Прусская Конституция

Конституция, принятая ландтагом в 1850 г., просуществовала с изменениями (реакционными!) до самого 1919 г. Она установила двухпалатную систему с выборной нижней палатой и выборной, - по крайней мере, наполовину - верхней палатой. Это постановление Конституции не помешало правительству создать в 1854 г. путем королевского указа почти целиком назначаемую верхнюю палату - "палату господ". Законодательная власть вручалась королю совместно с этими двумя палатами, за которыми впоследствии утвердилось название ландтага. Король имел, конечно, право абсолютного вето, и фактически ландтаг мирился с ролью законосовещательного при правительстве органа. Конституция аккуратно провозглашала равенство всех подданных перед законом, неприкосновенность личности, свободу слова, совести, собраний, союзов и т. п. Но в действительности на Пруссии и после принятия Конституции лежали тяжелые полицейско-бюрократические оковы, приближавшие политический строй государства к абсолютизму. То был лишь по внешности конституционный строй или "мнимый конституционализм".

Впрочем, даже и эта подтасованная и зависимая нижняя палата вступала несколько раз, как увидим далее, в конфликт с правительством, когда оно слишком уж цинично и грубо нарушало ее мизерные права.

Возвышение Пруссии

Объединительное движение и Пруссия в качестве ее центра.

В мае 1851 г. упраздненный было Союзный сейм вновь собрался во Франкфурте. Ничего, как будто, не изменилось. Партикуляризм германских государств, сковывавший экономическое развитие страны, сохранялся в полной силе. Пестрота торгово-промышленного, например, законодательства становилась с каждым днем невыносимее. Буквально через каждые несколько миль действовали различное вексельное право, различные условия для промысловых занятий, усугубляемые цеховыми барьерами, против которых не помогали даже официальные правительственные разрешения. Многочисленные и разнообразные правовые нормы, регулировавшие передвижение населения, лишали возможности перебрасывать рабочую силу туда, где есть руда, уголь и тому подобные условия промышленного развития. Жизненным условием существования промышленности и торговли оставалась потребность в общегерманском гражданском праве, в свободе передвижения для граждан, в едином торгово-промышленном законодательстве, в единой денежной системе, единой системе мер и весов. Да и в международно-правовом обороте, вследствие отсутствия единой Германии, немецким промышленникам и торговцам не могли быть оказаны необходимые защита и покровительство.

Как уже говорилось, в поисках наиболее удобного пути объединения германская буржуазия выбрала Пруссию в качестве объединяющего центра.

Со времени Фридриха II (1740-1786 гг.) Пруссия видела в многочисленных германских государствах лишь территорию для аннексий и завоеваний. Точно так же и к делу воссоединения Германии она отнеслась как к универсальному способу завоевать германские государства, подчинить их прусскому владычеству, наполнить их духом пруссачества, растворить Германию в Пруссии. Она исподволь брала курс на гегемонию в среде немецких государств. В 1818 г. прусский торговый и таможенный закон положил начало Северо-Германскому таможенному союзу. Несколько лет спустя договор, заключенный между Северо-Германским и Южно-Германским таможенными союзами, знаменовал крупный успех Пруссии, ибо означал победу над австрийским влиянием и привлек на сторону Пруссии буржуазию мелких и средних государств Германии.

С точки зрения этой буржуазии, ценность Пруссии обусловливалась двумя такими институтами, которых не имели другие немецкие государства: 1) всеобщая воинская повинность и 2) всеобщее обязательное обучение. Руководящая германская буржуазия очень рано - сначала смутно, а потом все сознательнее - ставила перед собой цели вооруженной борьбы с соседями, и прежде всего с Францией. Для этого нужна была постоянная армия, а постоянная армия требовала воинской повинности.

Но борьба с соседями должна была вестись и на поприще торговли и промышленности. А их преуспевание в значительной степени зависело от наличия подготовленных надсмотрщиков, приказчиков, мастеров. Да и армии нужен был грамотный рекрут. Его воспитание и образование было поручено пресловутому "школьному учителю", победившему впоследствии, по словам Бисмарка, в битве при Садовой. Из двух крупных германских государств - Пруссии и Австрии - первая стала в 50-х годах быстро обгонять в экономическом отношении вторую. Реорганизация и перевооружение армии современным оружием еще более усилило Пруссию.

Но кто в самой Пруссии мог возглавить движение за объединение Германии?

Этого не могла сделать буржуазия, ибо, испугавшись пролетариата, она отказалась от политической самостоятельности, стала искать себе союзников в лагере помещиков и клерикалов, связав свою судьбу с юнкерской (помещичьей) реакцией. Пролетариат же был недостаточно силен для того, чтобы осуществить объединение Германии единственно возможным для него путем: революционным.

Роль Бисмарка.

В этих условиях во внутренней политике Германии стал играть крупнейшую роль Бисмарк, человек, всецело преданный интересам прусского юнкерства, сам крупный помещик, сумевший, однако, в то же время понять жизненную потребность буржуазии: воссоединение. К этой цели Бисмарк пошел с той уверенностью и страстью, которые вложила бы в это дело буржуазия, если бы она способна была к действию, и с тем презрением к праву, с той безграничной верой в грубую силу, которая характеризовала прусских помещиков и которой они заразили германскую буржуазию.

В 1862 г. возник так называемый конституционный конфликт, продолжавшийся до 1866 г. Это была борьба между буржуазией и правительством, разгоревшаяся по вопросу о военной реформе. Представители либералов в нижней палате ландтага не возражали в принципе против увеличения армии и удлинения срока службы в ней и готовы были дать требуемые ассигнования, но пытались использовать положение для давления на правительство в целях проведения некоторых, весьма, впрочем, умеренных, реформ. Палата не отвергла проекта, но и не утвердила его. Она не дала королю необходимых ассигнований, между тем как король уже произвел и производил затраты на увеличенную прусскую армию.

Конституционным этот конфликт был назван потому, что король, исходя из существа своей "верховной власти", считал, что палата не может препятствовать ему в разрешении вопросов, относящихся к армии, палата же не могла согласиться с этим, ибо это означало отказ ее от права вотировать налоги.

Поняв, что сопротивление буржуазии далее этого не пойдет, Вильгельм I поставил во главе правительства Бисмарка, который в бюджетной комиссии ландтага в сентябре 1862 г. объявил, что Германия будет объединена не речами и не постановлениями парламентского большинства, а "железом и кровью". Пока что он стал править без утвержденного палатой бюджета. Выступая в конституционном конфликте против буржуазии, Бисмарк вместе с тем горел желанием осуществить ее национальные требования и объединить Германию вокруг Пруссии.

В конституционном конфликте победило правительство. Этой победе содействовала, в частности, двойная игра Бисмарка в вопросе о всеобщем избирательном праве. Бисмарк признался: "Учитывая необходимость прибегнуть в самом крайнем случае в борьбе против возможного превосходства зарубежных сил также и к революционным средствам, я уже в своей циркулярной депеше от 10 июня 1866 г.: без всяких колебаний бросил на сковороду крупнейший из тогдашних либеральных козырей - всеобщее избирательное право, чтобы отбить охоту у монархической заграницы совать пальцы в наш национальный (омлет)... Принятие всеобщего избирательного права было оружием в борьбе против Австрии и прочей заграницы, в борьбе за германское единство, и одновременно угрозой прибегнуть к крайним средствам в борьбе против коалиции".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >