Связь доминантного, сексуального и агрессивного поведения

Существует определенная связь между сексуальностью и агрессивностью.

Выше мы уже отмечали, что у многих видов животных имеются специальные механизмы, тормозящие агрессию по отношению к противоположному полу. Если бы не было такого торможения, то либо самцы как более сильные уничтожили бы самок, либо невозможно было бы спаривание.

Причем иногда торможение агрессии бывает временным, как у самки европейского хомяка — она становится робкой и пугливой только во время короткого брачного периода, а после его окончания вновь становится агрессивной и даже может загрызть супруга.

Встречается и иное соотношение сексуальности и агрессивности (у самки снегиря, к примеру): если самка долго была лишена сексуального общения с самцом, то при встрече с ним она демонстрирует повышение как сексуальности, так и агрессивности.

Беатриса Элер г обнаружила интересную закономерность связи агрессивности и сексуальности у разных полов (проявляется у рыб и многих других позвочных): у самца сексуальность прекрасно сочетается с агрессивностью (страх же подавляет ее), а у самки — со страхом (агрессивность же подавляет сексуальность (Лоренц К., 1994)).

Д. Бэрэш также установил (у рыб и птиц в естественных условиях), что в период образования супружеских пар самка предпочитала того самца, который был достаточно агрессивен, — именно в период, когда она сама была не способна защитить себя и потомство от нападения врага (Карпинская Р. С., Никольский С. А., 1988).

И на обезьянах были получены сходные результаты. Усиление сексуального рефлекса у самцов обезьян наблюдалось, но данным Н. А. Тих (1970), после вспышки агрессии у них — самцы более интенсивно и длительно покрывали самок (другими условиями усиления такого рефлекса были: сопротивление самки; присутствие враждебного самца — даже в соседней клетке; наличие положительных эмоций — к примеру, от встречи с другими обезьянами или человеком (изучалось поведение в искусственных экспериментальных условиях, т. е. в неволе)).

Имеется множество данных и о связи сексуальности и доминантности.

Самец, занимающий высокую степень в иерархии сообщества, получал возможность оплодотворять большее количество самок, что было выгодно для вида.

Ч. Дарвин объяснял такую привилегию вожака выбором, который делали самки (он в силу своей позиции был привлекателен для них), а Гросс тем, что вожак сильнее возбуждает самку, с большей силой на нее набрасываясь, чем соперники (цит. по: Дембовский Я., 1963).

Имеется множество данных, подтверждающих закономерность, что высокоранговые самцы оплодотворяют большее количество самок и, следовательно, дают больше потомства, чем низкоранговые. Такие данные были получены при изучении серых крыс, морских слонов, кур, оленей, антилоп, обезьян и т. и. И гарем самок во главе с вожаком-самцом становится распространенной формой и социальной организации сообщества, и сексуального поведения. При этом в сообществе целый ряд молодых самцов исключен из процесса размножения — они либо спариваются украдкой, либо дожидаются случая, чтобы вызвать вожака на поединок (Дембовский Я., 1963; Мак-Фарленд Д., 1988; Панов Е. II., 1970; Тих Н. А., 1970).

Такая организация сексуальной жизни полезна для вида: в исследованиях было обнаружено, что если в сообществе было много самцов, конкурирующих друг с другом, самки давали гораздо меньше потомства (Панов Е. Н., 1970).

Итак, в целом высокая сексуальность самца, при прочих равных условиях, обеспечивает ему высокий (и даже высший) ранг в сообществе. Вожак шимпанзе, к примеру, поданным В. Келера, спаривался со всеми своими самками ежедневно и даже прибегал к побоям при их отказе (Тих II. А., 1970).

И самец остается вожаком до тех пор, пока справляется и с этой функцией — оплодотворения самок; если же он перестает с ней справляться, то стадо дробится на части (Тих Н. А., 1970).

А каким образом дело обстоит у самок? Если высокий ранг имеют лучшие особи, то отбор приведет к тому, что именно они должны давать больше потомства, — это и обнаруживается у ряда видов (у пчел, ос, сурков и т. п. (Карпинская Р. С., Никольский С. А., 1988; Мак-Фарленд Д., 1988; Панов Е. И., 1970)).

И сексуальность, и фертильность самки, делая ее привлекательной для вожака и других доминантных самцов, является качеством, повышающим ее статус. В самом деле, фаворитки вожака часто обладали такой особенностью (Тих Н. А., 1970).

Сексуальность самки повышает ее статус до определенного предела: она может быть вожаком группировки или фавориткой вожака. Но для занятия ею высшего статуса в иерархии сообщества сексуальность становится препятствием (за исключением, к примеру, ос, пчел, муравьев, где королева определяется по размеру яичников и при уменьшении их самка снижает свой ранг (Панов Е. Н., 1970)). Так, имеются данные (у оленей, обезьян), что самка становится вожаком стада только в условиях полового покоя — либо временного (при отсутствии полового возбуждения, в период течки ее ранг сразу снижался), либо постоянного (при наступлении преклонного возраста) (Дембовский Я., 1963; Лоренц К., 1994; Тих Н. А., 1970).

Таким образом, у самцов и самок по-разному сочетаются три важных свойства: агрессивность, сексуальность и доминантность. У самца наблюдается гармоничное их сочетание: наличие агрессивности повышает сексуальность, а их сочетание помогает ему стать вожаком и успешно выполнять свои функции защиты стада и оплодотворения самок. У самки же между этими свойствами, по-видммо- му, реципрокные взаимоотношения: агрессивность препятствует сексуальности, а сексуальность снижает агрессивность и вероятность стать вожаком.

И во взаимоотношениях между полами у некоторых видов изначально заложен механизм доминирования самца над самкой: самец может спариваться только с партнером низшего ранга, а самка — только с партнером высшего ранга (у рыб и других позвоночных, к примеру). Такой механизм обеспечивает создание разнополых пар (Лоренц К., 1994).

По данным С. Цуккермана, самец обезьян постоянно терроризирует самку, за исключением тех случаев, когда она является вожаком (Дембовский Я., 1963).

Объяснение таких различий у представителей разных полов можно найти у Н. А. Тих (1970). Она отмечала разную ценность для вида женской и мужской особей. Женская подтверждает свою значимость, выполняя функцию воспроизведения вида. И эта функция столь ценна, что самки отличаются и большим долготерпением, и их больше количественно. Мужская же особь, особенно на ранних стадиях эволюции, часто лишь участвует в оплодотворении. Чтобы повысить свою значимость для вида, самцы начинают выполнять другие функции: охранять самку и детенышей, обеспечивать их нищей. И у таких видов повышается долголетие самцов. У млекопитающих роль самки для вида возрастает за счет длительного периода вынашивания и вскармливания детенышей.

Вот почему у многих животных роль вожака берет на себя самец он освобождает самку от этой роли, «отвоевывает» ее. Такое распределение ролей (у самца — защита и оплодотворение, у самки — забота о потомстве) является взаимодополняющим и гармоничным. Хотя имеется масса исключений из этого правила. Рискнем предположить, что в стаде оленей именно старая самка является вожаком, чтобы «освободить» самца от этой роли, — он занят тем, что носит непомерно тяжелые и красивые рога, обеспечивающие ему сексуальную привлекательность и совершенно бесполезные в других отношениях (Тинберген Н., 1978).

Две эти роли — забота о потомстве и роль вожака — столь важны для социальных животных, что необходимо обеспечить их выполнение дополнительными механизмами надежности. Нам представляется, что такую надежность функции заботы о потомстве обеспечивает количество самок: в сообществе, в гареме не одна, а несколько самок занимаются детенышами (в том числе и некоторые постаревшие самки).

А для выполнения функции вожака, при отсутствии главного претендента (зрелого вожака, сильного, умеренно агрессивного, но умеющего консолидировать стадо), имеются «запасные» варианты: зрелая самка, молодой самец, подросток

(может быть еще вариант, когда самка является пожилой). Из этих «дополнительных» вариантов наиболее благоприятным для сообщества является первый (опытная самка более полезна сообществу, чем неопытный самец). Если она свободна от материнских обязанностей, никакой проблемы не возникает, если же нет, сообщество либо погибает без вожака, либо распадается, либо самка совмещает две роли матери и вожака (такой случай, к примеру, описан Н. Л. Тих, 1970).

По-видимому, такое совмещение является все же исключением из правила, и не случайно, по данным ряда авторов, вожак ведет себя как самец независимо от пола — его поведение закреплено в ритуальных сексуальных движениях, свойственных самцу. Так, вожак, укрощая самцов и самок, совершает движения, характерные для самца во время спаривания. А подчиненное животное, тоже независимо от иола, принимает позу самки при спаривании (Дсмбовский Я., 1963; Тих Н. Л., 1970; Хайнд Р., 1975).

Имеются данные, что в период половой активности самка-вожак теряет свое господствующее положение, так как ее сексуальная поза означает одновременно и подчинение. Л подчиненный самец, совершая сексуальные действия, свойственные самцу, сразу превращается в доминирующую особь (Дсмбовский Я., 1963).

Правда, обезьяны различают позы, связанные с половым актом, и позы, символизирующие господство-подчинение. Так, по данным II. Ю. Войтониса, позу подставления принимал и доминирующий самец, когда хотел продемонстрировать свое дружественное отношение к слабому (Дсмбовский Я., 1963).

Такое различие в поведении представителей разного иола в связи со статусом в иерархической структуре должно отбором закрепиться в виде определенных качеств, передаваемых особям определенного иола по наследству. Так ли это?

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >