Эразм: гражданин мира.

Среди исторических личностей, самых разных, были не только те, кто влекли его как писателя своим психологическим обликом, но и те, кто были созвучны ему идейно. Об этом его книга, написанная в жанре биографических очерков, «Триумф и трагедия Эразма Роттердамского» (1933). В ней он не укрывался в далеком прошлом, а, напротив, связывал век XVI с веком XX. Подобно самому Цвейгу, Эразм был гражданином мира, жил в драматическое время противостояния сил прогресса и реакции. Автор «Похвалы глупости» не желал почестей и привилегий, превыше всего ставил независимость мысли и внутреннюю свободу. Ненавидел мракобесие, жестокость, неразумие во всех проявлениях. Верил, что разум способен остановить кровопролитие и насилие, захлестывавшие Европу в ту грозовую пору. Но реальность словно перечеркивала его устремления к справедливости, миру, единению народов. А в финале книги слышался голос самого Цвейга, который в судьбоносные 1930-е гг. был вместе с мастерами культуры, такими как Горький, Роллан, Барбюс, осуждавшими войну и фашизм.

Заключительные строки книги — выражение гуманистического кредо Цвейга: «...Всегда нужны будут люди, которые среди раздоров напоминают о том, что объединяет народы, которые возрождают в сердцах человеческих мечту о торжестве человечности... Лишь возвысившись до общечеловеческого, человек может превзойти самого себя. Только ставя цели выше личных и, может быть, невыполнимые, люди и народы познают свое истинное, святое назначение». Наверное, с высоты современного исторического моста эти слова могут показаться в чем-то прекраснодушными. Но с точки зрения далекой исторической цели их нельзя не признать справедливыми.

Цвейг писал о своих собратьях по профессии с пониманием, а значит, неравнодушно. А те в свою очередь тепло отзывались о нем. Среди них было немало писателей, таких как Роллан, Ремарк, Г. Лукач, а в России М. Горький, К. Федин, В. Лидин.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >