Краткий исторический обзор развития юридической (судебной) психологии

Основные направления формирования судебной (юридической) психологии. Юридическая, или, как ее ранее называли, судебная, психология прошла долгий и непростой путь развития. Проблемы личности преступника, психологические особенности противоправного поведения человека, доказывание его вины в совершенном преступлении, проблемы достоверности свидетельских показаний в судопроизводстве давно привлекали внимание ученых-правоведов, юристов, психологов, психиатров, вызывали интерес общества.

Использование научных знаний для решения перечисленных проблем с привлечением достижений психологии имеет более чем двухвековую историю, начало которой относится к концу XVIII столетия. В это время стал остро ощущаться недостаток одних только правовых знаний при рассмотрении в судах наиболее сложных уголовных дел, доказывании вины подсудимых. В связи с этим появилась потребность в привлечении дополнительных знаний из области естественных наук, в том числе психологии, свидетельством чему является одна из первых работ, написанная в 1791 г. немецким естествоиспытателем Карлом Эккартстаузеном (1752-1803) "О необходимости психологических знаний при обсуждении преступлений", которую с полным правом можно внести в библиографию юридической психологии. Указывая на тесную связь психологии и криминалистики, необходимость использования психологических знаний судьями, ученый призывал их "знать анатомию души" преступника подобно тому, как врач знает анатомию тела человека1. Перу Эккартсгаузена принадлежат и другие труды, написанные чуть позже ("Судейские истории", "Кодекс, или Законоположение человеческого разума"), они посвящены защите прав человека, проникнуты духом гуманизма. В 1792 г. выходит книга другого немецкого ученого-философа И. X. Шауманна (1768-1821) "Мысли о криминальной психологии", в которой предпринимается попытка психологического анализа отдельных уголовно-правовых понятий.

В начале XIX в. появляются работы И. Гофбауэра "Психология в ее основных применениях к судебной жизни" (1808), И. Фридрейха "Систематическое руководство по судебной психологии" (1835), в которых наряду с "психологическим освещением личности преступника, вопросов вины и некоторых других содержались отдельные положения, относящиеся к психологии уголовного судопроизводства"2.

В XIX в. основное внимание было приковано к проблеме личности преступника, чему в немалой степени способствовали труды известного итальянского психиатра, криминолога, основоположника так называемой антропологической школы, автора теории "прирожденного преступника" Чезаре Ломброзо (1836-1909). При всей научной несостоятельности теоретических обоснований существования прирожденных свойств, определяющих заранее, кому суждено быть преступником, дискуссии по этому поводу, справедливая критика взглядов Ломброзо его оппонентами стимулировали интерес к личности преступника в целом, активизировали дальнейшие исследования в области проблем, лежащих на стыке правовой науки, в частности уголовного права, криминологии и психиатрии, психологии (патопсихологии), что привело в последующем к разработке нового научного направления, получившего название криминальной психологии.

Существенный вклад в развитие и самостоятельное оформление криминальной психологии в качестве научной области знания в начале XX в. внесли и другие немецкие ученые: Ю. Фридрих, написавший в 1915 г. работу "Значение психологии в борьбе с преступностью", П. Кауфман ("Психология преступности", 1912), Ф. Вульфен ("Психология преступника", 1926).

Другое направление научных исследований, по существу ставших основой той новой области научных знаний, которое впоследствии оформилось в виде судебной психологии, было связано с разработкой психологических проблем уголовного судопроизводства, расследования преступлений, проведения следственных и судебных действий. И здесь на первом месте стоят работы известного австрийского криминалиста Ганса Гросса (1847-1915), в частности его "Криминальная психология" (1898), значительная часть которой посвящена психологическим основам судебной деятельности, психологии допроса свидетелей и обвиняемых, а также "Руководство для судебных следователей как система криминалистики" (1892). В последней своей работе Гросс использовал обширный исследовательский материал, накопленный в экспериментальной психологии (исследования известных психологов В. Вундта, Г. Эббингауза, А. Бине и др.) в интересах криминалистики.

Особого внимания заслуживают проведенные в те годы экспериментально-психологические исследования достоверности свидетельских показаний немецкого психолога Вильяма Штерна (1871 - 1938), выявившего значительно высокий процент ошибок в показаниях лиц, стремящихся правдиво рассказать об интересующих органы правосудия обстоятельствах, - своеобразный феномен, названный им "обманом воспоминания", в связи с чем он рекомендовал привлекать к участию в уголовном судопроизводстве специалистов-психологов для проведения "экспериментально-психологического исследования свидетеля".

Итак, к началу XX в. наметилось два основных направления в прикладных психологических исследованиях, проводимых в интересах правоохранительной деятельности: криминальная психология и психология свидетельских показаний. В последующем оба направления слились в единой прикладной отрасли психологической науки, получившей общее название судебной психологии.

В этот период стали создаваться соответствующие лаборатории, выходили специальные журналы. В частности, в Лейпциге в 1903-1906 гг. Г. Гросс издавал "Доклады по психологии показаний". Особое внимание ученых и практиков привлекали проблемы "диагностики ложных показаний", "диагностики причастности" к совершенному преступлению (К. Мелитан, Г. Мюнстерберг, Г. Шнейкерт и др.). В последующем, в 1920-е гг., все это получило свое дальнейшее развитие и у нас, в России, в работах А. Р. Лурии.

В конце XIX в. экспериментально-психологические исследования свидетельских показаний способствовали постановке вопроса об использовании психологических знаний непосредственно в ходе предварительного расследования, судебного рассмотрения уголовных дел с привлечением специалистов-психологов. Таким образом, встал вопрос о введении в уголовное судопроизводство судебно-психологической экспертизы.

В 1912 г. в Германии состоялся юридический конгресс, на котором судебная психология получила официальное признание в качестве "необходимой составной части первоначального образования юристов". С этого времени она стала преподаваться в высших юридических учебных заведениях.

Развитие судебной (юридической) психологии в России. Как уже отмечалось, интерес к использованию психологических знаний в уголовном судопроизводстве проявлялся не только в таких передовых по тому времени странах, как Германия, Франция, но и в России. В частности, уже в 1806-1812 гг. X. Ю. Штельцер читал в Московском университете курс "уголовной психологии". Особое воздействие на пробуждение общественного правосознания в России, проявление интереса к личности участников судопроизводства, и в первую очередь к личности подсудимого, оказала судебная реформа 1864 г. В судопроизводстве утвердились принципы независимости и несменяемости судей, состязательности, равноправия сторон. Стал функционировать суд присяжных. Была создана независимая от государственной власти адвокатура. В результате возникли объективные условия для более широкого использования в уголовном судопроизводстве исследований из области психологии, патопсихологии, психиатрии.

В 1874 г. в Казани публикуется первая в России монография, посвященная судебной психологии. Ее автор - профессор психиатрии Казанского университета А. У. Фрезе (1826-1884) полагал, что предмет судебной психологии составляет "применение к юридическим вопросам наших сведений о нормальном и ненормальном проявлении душевной жизни".

Большое влияние на пробуждение общественного, профессионального интереса к возможностям психологии в правоприменительной деятельности судебных органов, к зарождающейся судебной психологии оказали взгляды известного правоведа Л. И. Петражицкого (1867-1931), который попытался разработать "психологическую теорию права", интерпретирован правое позиции психологии. Согласно его концепции, определяющая роль в жизни общества принадлежит психическим факторам, прежде всего эмоциям, эмоциональным переживаниям людей. По мнению ученого, в основе правовой нормы лежат психологические механизмы, всевозможного рода подсознательные эмоциональные импульсы, которые в последующем на рациональном уровне перерабатываются сознанием. Вследствие этого сущность правовой реальности отражается в тех психических переживаниях (эмоциях), которые она содержит в себе, благодаря чему психическое становится частью правового, обеспечивая динамику юридического.

С созданием суда присяжных, независимой адвокатуры возникли объективные условия, позволившие привносить в уголовное судопроизводство новые достижения из области естественных наук, в том числе психологии. Поэтому многие видные юристы, известные судебные ораторы того времени, в первую очередь такие, как А. Ф. Кони, Ф. Н. Плевако, В. Д. Спасович, А. И. Урусов, Л. Е. Владимиров и др., нередко прибегали к использованию психологических знаний при оценке доказательств в суде, но существу пропагандируя возможности судебной психологии, необходимость использования ее достижений при рассмотрении уголовных дел. Нельзя не сказать и о том вкладе, который внесли в процесс пробуждения интереса в обществе к психологическим знаниям, их роли и значения в судопроизводстве русские писатели: Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой, А. П. Чехов, А. М. Горький, Л. Н. Андреев и др.

В 1910 г. Л. Е. Владимиров (1845-1917) опубликовал работу "Психологическое исследование в уголовном суде", в которой писал о необходимости использования подлинно научных психологических знаний при рассмотрении уголовных дел в судах, когда требуется выяснять "силу страсти, под влиянием которой действовал подсудимый", психическое состояние подсудимого "при отсутствии достаточности мотива", силу аффекта, "насколько этот аффект мог потемнить сознание". Высказанные им идеи в дальнейшем положили начало разработке проблем судебно-психологической экспертизы. Л. Е. Владимиров ввел в научный оборот термин "психология уголовного процесса", под которым он понимал "психологическое обследование как совершенного преступления, так и доказывания"3.

Многое сделал для распространения психологических знаний в уголовном судопроизводстве России известный общественный деятель, выдающийся русский юрист

A. Ф. Кони (1844-1927), написавший ряд работ, в которых рассматривались психологические особенности поведения свидетелей, подсудимых в суде, содержались советы психологического характера представителям прокуратуры при поддержании обвинения в суде.

Становление и развитие судебной (юридической) психологии связано с именами таких выдающихся ученых, как

B. М. Бехтерев (1857-1927), С. С. Корсаков (1854-1900), В. П. Сербский (1855-1917). Интересными представляются взгляды Бехтерева на особенности психики, волеизъявления лиц психопатического круга с "нарушениями нормального отношения между силой внешнего раздражения и чувственной реакцией" с признаками "психо-нервной раздражительной слабости", в то же время не страдающими какой-либо "душевной болезнью", к которым, по его словам, "целесообразно применять уменьшенную или неполную вменяемость".

В 1907 г. по инициативе В. М. Бехтерева и Д. А. Дриля (1846-1910), также внесшего свой вклад в изучение личности преступника, был открыт Научно-учебный психоневрологический институт, в программу которого входила разработка курса "судебной психологии". В 1909 г. в рамках данного института создается Криминологический институт. С этого времени судебная психология развивается в России как самостоятельная прикладная отрасль психологической науки.

В первые послереволюционные годы интерес к проблемам судебной психологии не ослабевает. Об этом свидетельствуют материалы I и II Всероссийских съездов по психоневрологии, состоявшихся в начале 1920-х гг. В те же годы в ряде крупных городов - Москве, Ленинграде, Киеве, Одессе, Харькове, Минске, Баку - организуются кабинеты для проведения криминально-психологических исследований и кабинеты научно-судебной экспертизы, целью деятельности которых было изучение личности преступника и психологии преступления. В 1925 г. в Москве создается первый в мире Государственный институт по изучению преступности и преступника.

В 1920-е гг. издается целый ряд работ по судебной психологии. Наиболее значительные из них принадлежали таким известным в то время ученым, как А. Е. Брусиловский, С. В. Познышев, К. И. Сотонин1. Интересные исследования провел А. Р. Лурия (1902-1977) в лаборатории экспериментальной психологии, созданной в 1927 г. при Московской губернской прокуратуре. С помощью разработанного им метода "сопряженной моторной динамики" ему удалось выявлять "симптомы скрываемой ситуации" обследуемых лиц, подозреваемых в причастности к совершенным преступлениям. Полученные им результаты помогли создать прибор, который впоследствии получил название полиграфа, или лай-детектора.

Важным событием, повлиявшим на последующее развитие судебной психологии, стал прошедший в 1930 г. I Всесоюзный съезд по изучению психологии. На нем была создана специальная секция по судебной психологии, где обсуждались доклады А. С. Тагера "Об итогах и перспективах изучения судебной психологии" и А. Е. Брусиловского "Основные проблемы психологии подсудимого в уголовном процессе". Участники съезда пришли к общему мнению о необходимости дальнейшего развития трех основных направлений судебной психологии: криминальной, пенитенциарной и процессуальной психологии.

Благодаря высокому уровню научных исследований отечественных ученых к началу 1930-х гг. судебная психология в пашей стране представляла собой "авторитетную и обширную область науки, имеющую предметом изучения психологические предпосылки преступления, быт и психологию различных групп преступников, психологию свидетельских показаний и судебно-психологическую экспертизу, психологию заключенного ("тюремная психология") и т.п."3. Однако в это же время по отечественной психологии ударила первая волна репрессий, которая сопровождалась физическим уничтожением многих видных ученых. Не избежала подобной участи и судебная психология. Вторая волна пришлась на конец 1940-х - начало 1950-х гг. Репрессиям был придан идеологизированный характер борьбы с "бездарным космополитизмом, за верность марксизму-ленинизму" и пр. Одной из немногочисленных работ того периода, имевшей отношение к судебной психологии, остался конспект лекций по психологии П. А. Шеварева, преподававшего в Военно-юридической академии Красной Армии2.

Возрождение судебной психологии в нашей стране началось в 1960-е гг. С 1964 г. во всех юридических вузах вводится преподавание судебной психологии в качестве обязательной составной части профессиональной подготовки юристов. В этот период в ряде работ процессуально-криминалистического характера начинают вводиться психологические понятия, с помощью которых авторы объясняют те или иные явления правового характера, дают рекомендации по проведению различных следственных действий. Однако, к сожалению, в работах того периода далее психолого-правового комментария отдельных юридических вопросов дело не доходило, что придавало им, по выражению А. М. Столяренко, "психолого-комментаторский характер" на уровне житейской, но отнюдь не научной психологии"3. В результате юридическая психология все еще была значительно ближе к юридической науке, чем к психологической, представляя собой "психологизирующую юриспруденцию", а не юридическую психологию.

Заметной вехой в развитии судебной психологии явилась монография А. Р. Ратинова "Судебная психология для следователей", опубликованная в 1967 г., которая оказала положительное влияние на многие последующие исследования в данной области.

Заслуженный деятель науки РСФСР, почетный работник прокуратуры, доктор юридических наук, профессор А. Р. Ратинов (1920-2007)

Заслуженный деятель науки РСФСР, почетный работник прокуратуры, доктор юридических наук, профессор А. Р. Ратинов (1920-2007)

Не одно поколение юристов в нашей стране училось по книгам А. Р. Ратинова (его перу принадлежит более 200 научных трудов). Под его научным руководством было подготовлено более 50 кандидатов и докторов наук. С 1968 г. на протяжении многих лет он возглавлял созданный им сектор судебной, в последующем юридической психологии в НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. При его активном участии плодотворно разрабатывались такие направления в юридической психологии, как психологические основы расследования преступлений, проблемы правосознания и нормативно-правовой регуляции поведения, психология преступления и личности преступника, судебно-психологическая экспертиза и др.

В 1968 г. по инициативе А. Р. Ратинова создается Координационное бюро по судебной психологии при Академии наук СССР, принимается решение о выделении судебной (правовой) психологии в качестве самостоятельной научной специальности.

В 1971 г. проводится первая Всесоюзная конференция по проблемам судебной психологии. В Обществе психологов СССР создается секция судебной психологии. Во Всесоюзном институте но изучению причин и разработке мер предупреждения преступности организуется сектор психологических проблем борьбы с преступностью. В ряде ведущих юридических вузов страны создаются кафедры юридической психологии. Во ВНИИ общей и судебной психиатрии им. В. П. Сербского начинает функционировать психологическая лаборатория. Периодически проводятся межвузовские научно-практические конференции по юридической психологии. Создается Координационный совет, вводится научная специальность "юридическая психология". Начинает функционировать специализированный Ученый совет по присуждению ученых степеней по данной специальности.

Однако, несмотря на столь бурное развитие судебной психологии, проблемы психологического обеспечения гражданского судопроизводства в этот период еще не затрагивались, и лишь с начала - середины 1980-х гг. стали появляться первые работы комплексного психолого-правового характера, посвященные гражданскому судопроизводству (И. М. Резниченко, Т. В. Сахнова, В. Л. Чертков1). В последующие годы особенно активно разрабатываются проблемы судебно-психологической экспертизы в сфере гражданского судопроизводства. Существенным вкладом в исследование данной проблематики явились работы Т. В. Сахновой2. Дальнейшему развитию этого направления в значительной мере способствовало создание в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского (ГНЦ ССП) отдела судебно-психиатрической экспертизы в гражданском процессе. В результате стали активнее разрабатываться научно-методические основы комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, всесторонне исследоваться психологические критерии оценки дееспособности субъектов различных гражданско-правовых отношений, индивидуально-психологические особенности их личности.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >