Стейнбек-художник: сигнальные стяги надежды и вдохновения.

В решении Нобелевского комитета говорилось, что премия Стейнбеку присуждается за «реалистические и исполненные художественной силы сочинения, которые отличают доброта, юмор и проникновение в социальные отношения...».

В недолгой шестиминутной Нобелевской речи, первой и последней речи в его жизни, Стейнбек высказал свое понимание роли словесного искусства — отзываться на насущные требования жизни, выказывать величие сердца и духа. Нобелевская речь Стейнбека была пронизана гуманистической верой в человека, в высокую миссию художника и в писательское слово — «явить сигнальные стяги надежды и вдохновения».

Стейнбек был сложным, ярким и искренним художником, беззаветно преданным писательскому ремеслу. Трудился Стейнбек самозабвенно. Дневную норму он определял в две или три тысячи слов. Текст обычно нещадно правил и сокращал. В корзину шло до двух третей написанного. Непосредственное сочинение книги предварялось долгим сбором материала. «Гроздья гнева» были написаны за сто дней, но накопление фактографии заняло несколько лет. Питавший склонность к естественным наукам, Стейнбек делал акцент на биологической природе человека. Опробовал разные жанры — от крупномасштабных романов до киносценариев.

Метод Стейнбека, в целом реалистический, включал романтические и натуралистические элементы. Натурализм Стейнбека сказывается в «био- логизации» ряда его персонажей. Типология его героев разнообразна — это представители практически всех слоев американского общества, от низов до верхов. Писателю удаются люди с разного рода психическими странностями. Палитра его стилевых приемов емкая: юмор, ирония, гротеск, аллегория, бытописание. Политика и общественные проблемы никогда не оставляли его равнодушным. Он стремился в своих книгах предложить моральный урок. Отдельные эпизоды, ситуации расшифровываются в соотнесении с текстом Библии.

Сегодня Стейнбек обрел статус классика; он — объект университетского литературоведения. Опубликованы серьезные монографии о его творчестве, вышла фундаментальная биография писателя, ведется интенсивное освоение его архива. В Калифорнии функционирует исследовательский центр, занимающийся изучением его творчества, выпускается ежеквартальный «стейнбековский» журнал.

В России первые переводы Стейнбека появились еще в середине 1930-х гг., его творчество постоянно находилось в поле зрения нашей критики. В 1989 г. вышло шеститомное собрание сочинений писателя.

Наследие «красных тридцатых»: «за» и «против». Безусловно, самым значительным достижением литературы 1930-х гг. стало развитие романного жанра. Художественный процесс в США в это десятилетие находился в поле зрения нашей критики, которая связывала, в духе установок тех лет, свои надежды с писателями левых, радикальных убеждений. Как известно, многие из них отошли, в конце концов, от левого движения или демонстративно с ним порвали.

В годы «холодной войны» американские критики консервативной ориентации писали о литературе «красных тридцатых» как о малохудожественной, якобы подчиненной утилитарной «пропаганде», следовавшей узким «пролетарским формулам». Провозглашался сомнительный тезис: обращение писателей к политической тематике якобы пагубно влияет на их эстетический уровень (С. Льюис, Э. Хемингуэй, Дж. Стейнбек).

В 1960-е гг., в условиях общественного подъема, «негритянской революции» и выступлений против войны во Вьетнаме, произошло «второе рождение красных тридцатых». Появились серьезные работы об этой эпохе, изданы антологии и сборники. Известный критик Максуэлл Гастсмар доказательно полемизировал с геми, кто стремился «полностью исключить тридцатые годы из национального сознания», представить эту эпоху как «время обмана и разочарований, неудачи, крушения надежд».

Что касается советской критики, то новый этан изучения «грозового десятилетия» начался с конца 1950-х гг., когда нашим читателям после завершения наиболее острого периода «холодной войны» были возвращены Хемингуэй, Стейнбек, С. Льюис, Колдуэлл, были фантастически открыты Фолкнер, Фицджеральд, Т. Вулф и другие. Сам литературный процесс получил взвешенную, объективную оценку. В 1990-е гг. этот процесс углубился: целый ряд писателей, выступавших с критикой коммунизма, были «реабилитированы» (Дос Пассос, Г. Фаст, У. Фрэнк), равно как и такие мэтры модернизма как Г. Миллер, Т. С. Элиот, Э. Паунд.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >