Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ МОРФОЛОГИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА
Посмотреть оригинал

ТРЕТЬЯ ТРАТА РАЗЛИЧИЯ МЕЖДУ НЕКОТОРЫМИ ПАДЕЖАМИ

ЗАМЕНА РОДИТЕЛЬНЫМ ПАДЕЖОМ ВИНИТЕЛЬНОГО В ИМЕНАХ ОДУШЕВЛЕННЫХ

Как мы видели, употребление родительного падежа вместо винительного в словах мужеского рода восходит еще к общеславянской эпохе: причину его видим за всеми предшествующими исследователями в совпадении в одной форме именительного и винительного падежей мужеского рода, после того как оба первоначальные окончания -os и -от перешли одинаково в -ъ. В языке явилось стремление яснее отличить форму объекта (дополнения) от формы субъекта (подлежащего), а так как особенное затруднение представляли фразы, где и субъект, и объект составляли имена одушевленные (например, отьць любить сынъ, аче мужь убиеть мужь), то различение объекта от субъекта началось именно в таких именах и уже в общеславянском винительный падеж имен мужеского рода одушевленных стал заменяться родительным (отьць любить сына). Указанная замена в общеславянском праязыке ограничилась, по-видимому, категорией имен одушевленных мужеского рода. Впрочем, она, естественно, распространилась на вопросительное местоимение личное къЮ; здесь, уже в общеславянском вместо винительного *къ употреблялась форма родительного kobo. Равным образом и личные местоимения получают возможность употреблять родительный вместо винительного: мене, тебе, себе стали обозначать и винительный падеж, хотя окончательное вытеснение не было необходимо, ибо форма винительного падежа отличалась от формы именительного. Однако старые формы винительного падежа, тождественные с именительным, продолжали сохраняться в общеславянском праязыке в именах мужеского рода одушевленных. И в древнерусском, как можно убедиться из приведенных при образцах склонения примеров, еще держались старые формы, в особенности при некоторых благоприятных условиях. А такими условиями были, как нами уже отчасти было отмечено: 1) соединение с притяжательным место-

х

имением свои: посла игтрокъ свои, Лавр.; чему юси сл’Ьпилъ брать свои, ib.; тивоунъ свои держати, Новгор. дог. 1265, № 1; посади посадникъ свои, Ипат., 30а, и т. д.; 2) употребление в виде приложения к другому существительному, имеющему уже новое

окончание: сына же своего Ярославъ посади ТуровЪ, Лавр., 298; хотя возможно, что такой случай — результат ошибки переписчика, прочитавшего написание „Id росла”" как „Прославь" вместо „Про- слава"; даль жо еси приставь своего члвка Прокопию, Рижск. гр. ок. 1300; убиша Пруа Овъстрата и сынъ его Луготу, Новг. 1-я, Син., 81а; 3) употребление при приложении, уже принявшем форму родительного падежа вместо винительного: послалъ посолъ свои Влчеслава, Ипат., 264а; 4) употребление при стоящем рядом дополнении, принявшем форму родительного вместо винительного: слати шсетрьникъ и медовара, Гр. 1265, № 1, хотя в данном примере возможно предположить, что „шсетрьникъ" — именительный падеж единственного числа при инфинитивной форме; а оже оубьють Новгородца посла за моремъ или нЪмецкыи посолъ НовЪгородЪ, Гр. 1189—1199 (ок. 1263); также при другом дополнении вообще: оже оубьють таль или попъ Новгородцкою или немецкою, ib.; 5) в некоторых определенных выражениях после предлогов: а поиде за мужь, въсЪде на конь; 6) отчасти и при других условиях, например: поемъши дЪтьскыи оу соудье, Гр. ок. 1240. Но уже в древнем языке во всех указанных выше случаях встречается и родительный падеж вместо винительного: аже разгнЪваютьсА кназ4> (вместо кньзь) на своюго члвка, Гр. 1229(A); а за Волокъ ти слати своего мужа, Новг. дог. 1308, № 6, и т. д. С течением времени старая форма винительного падежа единственного числа в именах мужеского рода вытеснена была окончательно. В современном языке она совсем не известна, сохраняясь лишь в нескольких наречных выражениях, как укр.— за м1ж, угрорус.— про милий 6ir (Верхр., И), русск.—за муж, про семью и прб гость, Домостр. Конш., 50.

Быть может, та же причина вытеснила почти окончательно из личных местоимений древние формы винительного падежа мя, тя формами родительного падежа мене, тебе (меня, тебя). Старые формы, как видно из приведенных выше при парадигмах примеров, сохраняются лишь диалектически, причем такому сохранению способствовало то обстоятельство, что они получили также функцию родительного падежа; ср. в примерах случаи, как у тя, до тя. Форма винительного падежа местоимения личного 3-го лица (из -jb) держалась в древнем языке, не заменяясь вообще формой родительного падежа, вероятно, потому, что в именительном падеже употреблялась другая, не тождественная форма (от). Но с течением времени форма винительного и, когда относилась к одушевленным именам, вытеснялась через форму род. jeho. Ср., например, в Пов. вр. л. по Лавр, сп.: &р?ваите его $ берега,

с

цЪловавъ юго, наказавъ юго и наоучивъ, блгви и С&пусти юго, емъ юго с слугами своими. Вытеснение и через юго в подобных случаях вело и к дальнейшему вытеснению и (там, где оно относилось к предметам неодушевленным); ср. в Лавр.: блюди со wna- сеньемь юго (т. е. монастырь). Древняя форма винительного падежа сохранилась, кажется, только в соединении с предлогом на у лемков: на ни, за ни не nidy (Верхр.) вместо на нь, за нь, под влиянием и. С течением времени форма его стала вытеснять и винительный среднего рода е, теперь также исчезнувшее в русском языке; укажу пример его вместо е из XV в.: а где 1уруд(ь)е почнет(ъ) ту его и концат(и), Новг. дог. 1426—1461, № 18. Рано стала исчезать из языка и форма винительного падежа женского рода ю; ее заменила форма родительного падежа ее. Таким образом, в этом случае в женский род передалось явление, зародившееся в мужеском роде; при этом, как и в местоимении мужеского рода, форма родительного падежа вытеснила форму винительного не только там, где местоимение относилось к лицу, но и к предмету. Примеры: за нее, Ипат., 236в; ее, Гр. 1462—1505 (Г. Др., I, р. IV, № 9), Хожд. Афан. Ник., 382а; заложил(ъ) г(осподи)не ее (т. е. пожню), Гр. 1462—1505 (С. М., № 52); и мъ1 ее разделили (т. е. пожню), Дв. гр. XV в., № 133; а вы выкупите ее (т. е. пожню) с(вя)т(о)му Николи, Дв. гр. XV в., № 7; пошлеть ее, Виленск. сп. Лит. лет.; ее положили, Крас. сп. Лит. лет.; а Кирило et и в рыло, Послов. XVII в. (Симони, 76). Древнее ю, как мы видели при парадигмах, сохранилось лишь в немногих говорах: Каргоп. (Колосов), Холмог. (Отв. № 50), Петроз. (Отв. Ms 34) ср. укр.— ю, ню; лемк.— ю. Ниже мы увидим, что в великорусских говорах ее вместо ю вызвало и тое, самое, одное, сее вместо ту, саму, одну, ею.

Кроме того, в именах существительных мужеского рода был еще один путь для проникновения родительного падежа на место винительного. Это именно могло иметь место уже в древнем языке в случае индивидуализации того или другого отвлеченного или собирательного понятия. Для первого случая приведу пример: [1]

потвердихомъ мира старого, Гр. 1189--1199 (в копии 1263). Здесь отвлеченное мир, индивидуализируясь и применяясь к определенному мирному договору, получило в винительном падеже мира вместо мир. Для второго случая укажу на обычное для, всех русских говоров (великорус., белорус., укр.) употребление родительного падежа вместо винительного в названиях отдельных растений: гриб, груздь, тополь, дуб и т. д. означают прежде всего родовое понятие; если же из родового понятия выделяются отдельные особи, то гриб, груздь, тополь,, дуб, индивидуализируясь, могут получать в винительном падеже форму родительного. Приведу примеры. Великорус.: я съел гриба, Котельн. (Отв. № 35), Олон. (Отв. № 29), Петроз. (Отв. № 30), Галич. (Отв. № 55), Белоз. (Отв. № 162), Кинеш. (Отв. № 65); я нашол боровика, масляна, березовика и др., Петроз. (Отв. № 30); посадил тополя, Кирилл. (Отв. № 186); я сорвал огурца, Камышл. (Отв. №. 89); белорус.: знайшоу грыба, Могил. (Отв. № 4), Слуцк. (Отв. № 5), Диен. (Отв. № 6); видзев баравина, Новоалекс. (Отв. № 16); сцев дуба, Пинск. (Отв. № 4); сцяу дуба, Слуцк. (Отв. № 5), Могил. (Отв. № 4); зрубау граба, Пруж. (Отв. № 9); укр.: найшла осо-* кбра, найтов гриба и т. д. Дальнейшее обобщение такого словоупотребления принадлежит уже отдельным говорам и свойственно особенно украинским. Отмечу в винительном в собирательных: ети господа и солому стелют под скота, Послов. XVIII в. (Си- мони, 208).

В оборотах, подобных следующему: роди Всеволода великог(о) пгЬзда, Тр. сп. Новг. 1-й, 74а,—родительный падеж великого гнезда вместо винительного великое гнездо вызван формой предшествующего имени (Ср.: Нашего мешка обманули, Ломоносов, Грамм., № 187; мешок как означение мешковатого человека).

Замена форм винительного двойственного и винительного множественного формами родительного двойственного и родительного множественного в именах одушевленных. Вытеснение винительного единственного родительным в именах одушевленных мужеского рода имело последствием, по-видимому, еще в общеславянском праязыке сходное явление во множественном числе в категории некоторых имен. Так, появление в винительном брата вместо брать вызвало мене, тебе вместо ли, /ла в винительном, а это дальше насъ, васъ вместо ны, вы. В древнейшую эпоху жизни русского языка видим, что вытеснение вшштельного.падежа родительным в единственном числе не отражалось на таком же явлении во множественном числе имен; ср. обороты, как: за своего с(ы)наза князя за Ивана и за свои дЪти, Догов. 1405, № 38 (впрочем, дгьти — основа не мужеского рода); изъгнаша Варяги за море, Лавр.; про послы про коупче Новъгородьскъпе, Новг. гр. 1270, № 3; на волостели, Дух. моек. 1389, № 34; то ты княжо тые коне обизрелъ и улюбилъ еси одиного коня, Рижск. ок. 1300; оставили есмо и дети и его намЪсткы и его щаткы, Крак. гр. 1388; 1зъимаша намЪстникы Михайловы, Новг. 1-я, 158а; посла намЪстникы свои, ib., 160а; на люди глада, Домостр. Конш., 26; про гости, ib., 48; аже бчелы выдереть, Русск. Пр. (Р. Д., I, 50) и т. д. Ср. в современном великорусском языке винительный множественного после предлогов, например, в речениях, как: идти в гости, произвести в полковники, попал в рекруты, посвятить в монахи; оборот: сходить на родители, Каляз. (А. Кузнецов, Арх. II Отд.), объясняется тем, что „родители41 означает здесь „кладбище44; в говорах находим: надо продать утки, Сарат.; ловить, варить, исть раки, Дон. (Калмыков). Более последовательно держался винительный множественного в Соликамском * говоре, где отмечено: послал два человека, нанял четыре бабы, продал две лошади, купили три коровы (Словцов, Арх. II Отд.). Гораздо консервативнее языки украинский и белорусский, где находим не только на люди, в монахи, в рекруты, но также, например, я Сачу еолй, eieu,i, dirnu, вороги. В старом белорусском языке, например в Западнорус. пс. XVI в., как отмечено Карским (стр. 215 его исследования), винительный множественного сходен вообще с именительным и лишь редко с родительным: поднесоу тобЪ волы, козлы, попалил(ъ) грешникы, на неприлтели мои; в пс. XVII в.: шферовали сыны и дочки свои б*Ьсом(ъ), поразил(ъ) егип- тяны, вседали на кони, выгнал(ъ) поганы и т. д. То же в Литовских летописях: збирати вой свои, а иные жены и д*Ьти тыкаху на колье, и т. д., Крас. сп. В современном белорусском: пыра за- прыгаць кони, пасвиць валы, даиць каровы, Могил. (Отв. № 4); ганяя блохи, заганяя парасята, Игум. (Отв. № 8); гани валы, Новоалекс. (Отв. № 11); хвалю наши жанце, Витеб. (Отв. № 18); хвалю наши жанке, Новогр. (Отв. № 25); пора похвалици дзеуки, побачици женцэ, Пруж. (Отв. № 9): rasprayl’aie rabot’n’iki, pasta- v’iy dva syne, adalinay z^’eii, иЬГезёу svaie brate (Клих), cp. еще обороты, как u svaty, u hosci.

Но рядом с этим и в белорусском, и в украинском, в особенности же в великорусском, решительно преобладают случаи замены винительного множественного родительным, что и побуждает отнести такое явление к древней эпохе. Совершенно ясно, что оборот за моего сына вызывал за моихъ сыновъ вместо за мои сыны, а за моихъ сыновъ вызывало и за моихъ дгьтий, дочерий. и т. д. На раннее появление этой замены находим указания и в памятниках. Например: а л'Ьт'Ь юздити на шзвадъ звЪрии гонитъ, Новг. гр. до 1308, № 6; знають свою го истьца или дЪгЬи юго, Новг. гр. 1371, № 8; а вс.тЬ.тЬ миръ имати на семь аже брат(ь)ю нашю попущати без окупа, новгородскихъ боиръ и новоторьскихъ боиръ, житьихъ люд Ьи и чорнъ1хъ людЬи и сирот(ъ) Новгородской волости, Новг. гр. 1372, № 13; с-уд(и)ти порубежных(ъ) люд(еи) и татей и розбойниковъ, Новг. гр. 1426—1461, № 18; одариша князь Роусьскыхъ, Новг. 1-я, 97а; и изъгониша Рушанъ съ конь, ib., 956; побЬди Вятичь, Ипат., 26а; м(а)т(е)рь твою и дЪтии твоихъ, ib., 26г; бл(аго)с(ло)влю дГтии своих(ъ), Дух. моек. 1389, № 35; в мн.— людии, Догов, моек. 1362, №27; и б(ог)а за них(ъ) молят(ь), Гр. 1425—1462 (С. М., № 37); градти их разъбиша а самЬхъ расточиша по странам(ъ), Ипат., 346; тыхъ посль (вместо поелп) вЬсти, Гр. 1229 (А); младенци ръщаху зрдще м(а)т(е)рии

С

своихъ, Ипат., 194г. Любопытно: блгви дЪти своихъ псковиць, Новг. 1-я, 169а (вместо дгыпии); i 1збиша Новгородци нкмець i корЪлоу перевЬтниковъ, Новг. 1-я, 158а; робдтъ (вин. мн.), Домостр. Конш., 20; какъ дЬти и слЗжокъ оучатъ, ib., 32; то надъ нихъ не ходать иврЬи, Опред. Влад. соб. 1274 (Соф. перг. Кормч., Р. И. Б., VI, 96); оже погребоуть ихъ (т. е. кости мерт- въ!х), Вопр. Кир. 1282 (Р. И. Б., VI, 37); и за инЪхъ (т. е. коней) по двЪ гривн'Ь, Русск. Пр. (Р. Д., I, 37); а на инЪхъ не складъь вати, ib., 41; то которъш дЪчькъш ихъ делитъ, ib., 46; выгнал(ъ) поганов(ъ), розжени язъжов(ъ), преступней закону ненавиделъ есми, Западнорус. пс. XVI в. (Карский). В современном великорусском: я люблю братьев и сестер, он продал своих лошадей и коров, он нанял мастеров, он забыл своих родных, он бросил родителей, жену и детей; в укр.: я бачу людей, чоловшв, детей, воропв; в белорус.: купиу тых волоу, Мозыр. (Отв. Яг 10); заба- чыу тых людей, ib.

Для двойственного числа укажу: снЪде кудеснику (вместо ожидаемого — кудесника), Ипат., 666; сею снемьше, ib., 92а; вюже проклеите, ib., 436. Ср. др. польск. вин. obu kazimierzu, dwu pacholku и т. п. Любопытны в позднейшем языке обороты, как дву боыринов(ъ), Догов. 1434, № 53; выгр4ьбоша двоу кн(я)- зеи, Ермол., 3006; поставь обою старьцевъ, Гр. 1425 — 1462 (С. М., Ко 31).

  • [1] Известны свидетельства о сохранении этой формы также в отдельныхпунктах Новгородской группы северновеликорусского наречия. (Ред.)
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы