Теоретические подходы к анализу экологических проблем

Традиционными, государственно-центристскими подходами в области изучения международных отношений являются политический реализм и либерализм. С 1980-х гг. между ними развернулась дискуссия по проблеме взаимосвязи глобальной экологической среды, с одной стороны, и мировой политики, с другой. В центре дискуссии оказались следующие вопросы: 1) в какой степени проблемы окружающей среды могут стать новым источником конфликтов между государствами; 2) могут ли институты межгосударственного сотрудничества способствовать решению проблем окружающей среды.

Итог дискуссии разделил реалистов и либералов на скептиков и оптимистов. Скептики-реалисты придерживаются следующих взглядов:

  • • космополитическое, наднациональное сознание еще крайне слабо;
  • • в контексте охраны окружающей среды в политике государств приоритет имеют краткосрочные (экономические), а не долгосрочные (экологические) интересы;
  • • в международных отношениях отсутствуют механизмы применения санкций к государствам за нарушение международных договоров по охране окружающей среды;
  • • в мировой политике появляются новые тины конфликтов, связанные с окружающей средой, например по защите лесов или использованию рек.

Главный тезис реалистов состоит в том, что проблемы окружающей среды не могут быть эффективно разрешены из-за корыстных интересов государств.

Либералы в целом придерживаются более оптимистической позиции, которая состоит в следующем:

  • • радикальная деградация окружающей среды влечет потери для всех стран;
  • • государства не могут выбраться из этой ситуации в одиночку;
  • • императивы сотрудничества государств в области экологии в долгосрочной перспективе выше, чем в области экономики и политики.

Главный тезис либералов состоит в следующем: глобальное сообщество способно справиться с проблемами окружающей среды путем эффективного сотрудничества всех или большинства государств, а также научных экологических разработок.

Еще одной концепцией международных отношений, также уделяющей внимание экологической проблематике, является теория взаимозависимости. Ее сторонники придерживаются следующих взглядов:

  • • ведущая роль в глобальной экономике принадлежит не государствам, а ТНК. В связи с этим многие наиболее важные решения в области окружающей среды берут свое начало в процессе производства, регулируемого наиболее крупными ТНК;
  • • основная роль в области изменения общественного и политического мнения по проблемам окружающей среды принадлежит НПО;
  • • фрагментарная система суверенных государств является фундаментальным препятствием на пути эффективного руководства проблемами окружающей среды.

Главный тезис сторонников концепции взаимозависимости — проблемы окружающей среды могут быть решены, но при ведущей роли в этом процессе ТНК и НПО.

Обобщая подходы трех ведущих парадигм международных отношений, можно заключить, что каждая из них отражает определенную сторону ситуации в области защиты окружающей среды, не давая однозначно окончательного ответа. Поэтому составить более или менее целостное представление о проблемах в данной сфере и путях их решения можно только учитывая все концептуальные подходы.

Обратимся теперь к теоретическим подходам, непосредственно касающимся проблематики окружающей среды. Вопрос о причинах серьезных сдвигов в природно-климатической среде является центральным в естественнонаучных дискурсах, посвященных климату. При этом можно выделить две диаметрально противоположные основополагающие точки зрения.

Сторонники первой гипотезы (так называемые климатические алармисты) настаивают на исключительно антропогенном характере климатических изменений и связывают их с выбросами парниковых газов в результате деятельности человека. К этой группе относится, в частности, ядро IРСС, а также представители большинства природоохранных НПО.

Приверженцы второй гипотезы (так называемые климатические скептики) утверждают, что изменение климата есть результат естественных причин, неподвластных человеку. Скептическое отношение к теории антропогенных климатических изменений наблюдается в РАН, а академики А. П. Капица и К. Я. Кондратьев доказывают незначительность антропогенной составляющей достаточно активно.

В целом представляется очевидным, что климатическая система слишком сложна, чтобы однозначно охарактеризовать ее изменения как естественные или антропогенные. Причины климатических изменений до конца не ясны.

Среди естественно-гуманитарных дисциплин едва ли не самой почтенной по возрасту является мальтузианство. Ключевой принцип мальтузианства состоит в утверждении, что биологические темпы роста населения Земли в долгосрочном периоде превышают темпы увеличения объема средств существования людей. По Мальтусу (конец XVIII — начало XIX в., Великобритания), динамика увеличения численности населения может быть описана геометрической прогрессией, в то время как динамика роста производства продуктов питания — арифметической прогрессией. Это ведет не только к нищете и голоду, но и к истощению природных ресурсов, их потреблению на пределе возможностей планеты.

Прямым продолжением и развитием мальтузианства в современных условиях стала концепция пределов роста. Понятие "пределы роста" вошло в обиход с 1972 г. после появления знаменитого одноименного доклада Денниса Медоуза и его коллег из Массачусетского технологического института (США) Римскому клубу. Доклад стал мировой сенсацией. В его основе была компьютерная модель мира, неизбежно упрощенная, но вобравшая в себя, тем не менее, около тысячи математических уравнений и огромный массив статистических данных. Авторы утверждали: если действующие на протяжении XX в. тенденции увеличения населения, промышленности, потребления продуктов питания, истощения ресурсов и загрязнения окружающей среды сохранятся, то в следующем столетии мир подойдет к пределам роста, и это может обернуться катастрофическими последствиями. Экономический рост и рост народонаселения относятся к категории экспоненциальных процессов, а любой из них пределен. Безграничный рост в ограниченной и невосполнимой среде невозможен. Его реальные физические рубежи детерминированы конечной несущей емкостью природных экосистем Земли, или способностью ее природных комплексов к хозяйственным нагрузкам (carrying capacity).

Критики доклада "Пределы роста" упрекали авторов в недооценке адаптивных возможностей свободного рынка. В новом исследовании, опубликованном спустя 20 лет после первого доклада, в 1992 г., Д. Медоуз и его коллеги уточнили: в основе их расчетов по модели мира лежала посылка о максимальной адаптивной способности рыночной системы. Рынок подает сигналы, которые могут менять направление процессов и тем самым действовать в качестве стабилизирующего фактора. Например, цена истощающихся ресурсов возрастает по сравнению с другими ресурсами, что ведет к перераспределению капитала, к новым технологическим решениям, нацеленным на ресурсосбережение, замещение дефицитных ресурсов и т.п. Загрязнение окружающей среды (теоретически) увеличивает производственные издержки, поскольку предполагает затраты на борьбу с ним, а это также должно вести к перераспределению инвестиций и к технологическим решениям, направленным на его уменьшение.

Однако рынок несовершенен, ему присущи изъяны (market failures). Реальной рыночной системе свойственны запаздывания и отклонения, которые снижают или сводят на нет адаптивную роль отрицательных обратных связей. Рынок реагирует преимущественно на краткосрочные или, в лучшем случае, среднесрочные сигналы (текущий спрос, прибыль), но не приспособлен к тому, чтобы учитывать долгосрочные интересы общества.

Опыт свидетельствует о том, что технократические решения сами по себе недостаточны и не дают желаемых результатов без соответствующих социальных и политических перемен. Это было ясно и авторам доклада "Пределы роста". Их вывод гласил: рынок и технологии, не подчиненные целям и ценностям, отличным от тех, что доминируют в рыночных отношениях, не могут обеспечить устойчивость развития общества. Значит, необходимо изменение типа социального и экономического развития, а это в свою очередь означает проблему перестройки сознания. Как отмечает российский ученый А. Б. Вебер, исследования массового сознания па Западе фиксируют появление повой ценностной парадигмы, отличающейся от еще господствующей системы ценностей. Это проявляется в неприятии многими индивидуалистической ценностной системы либерального капитализма — с ее упором на накопление и потребительство. При изобилии материальных благ их относительная значимость снижается, выше оценивается возможность дышать свежим воздухом, пользоваться чистой водой, экологически чистыми продуктами, вести здоровый образ жизни и т.п.

Представления о ноосфере В. И. Вернадского являются ярким выражением антропоцентризма, поскольку решающая роль в ней принадлежит человеческому разуму. Ноосфера — сфера взаимодействия общества и природы, в границах которой разумная человеческая деятельность становится определяющим фактором развития (эта сфера обозначается также терминами "антропосфера", "социосфера", "биотехносфера"). Ноосфера — новая, высшая стадия эволюции биосферы, становление которой связано с развитием человеческого общества, оказывающего глубокое воздействие на природные процессы. Согласно Вернадскому "в биосфере существует великая геологическая, быть может, космическая сила, планетное действие которой обычно не принимается во внимание в представлениях о космосе... Эта сила есть разум человека, устремленная и организованная воля его как существа общественного". Суть ноосферы заключается в том, что человек, человеческое общество есть объективная, закономерная часть мира и необходимо постигать и знать эти закономерности. В окружающем пас мире ноосфера является той частью биосферы, которую занимает человек.

Однако впоследствии идеи Вернадского стали получать биоцентристскую трактовку. Одна из них была сделана Н. Н. Моисеевым' в гипотезе коэволюции — совместного гармонического развития природы и общества. Позиция Н. Н. Моисеева подверглась жесткой критике со стороны В. И. Данилова-Данильяна, который указал на то, что скорость эволюции в природе и обществе различаются на несколько порядков и потому даже способны идти в разных направлениях.

В конце 1960-х — начале 1970-х гг. разгорелся спор между представителями экономоцентризма (или модели "несбалансированного развития") и представителями модели "устойчивого развития". Модель "несбалансированного развития" была представлена, прежде всего, концепцией "золотого миллиарда", суть которой заключается в том, что развитые страны, сохраняя для своего населения высокий уровень потребления, вынуждены будут военными и экономическими мерами держать остальной мир в зависимом состоянии, сдерживая его промышленное и технологическое развитие и рассматривая в качестве сырьевого придатка и зоны сброса вредных отходов. Альтернативой модели "несбалансированного развития" является модель "устойчивого развития", которая сейчас официально принята мировым сообществом в лице ООН. Для большинства государств она служит основой, па которой разрабатывается национальная экологическая политика.

Начало разработки концепции устойчивого развития было положено на Стокгольмской конференции ООН 1972 г. В процессе подготовки Стокгольмской конференции начало формироваться эпистемическое сообщество. Важнейшими предпосылками этого формирования были универсальный и интернациональный характер экологического знания и развитие системы научных коммуникаций. В докладе Комиссии Брундтланд 1987 г. "Наше общее будущее", представленном на 42-й сессии Генеральной Ассамблеи ООП, удалось уйти от жесткого противопоставления экономического роста и задач окружающей среды. Вместо этого доклад Брундтланд предложил стратегии экономического и социального развития, совместимого с заботой об окружающей среде. Главная идея данной концепции состоит в ограничении роста населения и производства, однако обоснованием такого ограничения выступает не надвигающаяся экологическая катастрофа, а право будущих поколений на природные ресурсы Земли. В соответствии с концепцией устойчивого развития ныне существующие поколения должны использовать не все доступные природные ресурсы, а лишь ту их часть, которая обеспечивает устойчивое существование и качественное улучшение современного мирового сообщества, признавая, таким образом, право будущих поколений на природные ресурсы Земли.

Конференция ООН но окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992 г.) стала попыткой согласования существенно различающихся подходов и национальных интересов развитых и развивающихся стран. Рост стал рассматриваться как путь к решению глобальных экологических проблем на основе технических инноваций, либерализации рынков и сокращения бедности. Именно идея роста стала основой компромисса, достигнутого в Рио-де-Жанейро. Однако внутренняя противоречивость этого компромисса, подрывающая цельность основанной па нем политической стратегии, стала обнаруживать себя сразу же после завершения конференции. Так, "Повестка дня на XXI век" зафиксировала признание необходимости глобального управления, но путей выработки нового механизма указано не было. Сам термин "устойчивое развитие" в настоящее время насчитывает около 100 значений.

Весьма размыта и формулировка заключительного документа конференции "Рио+20" 2012 г. На форуме "Рио+20" отмечалось, что дальнейшее формулирование целей также может быть полезным для придания деятельности в области устойчивого развития целенаправленного и последовательного характера. Была признана также важность и целесообразность выработки такого комплекса целей в области устойчивого развития, который имел бы в своей основе положения Повестки дня на XXI век и Йоханнесбургского плана выполнения решений, полностью соответствовал бы всем рио-де-жанейрским принципам и позволял учитывать обстоятельства, возможности и приоритеты разных стран, отвечал бы нормам международного права, опирался па уже принятые обязательства и способствовал полному осуществлению решений всех основных встреч на высшем уровне по экономической, социальной и экологической проблематике, включая положения настоящего итогового документа.

Устойчивое развитие — управляемое сбалансированное развитие человечества, при котором удовлетворение потребностей настоящих поколений должно осуществляться всеми странами без ущерба для будущих поколений. Концепция устойчивого развития основана на идее В. И. Вернадского о ноосфере.

Факт политического признания концепции устойчивого развития на уровне ООН, бесспорно, имел большое знание. Однако заявления о необходимости новых подходов в развитии человеческой цивилизации, прозвучавшие с высокой трибуны ООН, до сих пор не подкреплены теоретической научной обоснованностью, не дополнены адекватными научными методами, технологиями и системами. Осмыслением понятия "устойчивое развитие" занимаются представители различных направлений научного сообщества — философы, экономисты, правоведы, экологи, социологи, биологи, физики и т.д. Помимо этого отсутствуют исследования системного характера, позволяющие увидеть проблему устойчивого развития во взаимосвязи с другими явлениями и процессами. В результате программа глобальных изменений, изложенная в концепции устойчивого развития, пока не находит адекватного отражения в политике большинства стран.

Одновременно концепция устойчивого развития, как любая серьезная теория, стала подвергаться критике. В частности, критикуется фундаментальный принцип концепции устойчивого развития, который говорит о том, что будущие поколения имеют право на существование на Земле в тех же условиях доступа к ресурсам, что и нынешние поколения. Критики задаются вопросами о том, какие именно ресурсы будут нужны будущим поколениям. И если определенные ресурсы в силу разных причин окажутся бесполезными в будущем, то имеются ли причины для ограничений и не использования в условиях необходимости этих ресурсов сегодня и полностью.

Другое направление критики затрагивает проблему равенства прав поколений. Концепция устойчивого развития не дает ответа на вопрос, почему будущие поколения имеют право на доступ к ресурсам в будущем, тогда как нынешнее поколение, особенно необеспеченная его часть, сегодня не имеют такого права и возможности.

В конце XX в. критики концепции устойчивого развития предложили ее обновленные принципы, которые заключаются в следующем: 1) потребление природных ресурсов нс должно превышать возможности природы по их восстановлению; 2) объемы отходов не должны превышать объемы, которые природа в состоянии переработать; 3) использование невозобновимых ресурсов должно быть минимальным; 4) временной фактор антропогенного воздействия должен быть сбалансированным с природными процессами — восстановлением возобновимых ресурсов, распадом отходов и т.д.

Критики утверждают, что в случае пренебрежения этими принципами, устойчивое развитие может и противоречить обеспечению экологической безопасности индивида. Так, ограничивая использование ресурсов, человечество будет сдерживать свое экономическое развитие.

Можно выделить еще одно направление критики концепции устойчивого развития. Представители эгоцентризма критикуют концепцию устойчивого развития за явно выраженную антропоцентристскую ориентацию. Антропоцентризм, в котором человек является мерилом всех ценностей, присутствует в большинстве социально-политических теорий, например либерализме и марксизме. Экоцентризм исходит из того, что все разновидности живого имеют равные права на естественный путь своего развития.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >