в конце слова), а также местом ударения в русских формах, как сади, носи, вози, плоди и т. д. (при сада, воза, плода); сербский язык не знает перенесенного ударения в винительном множественного, ибо имеет в этом падеже то же ударение, что в именительном множественного.
  • г) Окончание родительного множественного также по происхождению своему восходит к длительно долгому окончанию -on (ср. выше), ибо в общеславянском сокращали первую часть свою только дифтонгические сочетания с длительною долготой; общеславянское конечное ъ утратило ударение; поэтому доказать ударение rodb, vozb, drug-ъ и т. п. нельзя; впрочем, русск. волос (при именительном волос), словенск. vlas при именительном vl2s, сербск.- штокавск. друга, влйса при друг, влас указывают на то, что родительный множественного имел в общеславянском праязыке в словах с подвижным ударением другое ударение, чем именительный единственного, а различие это зависело именно от того, что в именительном ударение исконно падало в таких словах на основу, а в родительном множественного на окончание.
  • д) Окончание именительного-винительного двойственного имело длительную долготу как по свидетельству литовского языка, где окончание (krasztu, ponu) из -и, сократившегося именно в силу своей длительной долготы (прерывисто долгие гласные не сокращались в литовском в конце слов), так и по свидетельству русского языка: ср. ударение два шага при шага, шагу; два ряда, при ряда, ряду; глаза, рога (формы по происхождению своему двойственного числа).
  • е) Окончание родительного-местного двойственного также имело, вероятно, длительную долготу.

В основах среднего рода на длительную долготу, кроме местного единственного и местного множественного (о которых выше), имело еще окончание именительного-винительного двойственного числа -гъ (4) из первоначального -oi; длительность п> доказывается тем, что оно не сократилось в i, несмотря на свое положение в конце слова. Относительно ударения других форм среднего рода скажу особо ниже. Точно так же длительно долгим было в окончании именительного-винительного множественного; это доказывается, между прочим, общеславянским ударением форм, как Itta, sita, stada (ср. русск. лета, сита, стада, сербск. диалект, ljeta). Впрочем, об ударении и этой формы среднего рода скажу особо ниже. В основах на согласную длительно долгими были окончания -?, например tel’fc, р1еш|.

В основах на мужеского рода длительную долготу имели следующие окончания: а) Окончание местного единственного -й; поэтому местный domu при родительном domu, ср. совр. русские ударения в дому, в саду, на пуху, в ряду и т. д., сербск.-штокавск. у нбсу, у броду, у году, у мёду, у дому, что восходит к пра- штокавскому у носу, у дом^ и т. д.

  • б) Окончание именителыюго-винительного двойственного , что свидетельствуется соответствующим литовским окончанием — кратким -и, сокращенным, очевидно, из длительно долгого и в конце слова (dangii).
  • в) Окончание винительного множественного -у, что видно из литовского окончания -us с кратким и, восходящим к долгому ц (носовому и) в ns из uns (лит. dangus), а также из родственного славянского окончания из -ons в основах мужеского рода: обще- слав. domy, voty при d6ma, v6Ju.

В основах на -I мужеского и женского рода длительную долготу имели: а) Окончание -i в местном единственного, ср. русск. на кости, на мази, в дали, сербск.-чакавск. va noc’i, va soli, va stvari, va mast!, va zQci, штокавск. у пёЬи, у ноЬи, у кости (при родительном и дательном пёЬи, ноЬи, кости).

  • б) Окончание -i в именительном-винительном двойственного, что видно из литовского окончания с i из ё (ie) с длительною долготой: aki, nakti; следовательно, мы ожидали бы *oci, вместо чего в позднейшем языке oci под влиянием формы именительного множественного; ср. еще ударение в oclma (штокавск. очима вместо праштокавск. очима), шипа, plefcclma, также в сербск.-штокавском дательный множественного пёЬима, костима, прсима.
  • в) Окончание -i в винительном множественного из -is, восходящего к -ins, ср. лит. -is с кратким i из i с длительной долготой; ударение винительного множественного kosti, c^sti, nocci и т. д., о котором свидетельствуют современные славянские языки, новое, заимствованное из именительного множественного (ср. русск. кости, ночи, части, печи, сербск.-штокавск. кости, нойи, части, пёНи).

В основах на женского рода длительную долготу имели окончания:

  • а) Именительный единственного -а, что доказывается соответствующим литовским окончанием из с длительною долготой (rank&); поэтому в общеслав. noga, voda, dbska, гркй, du$a и т. д., ср. русск. вода, рука, нога, чакавск. gora, noga, daska, buha, cela.
  • б) Древнее окончание родительного падежа на -as (замененное, как мы видели, окончанием -ons, -ъпв, -у, заимствованным из формы именительного множественного) имело длительное а и потому перетягивало на себя ударение; заключаем об этом из того, что форма родительного падежа единственного числа женского рода всегда имеет то же место ударения, что форма именительного единственного: сербск.-чакавск. gore, vode, русск. гори, водя, ноги, доски и т. д.
  • в) Окончание местного единственного. -гь (Ч); длительная долгота ть доказывается тем, что оно не сократилось в /, несмотря на свое положение в конце слова; оно перетягивало поэтому на себя ударение; ср. русск. на воде, в руке и т. д., чакавск. па vodl, штокавск. на руци вместо более древнего на руци.
  • г) Окончание дательного падежа -гь (-i); длительность его доказывается теми же соображениями; но, как было указано и выше, гь заменило другое окончание,, а именно прерывистое долгое п> (откуда получилось бы i) под влиянием формы местного единственного; старые формы не сохранились, но ударение их держится в нескольких русских и сербских словах: русск.— к зиме, к стене; сербск.-штокавск.— води, д]ёци, души, глави, руци; чакавск.— ki nogi.
  • д) Окончание именительного-винительного двойственного чь (-i); длительность его долготы обнаруживается литовским окончанием -i из ё (ie): ranki, inergi; ср. ударение церковнославянских форм роуцгъ, нозгь.
  • е) Окончание дательного-творительного двойственного -ата, дательного множественного -атъ, творительного множественного -ami, местного множественного -ахъ имели длительно долгое а, как можно заключить из русских ударений: руками, ногами, головами; сербск.-штокавск.— вбдама, рукама, странама; чакавск.— gorami, rukami; перенесение ударения в русск. горами, к доскам и т. п. позднейшее, вызванное влиянием ударения именительного- винительного множественного.
  • ж) Окончание родительного-местного двойственного также могло иметь длительную долготу, как можно думать на основании церковного Ф руку.

Передвижение ударения на длительно долгие окончания относится еще к литовско-славянской эпохе; ср. лит. ranka — raftk? (вин.) — raflkos (им. мн.) — ranki (им. дв.) с общеслав. гркё — гд- кр — гфку — грек. Но, кроме этого передвижения, общеславянский праязык имел еще другое, новейшее по происхождению передвижение, вызванное, по-видимому, появлением новых длительных долгот на месте кратких и прерывисто долгих гласных. А именно редукция й и I в двусложных падежных окончаниях имела следствием удлинение гласной предшествующего слога и перенос на него ударения с третьего от конца слога, с гласной основы. В силу этой причины древние rodomu, domumu, drugomu, kostimu— дательный множественного; domuxu, kdstixd — местный множественного; rodomi, domumf, gostirm— творительный единственного; domovii, kostijl — родительный множественного должны были перейти в го- Потъ, drugonrb, domimb, kostbmb, domixb, kostbxb, rodomb, domimb, gostbnib, dornovb, kostbjb. В творительном единственного ударение rodomb, domimb, gostbmb не удержалось вследствие влияния ударения других падежных форм единственного числа; но во множественном числе новое ударение сохранилось, ср. великорус. домов, костей, домам, костям; ср. сербск.-штокавск. змгцёва (вместо 3MajeBa), рогова, а отсюда и зм^еви, рогови (вм. зма^ви, рогови), также гости (вместо гости), гбстима. Впрочем, основы с неподвижным вообще ударением удержали его неподвижным, несмотря на действие этого нового закона; ср. Пратъ, bra tomb (не Пратъ, bratomb).

Особо должно быть рассмотрено ударение слов среднего рода с основой на -о, которому предшествует твердая согласная (следовательно, не на -jo). Основы с краткой или прерывисто долгой гласной переносят ударение с основы на окончание именительного- винительного -о, причем и все остальные падежи единственного числа получают наконечное ударение: seJo, vesfo, pero, celo, gnizdo, clsfo, l’ik6 (отсюда 1Чс*6); ср. соответствующие русские слова, сербск.-чакавск.— selo, Псе, регб, штокавск. гни]ёздо; между тем как в форме именительного-винительного множественного числа (а также и в других падежах множественного числа) эти слова имеют ударение на корне sefa, vesfa, gntzda, cisfa, Пса, rebra, ит. д.; ср. совр. великорус, сёла, вёсла, лица, сербск.-чакавск. sela, per а, Пса и т. д. Ясно, что мы имеем при этом дело с каким-то, очевидно, позднейшим перемещением ударения, ибо, во-первых, окончание -о, как краткое, не могло перетягивать на себя ударение (ср. сохранение его, например, в slovo, nebo); во-вторых, напротив, в окончании именительного-винительного множественного имело исконно длительную долготу, почему во множественном числе можно было бы ожидать ударение sete, vesfa, gnizda и т. п.

Вероятнее всего предположить, что ударение слов среднего рода подвергалось изменению под влиянием слов женского рода. Там, как мы знаем, исконным окончанием именительного множественного и винительного множественного было -as (откуда -й)> причем а было прерывисто долгим, не перетягивавшим поэтому на себя ударения (на его прерывистость указывает и литовское окончание именительного множественного -os). Следовательно, рядом с именительным единственным voda, rpka именительный множественного звучал voda, гдка. Совпадение окончаний именительного-винитель- ного множественного в словах женского и среднего рода имело последствием перенесение ударения как в именительном-винительном множественного числа, так и в именительном-винительном единственного числа слов среднего рода; voda — voda (откуда впоследствии, как мы видели, vod& — vody) в женском роде вызывало setb— seta в среднем роде, вместо первоначальных seta — seta. Доказательством в пользу предложенного объяснения может служить ударение слов, как ttsto, stno, m?so; в корне этих слов находились прерывисто долгие гласные и тем не менее ударение не передвинулось в них на окончание; это зависело от того, что слова эти не образовывали (по самому значению своему) множественного числа. Что касается ударений, как Ша, sita, mtsta, то очевидно, что здесь сохранилось первоначальное место ударения, между тем как в формах единственного числа ltto, misto, si to ударение передвинулось на корень еще в ту эпоху, когда длительно долгие гласные (а таковыми были гласные в первом слоге этих слов) перетягивали на себя ударение соседних слогов. Исконным представляется и ударение именительного множественного nebesa, sto- vesa, ср. то же наконечное ударение в других падежах: nebese, slovese. Под влиянием таких форм явилось, как кажется, и ударение форм staiena, Ьеггпепй (от *bermf = берем я), plemena, ср. родительный единственного stmene, plemene. Судя по сербск.-штокавск. ври)ёме — времена (род. ед.), слово, соответствующее церковнослав. връиА, др.-русск. веремЯу в именительном-винительном единственного имело ударение на окончании, а в других падежах на корне (verm? — vermene), причем это зависело от длительности долгой гласной в окончании именительного-винительного и прерывистости сочетания ег в основе (verm? поэтому перешло в verm?); церковнослав. Bpt.UA (ср. русск. книжн. время) явилось под влиянием косвенных падежей; ср. еще ударение племя.

Общерусский праязык значительно видоизменил звуковую сто рону приведенных выше общеславянских окончаний, а также зву новую сторону самых основ. Скажу сначала об основах.

В общеславянском праязыке твердая согласная основы становилась полумягкой перед гласными переднего ряда; в общерусском праязыке полумягкие согласные перешли в мягкие; поэтому, например, при rod-ъ являлись госРЪ, rod’i, при zen-a находим zen’t, при s’tm’en-a — s’^rn’en’e. Равным образом мягкая согласная вместе полумягкой проникла и в основы на -1 слова kost-ь, gost-i стали звучать kos’t’-ь, gos’t’-i. То же в основах на согласные: mat’er’-e, t’el’at’-e, роГап’-е, d’bn’-e. Вследствие перехода q в а основы на -qt стали основами на -at: t’ei’ata, otrocat’e. Переход ев 0 перед твердой согласной вызвал изменение simetrb, sfovesa в s’tm’onb, stov’osa. Согласная з* на месте смягчившегося g перешла в z: druz’-i, noz’-i.

Звуковые изменения, которым в общерусском праязыке подверглись падежные окончания, зависели, во-первых, от потери носовых и перехода д в и, q в а, гр в гъ ср. общерусские формы винительного множественного niuzt, kon’t, родительного единственного dtb'b, именительного-винительного множественного stajt, творительного единственного vodoju, kos’t’bju, mat’er’bju, ср. также именительный единственного 1’еГа, s’trn’a; во-вторых, от перехода е в конечном открытом слоге в й: звательный единственного plod’a, именительный множественного synov’a, родительный единственного s’em’en’a, karn’en’a, mat’er’a, именительный-винительный единственного 2it’bja, kop’bja (из общеслав. 2itbje, kopbje); в-третьих, от перехода е в <5 в положении перед твердой согласной, а также ь в звук близкий к ъ (ъ) при тех же условиях: gorozan’oxb вместо общеслав. gor^anexb, kos’t’bxb, ^еГаГъхъ, кага’еп’ъхъ, риГътъ, таГегьшъ и т. д.; в-четвертых, от перехода О в о, т. е. звук средний между дно: звательный единственного Ьойо, именительный-винительный роГо, дательный-творительный двойственного pol’oma, дательный множественного поготъ, звательный единственного du^o; в-пятых, от перехода полумягких согласных в мягкие syn-ov’i вместо syn-ovi, vof-ov’a вместо vof- ove, vod-am’i вместо vod-ami, syn-ът’ь вместо syn-ъшь и т. д.; в-шестых, от сокращения тех долгих гласных, которые не успели сократиться в общеславянском праязыке: Иратъ вместо общеслав. Пратъ, ЬгаГЪхъ вместо общее лав. ЬгаЙхъ, l’tta вместо общеслав. 1*Ш.

Кроме этих звуковых изменений, общерусский праязык допустил, по-видимому, и несколько изменений морфологического характера в склонении имен. Сюда относится систематическая замена окон- нания -оть, -ешь в творительном единственного слов мужеского и среднего рода через -ъть, -ьть; окончание -ъть заимствовано из склонения основ на -й, а окончание -ьть явилось в соответствии с этим -ъть под влиянием склонения основ на -I. Имеем полное основание думать, что подобная замена происходила уже в говорах общеславянского праязыка; так, западнославянские языки свидетельствуют именно об окончании -ътъ, а не -оть в склонении имен мужеского рода на -б, ср. польск. рапеш, чешек, klfnem и т. д., причем е в приведенных формах восходит к ъ; так, окончание -ъть вместо -оть, правда изредка, попадается и в памятниках старославянского языка, например: Зогр. ев.— гмеъмь, сънъмь, елгухъмь; чаще сравнительно это окончание попадается в Супр.— гллдъмъ, бодшънъмъ; ср. также -ьмь в Зогр. ев.—сяпьрьмь, Супр.— *тьцьмь Савв.— гтьцьмь. Окончание-ьиь в старославянском заменяло более древнее -емь довольно последовательно в положении за j (-jbmb переходило далее в -/ыпь, писавшееся -нниь), ср. в Супр. частое окончание -ннмь в творительном единственного слов среднего рода на -н»е, также в Ассем. ев., *ухр»ниъ в соответствии с *укр*еиь Зографского евангелия. Но старославянский язык, так же как и остальные южнославянские языки, не позволяет думать о последовательном вытеснении в общеславянском праязыке окончания -оть через -ъть; окончание -оть во всяком случае оставалось в общеславянском праязыке преобладающим, и вытеснение его произошло, конечно, уже на почве отдельных славянских языков, между прочим русского. Что русское -ом в творительном единственного (попом, летом) восходит именно к -ъть, доказывается не только памятниками, которые (в древнейшую эпоху, до XII в. включительно) писали -ъмь, но и украинской формой этого окончания: украинское -ом может восходить только к -ъть, ибо—оть изменилось бы в -бть, -иоть, откуда в украинском получилось бы -ш. Вытеснение окончания -оть окончанием -ъть, заимствованным из склонения основ на -й, могло бы быть поставлено в связь с проникновением в склонение основ на и других падежных окончаний из склонения основ на -й; но ни одно из этих окончаний даже в позднейшую эпоху не успело вытеснить окончательно соответствующее окончание по склонению основ на -б. Ввиду этого вытеснение -оть через -ъть в русском и других славянских наречиях надо рассматривать отдельно от влияния склонения основ на на склонение основ на -5 можно думать, что такое вытеснение зависело от звуковой ассоциаций формы творительного единственного с формами именительного-винительного единственного числа, подобно как при z’atb, pptb творительный был z’atb-шь, pptb-шь, при кашепь (вин. п.) - кашепь-ть; при эупъ — эупъ-ть; при ltto — ltto-ть; так же точно при rodb, nosi>, bratb, otbCb, коп’ь явились формы гобъ-шь, поэъ-шь, Ьга1ъ-ть, otbCb-шь, коп’ь-ть вместо rodo-ть и т. д. При этом позже вытеснение nosonib, bratonib через побъшь, bratbmb повело за собой и вытеснение lttomb через Шъть. Кроме того, общерусский праязык утратил образование на (из д) в творительном •единственного женского рода: вместо vodoiu и vodu (общеслав. vodoip и vodp) сохранилось только образование vodoiu.

Других морфологических утрат (окончания -оть, -еть были общерусским праязыком утрачены) для общерусского периода я указать не могу. Общерусские новообразования и другие морфологические изменения рассмотрю попутно с обзором форм склонения общерусского праязыка.

Этот обзор я располагаю по причинам, выясненным раньше, по старым индоевропейским основам: 1) основы мужеского рода на-о;

2) основы среднего рода на -и; 3) основы женского рода на -а; 4) основы мужеского рода на -й 5) основы мужеского рода на -1 6) основы женского рода на 7) основы мужеского рода на согласную; 8) основы среднего рода на согласные; 9) основы женского рода на согласную и на долгое -и.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы