Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ МОРФОЛОГИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА
Посмотреть оригинал

ТРЕТЬЯ ИМЕННОЕ СКЛОНЕНИЕ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ

В общерусском праязыке унаследовано из общеславянского изменение прилагательных по трем родам (мужескому, женскому и среднему), а также по тем категориям, по которым изменялись существительные, т. е. по падежам и числам. С определяемым существительным прилагательное согласовалось, таким образом, в роде, числе и падеже; впрочем, звательная форма имени вообще не требовала при себе прилагательного в той же форме: прилагательное являлось при существительном в звательном падеже в форме именительного падежа (однако: флрнсъю слыв, Мстисл. ев.); в звательной форме прилагательное являлось тогда, когда имело значение существительного. Прилагательное употреблялось как субъект (когда являлось в фразе отдельно от существительного) и как атрибут (когда определяло существительное); в некоторых падежных формах прилагательное употреблялось и как предикат (сказуемое), а именно в именительном, винительном, дательном и творительном падежах. В общерусском, как и в общеславянском праязыке, прилагательное склонялось или по склонению именному, т. е. изменялось так же, как имя существительное, или по склонению, сложенному с местоимением, которое в русском языке, в виду значительного приближения к склонению местоимений, можно назвать склонением местоименным. Определить даже в общих чертах, в каких именно синтаксических соединениях прилагательные склонялись в древнерусском языке по именному склонению и в каких по местоименному, представляется затруднительным; важно отметить, что в значении сказуемого прилагательное склонялось только по именному склонению. Быть может, первоначально сложенное с местоимением склонение являлось в прилагательных, употреблявшихся в функции существительных, т. е. не в атрибутивном употреблении. С течением времени, однако, это склонение распространилось и на прилагательные в атрибутивном употреблении; в древнерусском языке, однако, в атрибуте удерживалась и именная форма прилагательных; в современном она исчезла, удерживаясь в великорусском наречии, и между прочим и в литературном нашем языке, в предикате: слепой, слепой человек по местоименному склонению, но он слеп по именному (в украинском и здесь местоименная форма: слтий). Сложное или местоименное склонение прилагательных рассмотрим ниже, изложив склонение местоимений. Здесь остановлюсь на именном их склонении.

Основы прилагательных в общем тождественны с основами существительных, но при этом в мужеских основах на твердую согласную (перед падежными окончаниями) не замечается особой категории основ, восходящих к древним основам на -й: основы мужеского и среднего рода восходят к основам на -о, основы женского рода — к основам на -а. Точно так же в основах на мягкую согласную (перед падежными окончаниями) не замечается особых категорий основ, восходящих к древним основам на -г; основы мужеского и среднего рода восходят к основам на -уд; основы женского рода — к основам на -;й. Ср. по'ъ, novd, nov

Кроме указанных основ, склонение которых мы рассмотрим ниже, в общеславянском праязыке существовали прилагательные несклоняемые с окончанием -ь; быть может, эти прилагательные восходят к древним основам на -I; в древнерусском сюда относятся испълнь (в Жит. Феод. им. ед.—испълнь, вин. ед.— испълънь), ниць (в Лавр.: падъ ниць) и некоторые другие. Быть может, диалектическое великорус, полон, несклоняемое, восходит к такому несклоняемому пълнь: ср.: полон чашка, полон горница, полон вядрб, Терск.-Моздок. (Караулов).

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы