Каковы особенности процедуры финансового оздоровления?

Финансовое оздоровление, существующее с 2002 г., имеет сходство с рассмотренной выше Главой 11 Кодекса США о банкротстве в части сохранения управления компанией-должником ее прежним руководством, возможности разработать и представить план финансового оздоровления. Тем не менее, в России данная процедура является практически нерабочей: она предполагает не столько проведение комплекса оздоровительных мероприятий, сколько предоставление финансовой помощи от третьих лиц, причем на довольно жестких условиях. Так, ст. 79 Закона о банкротстве устанавливает, что исполнение должником обязательств в ходе финансового оздоровления может быть обеспечено залогом, банковской гарантией, государственной или муниципальной гарантией, поручительством, что во многом закрывает возможности финансового оздоровления.

Помимо жестких правил введения процедуры финансового оздоровления, ее более широкое использование часто ограничивается:

  • • низкой компетенцией менеджеров, не способных разработать комплексную систему мер вывода компании из кризиса;
  • • отсутствием стратегии финансового оздоровления;
  • • узостью, по сравнению с зарубежной практикой, набора финансово-экономических инструментов, направленных на оздоровление бизнеса.

Непонимание сущности и адекватного содержания плана финансового оздоровления подтверждается содержанием ряда действующих нормативных документов, отражающих попытки государственного регулирования этого процесса. К примеру, о недостаточной разработанности "Методических рекомендаций по составлению плана (программы) финансового оздоровления" свидетельствует:

  • • отсутствие даже упоминания о необходимости разработки целостной концепции и стратегии финансового оздоровления (говорится лишь о необходимости "включения... перечня мероприятий по финансовому оздоровлению" (п. 16.2));
  • • узкое понимание финансового оздоровления лишь как плана погашения задолженности, в который рекомендуется включать проект графика погашения задолженности по налогам и взносам в государственные внебюджетные фонды, а о необходимости погашения задолженности перед партнерами даже не упоминается (п. 16.1);
  • • отсутствие каких-либо типовых моделей финансового оздоровления, которые можно адаптировать к конкретной ситуации, хотя подобные схемы наработаны мировой практикой: обычно используются свопы (долги в обмен на собственность), реструктуризация долга, избавление от непрофильных активов и пр.;
  • • ориентация на бухгалтерскую модель анализа и недостаточная проработанность предлагаемых диагностических и результирующих показателей (п. 13.3), которые вызывают вопросы (пример 13.10);
  • • отсутствие ориентации на управление денежными потоками (они упоминаются лишь вскользь в и. 16.4) и анализ стоимости бизнеса;
  • • исключение из анализа стоимости привлекаемого капитала и возможности обеспечения сбалансированного темпа роста;
  • • излишнее внимание второстепенным и малозначимым вопросам – например, оформлению документов.

Пример 13.10

В частности, использование коэффициента абсолютной ликвидности (предлагается в первую очередь), как правило, ни о чем не говорит аналитикам – его значение может быть крайне мало как у проблемных компаний (нет средств на текущие операции), так и у успешных (жесткая политика управления текущими активами, все средства находятся в обороте). Степень платежеспособности предлагается определять как отношение текущих обязательств должника к величине среднемесячной выручки, однако понятно, что высокое значение этого коэффициента у проблемной организации будет сигнализировать о необходимости его снижения, но ориентация на срочное погашение всех долгов может привести к вымыванию денежных средств из оборота, невозможности продолжать деятельность. Вызывает удивление и наличие в достаточно коротком списке из 13 коэффициентов двух фактически одинаковых показателей: удельного веса себестоимости в общем объеме выручки и рентабельности продаж – они оба показывают возможности менеджеров управлять продажами и производственной себестоимостью; соответственно, отсутствуют и рекомендации по разработке комплексной стратегии оздоровления.

Таким образом, представляется, что имеющийся документ не может реально помочь организациям выйти из кризиса, а полезных методических рекомендаций по составлению плана финансового оздоровления в настоящее время просто не существует.

В последнее время предпринимаются попытки усилить внимание к финансовому оздоровлению. Так, в 2009 г. Минэкономразвития выступило с инициативой разработки нового закона о банкротстве с названием "О финансовом оздоровлении и несостоятельности (банкротстве)", что можно оценить как попытку власти внедрить общую для мировой практики концепцию приоритета реабилитационных процедур как инструментов антикризисного управления. Однако новый закон пока не принят.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >