Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ МОРФОЛОГИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА
Посмотреть оригинал

ЧЕТВЕРТАЯ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ САМОСТОЯТЕЛЬНОГО СКЛОНЕНИЯ НЕКОТОРЫХ ОСНОВ

Еще в общеславянском праязыке некоторые слова, образованные от основ на -й, утратили исконные формы склонения, свойственные этим основам, и стали склоняться как основы на -б; так, прилагательные с основой на -и не сохранили в общеславянском своего склонения и стали изменяться как основы на -б. Впоследствии, вероятно еще в общеславянскую эпоху, и отдельные существительные из основ на переходили в склонении в основы на -о, вообще во всех падежах или только в некоторых. Так, слово сынъ, по-видимому, еще в общеславянском образовало винительный падеж единственного под влиянием основ на -о, а именно слов, означавших предметы одушевленные: сына вместо и при старом сынъ. Такому полному или частичному переходу из основ на -й в основы на -о содействовало то обстоятельство, что они имели общие формы в именительном падеже единственного числа (домъ и родь), а также еще и в винительном единственного, а в общерусском праязыке, кроме того, в творительном единственного (домъмь и родъмь). Примеры для перехода основ на -й в основы на как из старославянских, так и из древнерусских памятников даны были выше, там, где я приводил образец склонения основ на -й. Тем не менее мы не имеем основания думать, чтобы уже в общерусском праязыке исчезло окончательно различие между исконными основами на -й и основами на -б: оно исчезло позже, как это показывают русские памятники; с течением времени все основы на стали склоняться, как основы на -б, но зато передали этим основам ряд своих падежных окончаний. О последнем явлении скажу ниже. Укажу здесь на передачу окончания основы -ов в основы на -б. Имею в виду случаи, как: пановомъ, Псковск. 2-я лет. (V, 18); пановом(ъ), Молд. гр. 1389—1419, № 17; горо- довомъ, ib.; свои листови (вин. мн.), ib., своими листови (вин. мн.), с Туркови, ib.; лословъ1 (им. мн.), Новг. гр. 1373, № 17; тота- ровы (им. мн.), Новор. сп. Новг. 4-й лет., 448 а; дарови (вин. мн.), Погод, сп. Псков. 1-й лет. Mb 1413; Передачу -ов в основы ср. рода видим в на плече вор, Ипат.

Основы мужеского рода на 4 в общеславянском и, по-видимому, также, в общерусском праязыке не смешивались с основами на -jo; в общеславянском это зависело, между прочим, от различия в самом окончании именительного падежа: в словах на -jo этому окончанию предшествовала смягченная согласная (мяжь, конь)у в словах на -7— согласная твердая или в крайнем случае полумягкая (зашь, звгърь). В общерусском праязыке полумягкие согласные стали мягкими (z’at’b, zv’tr’b); вследствие этого именительный и винительный единственного в старых основах на -7 стали в своем окончании тождественны с основами на -jo; это неминуемо вызывало сближение между теми и другими основами. Тем не менее в древнейшем языке по свидетельству памятников выдерживалось различие между склонением основ на -7 и основ на -jo (ср. выше указания, данные при образцах). С течением времени, однако, старые основы на -7 стали образовывать падежные формы по склонению основ на -уо, и это повело к окончательному исчезновению самостоятельного, цельного склонения основ на -7 во всем составе русского языка. Приведу примеры новообразований по склонению основ на -jo из памятников: род. ед.— оу гкстя, Ипат., 268 6; оу тЬста, ib., 230 а; госта, Новг. гр. 1314, № 12, Новг. гр. 1317, № 14, Волынск, гр. 1366; до •его затл, Дв. гр. XV в., № 86; ис каждого кметя, Гал. гр. 1378; вин. ед. от имен лиц — тэта, Гр. 1229 (А); на тЪста, Ипат., 236 г; тестА, ib., 290 в; за тэта, Новг. гр. 1373, № 17; зЪта, Молд. гр. 1443, № 56; зЪта его, Молд. гр. 1443, № 54; татл, Новг. гр. 1426—1461, № 18; з гуся вода, Послов. XVII в. (Симони, 157); дат. ед.—гостю, Гр. 1266—1272 (Р. Л. А.), Гр. 1189—1199 (ок. 1263), Новг. гр. 1426—1461, № 18, Новг. гр. 1373, № 17, Полоцк, гр. ок. 1265 (Р. Л. А.), Смол. гр. ок. 1240 (в приписке, при гости); ко затю, Ипат., 236 г; ко цтю, ib., 229 г; затю, Дв. гр. XV в., № 76, 78; претръгоста бо своя бръзая комоня, Сл. о п. Иг., 41; не боудеть ли тэта, Русск. Пр. (Р. Д., I, 50); сюда же: ко тьстоу своемоу, Ипат., 261 б; злтоу своемоу, ib., 116 а; с затомъ — твор. ед., ib., 147 г (надо, вероятно, читать зятём, а зьтоузятю); род. дв.—Bi локътю, Ипат., 86в; твор. мн.— со звЪри, Житомир, гр. 1433. Замечательно, что почти все приведенные примеры (кроме локътю) относятся к именам одушевленным. Возможно поэтому, что началом исчезновения склонения основ на -7 было появление винительного гостя, тестя, зятя и т. д. под влиянием одушевленных мужеского рода основ на -6 для различения винительного падежа от именительного. Что неодушевленные дольше могли склоняться по старому склонению основ на -7, видно из того, что и до сих пор некоторые из них его не утратили. Ср. великорус, род., дат., местн.—пути; белорус, род., дат.— пуци; угрорус, род., дат.—пути, род., дат. мести.—огни; великорус. местн. — в дехтй. Впрочем, диалект.: пуця, Витеб. (Отв. № 18), Быхов. (Ром., III, 413); пуцю, Игум. (Отв. № 15); угрорус.— путя, зват.—путе. В связи с сохранением склонения на 4 путь, оказавшись одиноким среди иных имен мужеского рода, переходит в женский род: эта путь, Петроз. (Отв. № 30), Алатыр. (Отв. 32); твор. ед.— путей, Остров. (Отв. № 33); пуцёй, Себеж. (Отв. № 28). Ср. переход еще других слов мужеского рода в женский; в угрорус, жёлудь, печать, гбльнь, гыр- тань стали женского рода; великорус, гортань женского рода, также диалект, гусь, лебедь; укр. лебедь, ступень, путь, курень (,колодязь), поломшь женского рода (Осадца). Объясняя начало и причину исчезновения склонения на -1 новообразованием в винительном единственного имен одушевленных, мы получаем объяснение и того, что во множественном числе это склонение держалось гораздо дольше, в сущности держится в русском и до сих пор (ср. в родительном множественного гостей, отнюдь не гостёв, людей, людьми; ср. белорус.— гусьмй, гасцьмй, Могил. (Отв. № 4); угрорус.— зятьми). Впрочем, в отдельных диалектах находим и здесь влияние основ на -б: угрорус, род. мн. тестюв (но гдетш), мн. зятёве, тестёве, гостёве. Появление -ами и т. д. в великорус, гостями, гостях, гостям сопоставьте с проникновением этих окончаний и в основы женского рода: костям, костях, костями. Сохранение множественного числа от основ на -1 тогда, когда уже исчезли в них старые формы склонения в единственном числе, объясняет нам и то, почему именно окончания множественного числа из склонения основ на 4 передавались в склонение основ мужеского рода на -о, -уо в позднейшем языке. Об этом явлении скажу ниже.

Основы на согласную мужеского рода, как мы видели, еще в общеславянском праязыке подверглись сильному влиянию основ на 4 и заимствовали из них ряд падежных окончаний. В общерусском праязыке, а затем и в древнерусском это влияние пошло, естественно, еще дальше. Древние формы от основ на согласную, уцелевшие отчасти в общерусском праязыке, стали почти систематически заменяться формами от основ на 4. Основы на согласную отличались от основ на 4 в формах род. ед. (дьне), местн.

ед. (дьне), род.-местн. дв. (дьноу), им. мн. (дьне), род. мн. (дыгь). Приведу из русских памятников новообразования по склонению основ на -I: род. ед.— ни ясна дни, Новг. 1-я, 24 а; тог(о) дни, ib., 102 в; до велика дни, Новг. гр. до 1327, № 15; дни, Жит. Феод.; которого дни, Увар. сп. Западнорус. лет.; до Семенл дни, Догов, моек. 1368; с СЪменл дни, Домостр. Конш. 41; ичмени, солодй, ib., 43; того же дни, Лет. Авр. (Карский); до Юрьева дни, Гр. 1524 (А. 10., № 25); СО грЪховьнаго корени, Лавр.; собака есть, а камЬни нЪтъ, Послов. XVII в. (Симони, 140); камени, Гр. 1532 (А. Ю., № 155); ц-Ьла камени, Ипат., 282 а; корени, Поуч. Конст. Болг. XIII в., 122а;ремени, Ев. XIII в., №6, 207 а; р'Ька пламдни, Поуч. Ефр. Сир., 203 в; четка ячмени, полчетки ячмени, Новг. писц. I, 253. Места, ед,—приходлщимь дни, Жит. Феод.; по петровЪ дни, Новг. гр. 1265, № 2; по велиц-Ь дни, Новг. гр. до 1327, 15. Места, дв.—по дъвою днью, Жит. Феод.; по двою днью, Микул. ев., 79 г. Им. мн.—дные, Пантел. св., 84 в, 89 г; вси днив, дньв, Вопр. Кир. 1282 (Р. И. Б., VI, 38); днье, Лавр.; дньв, Новг. 1-я, 30; денье, Тр. сп. Новг. 1-й, 42 г. (Возможно, что подобные образования уже в общеславянском праязыке вытеснили старое окончание -е. Ср. каменив, дьньв в XIII Сл. Гр. Бог.) Род. мн.—постъ м днии, Лавр.; за иднии, Гр. 1229 (А); днии, Жит. Феод.; по шти днии, Микул. ев., 68 г. Ср. в современном языке: дни-то нынь не хватает, Шенк. (Отв. № 80); к Ильину дни, Олон. (Отв. № 29); к Дмитриеву дни, Алатыр. (Отв. № 32); из дни творила ночь, в XVIII в. у В. Майкова (Черныш.); с корени, Обоян. (Резанов); белорус.: на дни, Диен. (Отв. № 6), Быхов. (Отв. № 9), Себеж. (Отв. № 26), Пинск. (Отв. № 3); род. ед.— дни, Пинск. (Отв. 6), Себеж. (Отв. № 26). Понятно, что подобные формы уступили место дальнейшим новообразованиям от основ на -J6; ср. рус.— дня, сегодня, ко дню, на дне; др.-русск.— дневъ (см. ниже); каменя, Повен. (Шахм.); белорус.— дня, Пинск. (Отв. 3); каменя, каменю, Минск. (Отв. № 7); угрорус.— каменя. Остатки склонения основ на согласную (формы, как дён) перечислены нами выше при образцах. Ниже укажу на передачу окончаний основ на согласную в основы на -I на почве русского языка.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы