Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЧЕСКАЯ МОРФОЛОГИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА
Посмотреть оригинал

ВОСЬМАЯ ПЕРЕНЕСЕНИЕ ОКОНЧАНИЙ ЖЕНСКОГО РОДА -AM, -АМН, -АХ В ДРУГИЕ ОСНОВЫ ЖЕНСКОГО, МУЖЕСКОГО И СРЕДНЕГО РОДА

Творительный падеж множественного числа в основах мужеского рода на совпадал с формою винительного множественного и замененною последнею формой именительного множественного: дворыдворы. Между тем в женском роде являлось окончание -ami, характеристическое своим -mi, которое было известно и в основах мужеского рода на -й, и в основах на -I, а также в именах прилагательных и местоимениях; ср. высокими горами при высокими холмы. Когда формы именительного-винительного множественного мужеского рода совпали по окончанию с соответственными формами женского рода, появление и в мужеском роде -ами вместо в творительном множественного стало неизбежным: вороны•— воронами вызывало, например, морозыморозами вместо морозыморозы, душгъдушами вызывало рублгьрублями вместо старших рублирубли. Таким образом проникло в склонение мужеского рода окончание -ами вместо -ы, -и. Совершенно естественно оно перешло затем и в средний род: селами вместо сели, полями вместо поли. Неизбежным последствием вытеснения -ы, -и, окончаний творительного множественного, через -ами было вытеснение окончаний дат. мн. -омь, -емъ, дат. дв. -ома, -ема, местн. мн. чъхъ, -ихь через окончания основ женского рода -амъ, -ами, -ахъ. Господство окончаний -ами, -амъ, -ахъ в словах как женского, так и мужеского и среднего рода повело к проникновению их и в основы мужеского и женского рода на -ь гостями вм. гостъми, костяхъ вм. костехъ. Доказательством того, что распространение окончаний мн. ч. женского рода в мужеское и среднее склонение началось с творительного падежа, я вижу, кроме указанных выше соображений, делающих это a priori вероятным, еще в том обстоятельстве, что -ами господствует в настоящее время во всех русских наречиях, между тем как -ом и -ех

вытеснены далеко не повсеместно. Напомню вам о распространенности в белорусском окончания -ом: примеры см. выше при парадигмах, ср. еше: парсюком, Игум.; братом и сястрам, Рогач.; даром, ib.; в украинском окончание -ом с его разновидностями -ум в северноукраинском (серпум), -ум, -им, -ш, -ом в угрорусском (зубум, зубйм, зуб1м, снопом), -ш у лемков (хлошм, пашм), нм у бойков (nciM, вол1м). Гораздо реже окончание -ex (-ix у лемков, бойков, угрорусов, см. при парадигмах), но зато весьма обычно и в украинском, и в белорусском -ох, восходящее к основам на -й: у стагбх, у вяликих мхох, Игум.; у садох, Минск.; у штанох, Могил.; на моих тьвятох, Быхов.; у вязох, у бокох, Пинск. (дальнейшие примеры в белорусском отделе[1] [2]); быкох, чоловжох, угрорус. (Верхр., I); о шшаких годох, в потокох, угрорус. (Верхр., II). Дальнейшие примеры в украинском отделе Между тем окончание ограничивается в настоящее время только частью угрсрусской и лем- ковской территории (примеры выше при образцах). В угрорусских говорах часть имеет в дат. мн. нм, в местн. мн. -ох2 (при редких -ам, -ах), между тем обычно -ами (Верхр., II). Что окончания -ами, -ах, -ам проникли в склонение мужеских и средних основ не сразу, видно, например, из того, что в Западнорусской псалтыри XVI в. довольно часты окончания -ами и -ахъ в словах мужеского и среднего рода, но отсутствует в них -амъ. Древнейшие примеры новых окончаний в мужеском и среднем роде находим в памятниках XIII в., но, по-видимому, еше в XIV—XV вв., местами еще строго выдерживались старые формы; ср. в относящихся к этому времени галицких грамотах: съ л!сы, съ ставъ1, съ потоки, съ истоки. В западнорусских летописях XVI в. обычно -омъ в дательном множественного.

Приведу примеры для -ами, -ам, -ама, -ах в склонении мужеских и средних основ в древнем языке и в современных русских наречиях.

Твор. мн.: ножами, Новоросс. сп. Новг. 4-й 347 а; лесами, поутинами, Дв. гр. XV в., № 122, № 33; хмелниками, ib., № 90; истоками, ib., № 111; лесами, Дв. гр. 1536, № 9; за дворами, ib., 1527 (№ 5); полднами, 'Гр. сп. Новг. 1-й, Зв; с Новгородцами, Син. сборн. XV в., № 154; с Псковичами, ib.; лесами, Киев. гр.

  • 1459; лесками, ib.; ярами, ib.; оустами, Запацнорус. пс. XVI в.; зубами, Западнорус. пс. XVII в.; полями, Киевск. гр. 1459; с ифоуяшми, Палея 1477; ловищами, Новг. ряди. XV в. 1C. М., № 15); хмелишами, бортищами, ib.; ловишами, Гр. 1459—1470 (А. А. Э., I, №62); местами, Дв. гр. 1536, № 9; з дворищами, Дв. гр.
  • 1535, № 8; с товарищами, Домсстр. Конщ., 70. Современ. великорус.: городами, глазами, полями, вёслами, вёдрами (случаи твор. мн. на в былинном языке указаны выше при парадигмах). Белорус.: ключами, брусами, салоуями, вядзёрками. Укр.: панами, зубами, братами, товарищами, королями; угрорус.: снопами (Верхр., I).

Твор. и дат. дв.: оучнкома Ишновама, Пантел. ев. 75 в; къ Все- володковичама, Ипат., 193 в; братама, ib., 121 в; братама своима, ib., 119 г; мученикама (дат.), Лавр., 280; кол'Ьнома, юовама, Пантел. ев., 716; по плещама, Новоросс. сп. Новг. 4-й, 506 а, В современном языке отмечу, однако, в значении мн. числа: с ро-. бятома, Шенк. (Отв. № 235).

Дат. мн. В древнем языке: къ вълхвамъ, Вопр. Кир. (Р. И. Б., VI, 60); боирамъ, Новг. гр. 1571, № 8; дворлнамъ, ib.; нам-Ь- стникамъ, ib.; боирамъ Новг. гр. 1373, № 17; купцамъ, ib.; бра- тичамъ, Дв. гр. XV в., № 117; земцамъ, ib., № 127; попамъ, ib., № 54; слбрамъ, ib., № ПО; посадникамъ, ib., № 186; чернцамъ, ib., № 15; кнжоостровьчамъ, ib., № 86; по островкам(ъ), Дв. гр.

1536, № 9; намЪстникамъ, Гр. 1479 (А. Калач., I, № 30); боирамъ, Гр. 1459—1470 (А. А. Э., I, №62); посадникамъ, ib.; по хоромам(ъ),

С

Новоросс. сп. Новг. 4-й, 283 а; кртъднам(ъ), ib., 2806; по своимъ городамъ, ib., 291а; Пьсковичам(ъ), ib., 357 6; мужамъ, ib., 376 а; боирам(ъ), ib., 416 а; ищамъ, ib., 446 а; попгм(ъ), ib., 446а;кладлздмъ ib., Ипат. 36 а; галичанамъ, ib., 229 г; вдтичамъ, Тр. сп. Новг. 1-й„ 13г; к порогамъ, ib., 196; к посламъ, ib., 216; сторожамъ, ib., 706; коупцамъ, ib., 71а; влъхвамъ, Палея 1494; старцамъ, Палея 1477; по пригородамъ, Погод, сп. Псков, лет., № 1413; мастерам(ъ), ib.; новгородчамъ, ib.; моужамь, Псковщам(ъ), Лет. Авр.; Рижд- ндмъ, Гр. 1229 (В); селамъ, Дв. гр. XV в., № 90; шзеркам(ъ), ib., № 73; ловищамъ, ib., № 89; внучатамъ, ib., № 5, 10; по постоиниимъ, Новг. гр. 1305, № 10; по селамъ, Новоросс. сп. Новг. 4-й, 445 а; воротам(ъ), ib., 338 а; по инымъ м-Ьстамъ, ib., 5436; телесамъ, ib., 5746; гЬмъ селамъ, Молд. гр. 1434, № 36; мордмь же и рЬкам(ъ), Палея 1477; кнжатам(ъ) и пандтам(ъ), Крас, сп. Западнорус. лет.; посадникамъ рискимъ, Новг. гр. 1418—1420

(Собол. и Пташ.). № 41; к ратманамъ, Новг. гр. 1418—1420 (ib., № 42); къ вълхвамъ, Вопр. Кир. 1282 (Р. И. Б., VI, 60). В современном языке: великорус.— мужикам, дворянам, ключам; белорус.— волам, к дубам, по мохам; укр.— панам, сынам, коням; лемк.— псам, котам, лысам, быкам (Верхр.); угрорус.—хлопам, розбШникам, коням (Верхр., II). О формах на -ом, -ум, -ш в украинском, -ом — в белорусском сказано частью выше при парадигмах, частью ниже в украинском и белорусском отделах

Местн. мн. В древнем языке: братана(х), Дв. гр. 1536, № 9; Шуяняхъ, Гр. 1666 (А. Калач., I, 462); островахъ, Гр. 1459—1470 (А. А. Э., I, № 62); в лесахъ, Дв. гр. XV в., № 99; хмилникахъ, ib., Ns 92; на притГрЪбахъ, ib., № 93: оу путикахъ, ib., N° 112; мртвеча*, Новоросс. сп. Новг. 4-й, 447 а; исча ib., 5736; на всих(ъ) кривицах(ъ), ib., 30 а; радцахъ, Ипат., 605 в; на горожанахъ, ib., 306 6; на всЬхъ кривичахъ, ib., 8 в; въ сапогахъ, Тр. сп. Новг. 1-й, 26 в; въ пригородахъ, Догов, моек. 1368 (XV), N° 28; на тферичах(ъ), ib.; мьрьтвьцахъ, Псков. Паракл. 1369 (Соболевский); на конихъ, Палея 1494; в йвошах(ъ), Палея 1477; в п'Ьскахъ, Син. сборн. XV в., N° 154; на попах(ъ), о смердах(ъ), ib.; в порубах(ъ), Погод, сп. Псков, лет., N° 1413, в кораблдхъ, в сшенниках(ъ), в порубках(ъ), ib.; пригородах(ъ), ib.; на кривицахъ, Лет. Авр. (Карский); в радоновицахъ, ib.; оу вустах(ъ), оу словах(ъ), Западнорус. пс. XVII в. (Карский); оугод(ь)гахъ, Дв. гр. 1528 (Собр. Бел., N° 42); на и>зерцах(ъ), Дв. гр. 1527, N° 5; на болотах(ъ), Новг. рядн. XV в. (С. М., N° 15); угодьдхъ, Дв. гр. XV в., N° 78; оу перивиеЬшахъ, ib., N° 34; в ловишахъ, ib., № 90; в трехъ лицах(ъ), Лавр.; вь носилахъ, Ипат., 54 в; на сонмишахъ, Ев. 1339, 76 6; на сборишахъ, ib., 64 6; на говддах(ъ), Палея 1494; на и-слАтах(ъ), во шруж(ь)их(ъ), в корытищах(ъ), ib.; в железахъ, Погод, сп. Псков, лет., N° 1413; при всЬхъ городищахъ и уро- чишахъ, Киевск. гр. 1459; въ поляхъ, ib.; о сънияхъ, Архивен, леств. XIII —XIV вв. (Р. Ф. В., 1884); въ ведерцахъ, Домостр. Конш., 60. В современном языке: великорус.—домах, пирах, садах, ножах, сторожах, в товарищах; белорус. — штанах, господарах, болотах; укр.— слухачах, козаках, лы'сах; угрорус.— хлопах, дубах, конях, лы'сах (Верхр., II). О формах на -ох в украинском и белорусском см. ниже в соответствующих отде- [3]

лах[4]; там же об окончании укр.— ix в случаях, как лШх, хлоп- u,ix, Konix, явившемся вместо -ох под влиянием окончания дательного множественного -ш.

Вытеснив окончания дат., твор., местн. мн. в основах мужеского и среднего рода на -д, -jo, соответствующие окончания осноз женского рода стали переноситься и в основы на -I мужеского рода, где они стали вытеснять окончания -ем, -ми, -ех. Ср. современ. великорус.— гостям, гостями, зверями, людях, путях, в гостях, Домостр. Конш., 32; белорус.— з людзями, людзям; укр.— гостям. Это повело к вытеснению тех же окончаний в основах на -I женского рода. Ср. в древнем языке: прилег костями, Киев. гр. 1459; перслмъ, Ипат., 1016; волостимь, Молд. гр. 1437, № 47; пустошамъ, Гр. XV в. (А. Калач., II, № 156); во многих(ъ) болестих(ъ), Западнорус. пс. XVII в.; в и/чах(ъ), ib.; п*Ьсними, ib. В современном языке: великорус.— на грудях, костям, глупостями, с лошадями, Пинеж.; с дочерями, ib.; белорус.— на грудзях, кбсцями, по сенях, сенями, дзьвярами, вачами, Новоалекс. (Отв. № 11); укр.—речам, речах, речами, тшям, тшях, тшями, частям, частях, частями, грудям, дверям; лемк.— грудям, грудями, грудях, костях, костями, дверям, дверями (Верхр.). Впрочем, эти новые окончания далеко не вытеснили старых; ср.: белорус.— грудзёх, лошадзёх и т. д.; укр. галиик.— костем, костех, гусем, кТстьми (Осадца); угрорус.—очех, учми (Верхр.); укр.— к(сми; белорус.— вочми, Леппельск. (Отв. № 27); ачмй, сяньмй, пёчми, Игум. (Отв. № 8); саньми, Минск. (Отв. № 7); также великорус.—людьми, детьми, дочерьми, лошадьми, костьми (устар.); белорус.— гусьмй, гасиьмй, Могил. (Отв. № 4); великорус.— под саньмй, на радостех, на санех, Вельск. (Баженов, Арх. II отд.).

  • [1] 1 Имеются в виду специальные отделы курса, которые А. А. Шахматовымне были обработаны. (Реб.)
  • [2] В рукописи но описке: ,в местн. мн. -ом2. (Реб.)
  • [3] Имеются в виду специальные белорусский и украинский отделы, которые,однако, А. А. Шахматовым не были обработаны. [Рид.)
  • [4] 2 Эти отделы А. А. Шахматовым не были обработаны. (Ред.)
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы