Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ МОРФОЛОГИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА
Посмотреть оригинал

РОДИТЕЛЬНЫЙ ПАДЕЖ МНОЖЕСТВЕННОГО ЧИСЛА НА -ОВ

Наибольшее распространение сравнительно со всеми вообще окончаниями основ на имело окончание родительного множественного -ов. Оно началось, как увидим, в ранние эпохи, и, по-ви- димому, скоро наступило сначала частичное, а потом и полное вытеснение старых форм. Эти формы в большинстве слов мужеского рода (исключение составляли случаи, как волос при волос) сходствовали с формами именительного, винительного единственного числа и не имели, таким образом, характерных падежных окончаний. Понятно, что именно это обстоятельство и послужило основанием для успеха окончанию -ов, ибо с этим окончанием соединялось представление о родительном падеже множественного числа.

Приведу примеры из древнего языка: rptxoBb, пълковъ, 6t- совъ, дховъ, троудовъ, манастыревъ, Жит. Феод, по сп. XII в.; грЪховъ, Усп. сборн. XII в., № 175/18; видовъ, ib.; скотовъ, ib.;

^ ^ в

троудовъ, ib.; члвкъвъ, ib.; р псалмо, Вопр. Кир. 1282 (Р. И. Б., VI, 23); i соколовь, Сл. о п. Иг., 3; бес щитовь, ib., 27; закладниковъ, Новг. гр. 1265, № 1; оу коупцевъ повозовъ не имати, ib.; новгородцевъ, Новг. гр. 1265, № 2; оу новоторъжьцевъ, Новг. гр. 1294—1301, № 4; оу истьцевъ, Новг. гр. 1305, N° 10; за- кладневъ, Новг. гр. до 1308, № 7; оу талщиков, Новг. гр. 1314, № 12; шброковъ, Новг. гр. 1325—1327, № 15; из новгородьскыхъ пригородовъ, Новг. гр. 1371, № 8; изо всих пати кончевъ, Новг. гр. 1372, № 13; новгородцовъ, Новг. гр. 1373, № 18; к пузовъ, Дв. гр. XV в., № 116; б(ог)овъ, Лавр.; бЪсовъ, городовъ, даровъ, лапотниковъ, Лаховъ, сторожовъ, Лавр.; дневъ, ib.; коневъ, Новг. 1-я, 876, 956; пълковъ, ib., 986; дворовъ, ib., 54а, 546, 76а;

С

кораблевъ, ib., 69а; коубъковъ, ib., 706; црвъ, ib., 72а; кроуговъ, ib., 21а; новгородьцевъ, ib., 83а; новгородцевъ, ib., 1016; товаровъ, ib., 101а; иблъковъ, ib., 306 (очевидно, мужеского рода); коневъ, Новоросс. сп. Новг. 4-й, 3096; коневъ, ib., 317а; братовъ ei, ib., 452а; батыровъ, ib., 318а; в кораблевъ, ib, 45а; Ч'бручевъ, ib., 286; поисовъ, Дух. моек. 1328, № 21; и съсудовъ, ib.; казна- чЪевъ, Дух. 1389, № 34; тиуоновъ, ib.; бЬрковъсковъ, Гр. 1281 — 1297 (Р.Л.А.); ратмановъ, Рижск. гр. ок. 1300; отчв, ib.; по н'ЬколицЪ дневъ, Ипат., 1186; што его городовъ, ib., 141а; пол- ковъ, ib., 1566; чернъ1х(ъ) клобоуковъ, ib., 154г; даровъ, ib., 188 г; ё дновъ, ib., 192г; троуповъ, щитовъ, ib., 280г; шело- мовъ, ib; w огневь, ib., 284в; десАТкъвъ, ib, 3066; мало городовъ, ib., 45г; Лаховъ, ib., 54а; новгородцевъ, ib., 536; сторожевъ el, ib., 226в; господчичевъ е, ib., 226в; Г дневъ, ib., 228а; до трехъ становъ, ib., 229а; приителевъ, ib., 229в; стаговъ, ib., 232г; кнАЖИчевъ, ib., 234в; вороговъ, ib., 235а; w сватовъ, ib., 2356; w пословъ, ib., 236а; родовъ четыри, ib., 2436; и становъ

С

своих(ъ), ib., 268 г;птаковъ, ib., 270а; воевъ, ib., 271а; епповъ, ib., 277а; вепревъ шесть, ib., 277г; волъхвовъ, ib., 156; пороговъ, ib., 296;

И _

6езбожънъ1хъ татаровъ, ib., 264а; ино с ни члковъ на коне, ib.;

Ш ^ _

тыса, Хожд. Афан. Ник., 3766; в з оубо днвъ, Колом. Пал., 127; зраковъ, ib., 26; попшвъ, Тр. сп. Новг. 1-й, 72г; сторшжшвъ, ib.;

В

<ь коупцевъ, ib., 70г; козарш, ib., 14а; пр1ателевъ. Погод, сп. № 1413 Псков, лет.; коневъ, роублевъ, ib.; оубъ!тковъ, ib.; пословъ, ib.; грошювъ, Перемышл. гр. 1378; господаревъ, Стародуб. гр. 1400; и съ гороховъ, Луцк. гр. 1487; псалмовъ, Яросл. сп. Панд. XII—XIII в. (Тихвинский); братовъ, Лет. Авр.; павосковъ, ib.; роублевъ, ib.; моужов(ъ), Крас. сп. Лит. лет.; зоубрев(ъ), ib.; рублевъ, ib.; штроковъ, Уваров, сп. Лит. лет.; татаровъ, Крас.

Т в

сп. Лит. лет.; волков(ъ), Западнорус. пс. XVI в.; хрДлно, Ф по-

В В В U ^ в

гано, Ф вощо, млоденеце, с крае, днев(ъ), стоупене, ib.; до роговъ,

В

Западнорус. пс. XVII в.; знародовъ, всусЬдов(ъ), наших(ъ), з дожчо,

Н В •

до коцо, визневъ, ib.; слюбовъ, Молд. гр. 1411, •№ 23; записовъ, Молд. гр. 1433, № 29; пановь, Молд. гр. 1437, № 47; записовъ, боировь, ib.; жолниревъ, Молд. гр. 1438, № 51; передковъ, Молд. гр. 1448, № 58; сороковъ, Дв. гр. XV в., № 33, 42 и др.; пузовъ, ib., № 1, 35 и др.; смердовъ, ib., № 33; лоскутовъ, ib., № 8; братениковъ, ib., №37; половниковъ, ib., №77; Ивановичевъ, ib., № 1; церенцевъ, ib., № 16; кнАЖОюстровчовъ, ib., № 88 и др.; на е постыгыхъ дновъ, Вопр. Кир. 1282 (Р. И. Б., VI, 51); юлико дновъ, ib.; хлЪбовъ ?, Русск. Пр. (Р.Д., I, 30); горохоу ? оуборо- ковъ, ib., 30; не Ъстъ колачовъ, Послов. XVII в. (Симони, 106); лутче ста рублевъ сто друговъ, ib., 117.

Из приведенных примеров видно, что -овь, -евъ вытеснили старые формы не только в основах на -о (пороговъ), но также и на -jo (коневъ); кроме того, окончания эти проникли в первоначальные основы на согласную, ср. -евъ в дъневъ, а также -овъ в случаях, как бояровъ, татаровъ, козаковъ, хрисгшяновъ. Но, по-видимому, в подобных случаях окончание -овъ явилось лишь диалектически. О вытеснении -евъ через -ий, -ей скажу ниже. Примеры употребления старых форм в основах на и на -jd см. выше при соответствующих парадигмах.

В современном великорусском господствует в положении после твердых согласных почти исключительно -ов, после мягких -ев и -ей (рублёв и рублей), причем -ей вытеснило, по-видимому, именно -ов. Старые формы сохраняются лишь в ограниченном числе случаев; большая часть их обязана сочетаниям с числительными пять, шесть и т. д.), ср. аршин (но аршинов, Жиздр.); раз (но розов, Соликам.); пуд (но и пудов); год (шесть год, Великол., (№ 45, сем гот, Жиздр., А. Никольский, при обычном годов). Кроме того, видим старые формы от слов, означающих такие предметы, которые обыкновенно мыслятся во множественном числе (или и в двойственном в старое время): глаз (но и глазов), рог (без рог у В. Майкова, но обыкновенно и рогов), волос (здесь действовало, быть может, и различие ударения с именительным единственного мужеского рода, хотя для волос. Скоп. (Будде) ср. волосов, Пинеж. (Обл. сл., № 6); дождемъсп повой, Послов. XVII в. (Симони, 147); сапог (но сапогов у Пушкина, знавшего и другую форму); чулок (но чулков у Пушкина), зуб (ср. и зоубъ, Вопр. Кир., 40, у Пушкина и Крылова; нет зуб, Скоп. (Будде); зуб, Петергсф. (Отв. № 5), при зубов у Пушкина же); солдат (у Пушкина и современное литературное), но солдатов, Покров. (Отв. № 244); кирасир (у Пушкина), гренадер (у Пушкина), гусар (у Пушкина, но у него же и гусаров), туроктурков). Отсюда видно, что -ов проникало вместо старой формы преимущественно там, где старая форма родительного множественного сталкивалась в употреблении с формой именительного единственного. Слово человек имеет также старую форму, употребляясь, однако, почти исключительно после числительных количественных (пять, шесть человек) и неопределенных (несколько человек). Приведу диалектические формы на -ов при отмеченных старых формах род. м. р.: глазов, Белоз. (Отв. Ха 162); глазов, Крест. (Отв. Ха 160), Брянск. (Отв. Ха 259); обоих глазов, Красноуф. (Отв. Ха 139); глазов, Никольск.-Волог. (Отв. Ха 266); зубоф, Самар. (Отв. Ха 40); зубоу, Петроз. (Отв. Ха 30); зубов, Новосил. (Отв. Ха 77); сапогов, Сольвыч. (Отв. Ха 193), Холмог. (Отв. Ха 50); съпогоф, Самар. (Отв. Ха 40); солдатов, Буйск. (Отв. Ха 18); сал- датоу. Петроз. (Отв. Ха 30); .человеков, Алатыр. (Отв. Ха 32, но чаше чылэк), Яренск. (Отв. Ха 194), Тотем. (Отв. Ха 201), Кар- сун. (Отв. Ха 67), Макар. (Отв. Ха 56, но сколько человек?, ib.); аршинов, Новосил. (Отв. Ха 77); турков, Мешов. (В. Черныш.); туркав, Жиздр. (А. Никольский).

В основах на старое -jo в современном великорусском старые формы совсем не известны; вместо них в одних говорах господствует -ов, а в других -ей. Формы на -ей рассмотрим ниже, а здесь приведу примеры для -ов:' рублёв, грошов, ножов, Белоз. (Отв. Ха 166); богачёв, ib.; приятелев, Белоз. (Отв. Ха 162); клю- чов, Крестецк. (Отв. Ха 160); рублёв, Брянск. (Отв. Ха 259); дож- жёв, Переясл. Влад. (Обл. сл., 17); кораблёв, Макар. (Отв. Ха 56); кряжов, Буин.-Симб. (Отв. Ха 57); калачёв, Яранск. (Отв. Ха 59); грачов, Льгов. (Отв. Ха 76); клюцбв, щлятелёв, кирпицов, Меленк. (Отв. Ха 247); товарищов, Сольвыч. (Отв. Ха 193); ежов, Котельн. (Отв. Ха 46); ландышов, карандашов, кочнёв, Малмыж. (Отв. Ха 105); учйтелёв, жйтелёв, смотрйтелев, Кинешм. (Отв. Ха 250); родителёв, Устюжн. (Отв. Ха 28); и т. д. Также в основах на -i

и примыкающих к ним основах на согласную: оленев, Кирилл. (Отв. № 161); огнёв, Шенк. (Обл. сл., 9); огнёв, кремнёв, Кадник. (Обл. слов. 30); зверёв, Рыльск. (Обл. сл., 95); огнёв, Смол. (Обл. сл., 156); углёв, Буин.-Симб. (Отв. № 57); гостёв, Новосил. (Отв. № 77); гвбздёв, ломтёв, ногтёв, Уфим. (Обл. сл., 166); медведёв, Валуйск. (Отв. № 261); няктёв, Остров. (Отв. № 33); карасёв, Нолинск. (Отв. № 51); углёв, Холмог. (Отв. № 50); гу- сёв, Остров. (Отв. № 33); корёнёв, Мосал. (Шахм.) и т. д. Впрочем, при днёвдней) известно и дён; днёв, Мышк. (Отв. № 78), Новосил. (Отв. № 77), Владим. (Обл. сл., 15), Жиздр. (А. Никольский) и др. Слова на -ий в им. ед. во всем великорусском наречии имеют в род. мн. -ов: воробьёв, краёв, устоев, обычаев. Напротив, основы на согласную, в именительном множественного оканчивающиеся на -е, сохраняют до сих пор старую форму род. мн.: бар, мещан, цыган; ср., однако, римлянов у В. Майкова; хресьяняф, Дмитр. (В. Черныш.), тотаров, Повен. (Шахм.)

? В белорусском точно так же старые формы родительного множественного окончательно вытеснены новыми на -ов. Ср. основы на -о: рагбу, сылдатоу, аршынуу, Могил. (Отв. № 4); глазоу, Минск. (Отв. № 7); дзесяць разбу, Игум. (Отв. № 8); гадбу, братбу, Новоалекс. (Отв. № 11); восим разбв, аршинов, Витеб. (Отв. № 18); комарув, вэчэрув, Пинск. (Отв. № 2); своих братов, Рогач. (Ром, III, 229); czartog, Волков. (Federowski, I, 27). Основы на jo, -I и согласные: канёу, рублёу, акунёу, Могил. (Отв. № 4); писароу, Игум. (Отв. № 8); сухароу, Мозыр. (Отв. № 10); конёу, Свенц. (Отв. № 13); грошов. Витеб. (Отв. № 18); шинкарбв, пы- нымарбв, ib.; линёу, сухароу, Себеж. (Отв. № 28); вуголёу, рога- лёу, Пруж. (Отв. № 9); каменёу, Мозыр. (Отв. № 5); сажняв, Быхов. (Ром., III, 97); коробку гвбздзев, Быхов. (Ром., III. 169); днёв, ib., 260; на двананцать камянёв, ib., 261; звяров, Рогач, (ib., 355), кораблёв, ib., 356; певняв, ib., 380; rubl’og, Волков. (Federowski, I, 27), uhlog, ib., 39, lokc’ou, 1еЬ’ез’од, zlaj’ejeg, Новогр. (Клих). Даже в основах на -ан, -р, как: мещанау, Слуцк. (Отв. № 5); мещаноу, Минск. (Отв. № 7); цыганбу, мещаноу, Игум. (Отв. № 8); крестьянау, мещанау, Новоалекс. (Отв. № 11); тата- роу, Свенц. (Отв. № 13); мищаныу, татарыу, Новоал. (Отв. № 14); болгароу, Пруж. (Отв. № 9). Старые формы известны, впрочем, как в этих основах: мещан, татар, Слуцк. (Отв. № 5), Игум. (Отв. № 15); крестьян, мещан, Новоалекс. (Отв. № 11), — так и в некоторых других случаях, совершенно аналогичных русским: darox, hod, celav’ek, 3’on, sazon, Новогр. (Клих); глаз, Речицк. (Отв. № 17), рог, 5 аршын, Игум. (Отв. № 15).

В украинском находим такое же вытеснение старых форм формами на -ов (’is у диалект, -ув), причем, как увидим[1], -is имеет при себе и -ей, -ш. Ср. основы на -о: BiTpie, роюв, воуюв, паш'в, зуб1в, чорт1в, год1в, ропв, раз!в, часГв, вороп'в, брат!в, волосi'b, rpo6iB, слЫв. Основы на -jo, -1 и согласные: сажешв (у Квитки), лжар1в, старше, приятел(в, голуб 1 в, писарГв, лёбед!в, крашв, дшв, лнтв, сажшв (у Осадцы), камешв, госщв, дшв, приятел1в — лемк. (Верхр.) и т. д. Но основы на -ан и удерживают старые формы: м1шан, селян, славйн, болгар, татар, яничар. Старые формы от некоторых слов удерживаются после числительных, а в украинском это, по-видимому, общее правило: сто ворог (не ворог, как можно бы ожидать), ciM pin, rnicb день (не ден), сто раз, ciM сажень (не сажен), приятель мало (мало — неопределенное числительное), ciM день, юлько раз, иисть Bi3 (Огоновский), пять локот сукна, дорога ciM сяжен широка (Осадца), пять аршин, ciM сяг, сто раз, пять день (Осадца); то же в диалектах: угрорус.— пять, девять раз (Верхр., II); лемк. — пят, сто раз (Верхр.). Кроме того, старые формы держатся в некоторых выражениях: до суад, до шмець, до yrip, до тых час (Осадца). У Квитки находим в род. мн. хором (II, 66). Имена местностей на -vid, -u,i оканчиваются в галицком на -ичь, -ецы Олексичь, ГПдгородець, Черновець (Осадца), также род. мн. — Винник, Куроматник (ib.).

Из предыдущего видно, что общими для всех частей русского языка явлениями оказываются: 1) полное вытеснение старых форм в основах на -о, -jo; 2) частичное вытеснение старых форм в основах на -I и согласную; 3) сохранение старых форм в основах на -ан, -р; 4) сохранение старых форм от более или менее единичных слов после числительных и в словах, употребляющихся преимущественно во множественном числе.

  • [1] Имеется в виду дополнительный отдел об украинских явлениях, который,однако, А. А. Шахматовым не был обработан. (Ред.)
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы