Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow АРХИТЕКТУРА И ПСИХОЛОГИЯ
Посмотреть оригинал

Деятельностный подход как основа системного построения модели архитектора

В настоящее время составление моделей специалистов осознается как одно из важнейших направлений теоретических и прикладных психолого-педагогических исследований учебно-воспитательного процесса в вузе [6, 14].

Недостаточная глубина методологических и теоретических исследований в области формирования моделей специалистов приводит к отсутствию единых взглядов на важнейшие моменты таких разработок. Так, во многом неопределенным остается сам термин «модель специалиста», под которым в одних случаях понимается перечень видов деятельности [8, 90], а в других — совокупность профессиональных знаний и умений [174, 152].

Но если высшее образование с психологической точки зрения есть процесс формирования профессионального творчества, т. е. процесс «абсолютного становления» (К. Маркс), то описание модели специалиста через совокупность «знаний и умений» не может быть адекватно сущности его деятельности. Совершенно ясно, например, что в проектной деятельности не существует жестких комплексов знаний, которые в готовом виде могли бы использоваться для решения конкретных задач. Архитектор, как никакой другой специалист, вынужден постоянно изменяться, так как возникают новые условия и задачи, требующие углубления имеющихся знаний и приобретения новых. «Ни материальная, ни духовная действительность, которые мы должны постичь, — писал Кендзо Танге, — не являются статичными. Они имеют мириады постоянно изменяющихся аспектов, на которые мы должны непрерывно вновь и вновь воздействовать» [218, с. 407].

Профессиональные, специальные знания не могут быть основанием или ведущей характеристикой профессионализма архитектора, поскольку, как отмечал еще Ф. Энгельс, «...все приобретаемые нами знания по необходимости ограничены и обусловлены теми обстоятельствами, при которых мы их приобретаем»1.

В ряде исследований модель представляется комплексом по сути не связанных между собой профессиографических характеристик [156, 160, 178], схем организации обучения [152], описания учебного плана [61, 116].

Основной недостаток многих существующих моделей, на наш взгляд, состоит в том, что они, во-первых, недостаточно комплексно отражают параметры анализируемых специальностей, а во-вторых, по сути не являются системно-организованными, несмотря на систематическое употребление терминологии системного подхода. Серьезные методологические исследования [122, 127, 248] убедительно показали, что необходимость в этом подходе возникает только в том случае, если рождается задача «совмещения» «несовмещающихся» аспектов исследуемой действительности. «...Системные проблемы и задачи по своему происхождению и специфике являются не объектными, а предметными: они возникают в ситуации, когда нужно соотнести и связать друг с другом разнопредметные представления одного объекта» [161, с. 200]. Построение модели специалиста, являясь, с нашей точки зрения, проектно-ориентированным исследованием, необходимо предполагает «наложение» психологического, дидактико-методического и профессионально-специфического взглядов на изучаемую деятельность и соответственно кооперацию в разработке ее «модельного» представления. Необходимо также отметить, что во многих предлагаемых моделях не учитываются требования, которые вуз вправе предъявлять к производству в плане дальнейшего профессионального развития специалиста.

Отмеченные недостатки характерны и для существующих разработок модели архитектора. Эмпирический подход к анализу архитектурной деятельности, характерный для них, не способствует выявлению существенных параметров профессии архитектора, их иерархии и взаимообусловленности. Параметры деятельности, обеспечивающие сохранение ядра деятельности профессии и преемственность деятельности, могут быть выявлены путем системно-генетического анализа и логико-психологического обобщения.

Используемое же в настоящее время непосредственное эмпирическое исследование деятельности сталкивается с целым рядом трудноразрешимых проблем. Одна из них связана с выбором оптимального временного интервала, в границах которого следует производить наблюдения за деятельностью специалиста. Такой подход приводит к неоднородности получаемых характеристик, при этом не учитываются различия в периодах их становления (в вузе, после вуза). Другая проблема, связанная с разработкой модели данного специалиста на основе непосредственного наблюдения за его деятельностью (путем анализа документов, анкетирования, экспертного оценивания и других методов) заключается в том, что достоверные результаты в этом случае могут быть получены при условии стабилизации деятельности, наличия устоявшихся форм и методов ее организации[1].

Важно подчеркнуть, что в большинстве случаев имеющиеся модели составлены по принципу «поперечного среза», и, следовательно, не в полной мере учитывают параметры самого развития деятельности. Моделирование, осуществляющееся как попытка фиксации достигнутого состояния, получения стабилизированного представления о «конечном» уровне деятельности противоречит в сущности принципу развития. При таком подходе модель архитектора теряет смысл, она отражает только один уровень овладения деятельностью и может обеспечить контроль за формированием архитектора только на одном, начальном этапе его развития. В этом случае исследователи, как правило, ограничиваются констатацией существующего состояния профессиональной практики. Конечно, такие модели могут использоваться только в качестве первичного ориентира для разработки модели нормативного, эталонного качества, отражающей сущность, а не существование профессиональной деятельности.

Единственный способ комплексного решения данного круга научных проблем — деятельностный подход к развитию профессии, опирающийся на осознание социальной сущности человека и формирующего воздействия на него конкретных форм предметной деятельности и рассматривающий саму деятельность как «механизм», позволяющий в теоретической форме вскрыть принципы становления и профессионального развития человека, его сознания.

Архитектурная деятельность — основная база выявления комплекса профессиональных характеристик, социальных механизмов, условий средств формирования и развития зодчего. Для этого она должна быть рассмотрена в целостности, как совокупная деятельность, отражающая все многообразие и сущность архитектурного творчества. Деятельностный подход позволяет также рассматривать личностные характеристики через структуру профессиональной деятельности, развивающуюся во времени, т. е. как временную структуру, «ибо только временная структура, может соответствовать внутренней логике деятельности индивида, его воспроизводства и его развития» [121, с. 47]. В деятельности профессиональные и личностные характеристики индивида взаимообусловлены и взаимосвязаны, поскольку в нее вплетена почти вся «совокупность общественных отношений», посредством которых происходит присвоение индивидом «человеческой сущности», формирование личности.

В основу построения модели архитектора нами положены следующие принципы, непосредственно вытекающие из сущности деятельностного подхода: целостность, т. е. необходимость системного отражения деятельности в совокупности главных ее составляющих; динамичность, т. е. отражение процесса формирования и развития архитектора, последовательность повышения его мастерства; иерархичность, т. е. соподчиненность и взаимообусловленность характеристик; амбивалентность, т. е. взаимодополняемость и единство противоположных качеств, возможность анализа и выявления характеристик с помощью «парных» понятий; открытость, т. е. возможность использования модели для различных целей и ее дальнейшей трансформации и модернизации без существенной перестройки ее структуры (рис. 57).

Принципы и функции модели специалиста

Рис. 57. Принципы и функции модели специалиста

Сформированная на этих принципах модель, на наш взгляд, отражает всю совокупность профессиональных характеристик (их содержание и организацию), необходимых для реализации основных видов деятельности, выявляет различные «типы» архитекторов и дифференцирует уровни профессиональной квалификации на разных стадиях развития специалиста. С позиции деятельностного подхода устойчивыми и существенными характеристиками профессионализма архитектора являются, с одной стороны, степень освоения им методов и средств совокупной деятельности, а с другой, — мера их изменчивости. Они отражают все сферы деятельности архитектора, формируют ее каркас и могут стать основанием построения модели специалиста на всех уровнях овладения деятельностью. В такой модели профессиональные знания — это «ткань», средство реализации характеристик в конкретной деятельности.

Системный характер модели позволяет ей выполнять следующие функции: гносеологическую, обеспечивающую возможность изучения и анализа творчества архитектора в «фило» — и «онтогенеза» профессии; прогностическую, позволяющую планировать последовательность развития необходимых профессиональных качеств архитектора, предвидеть возможность их изменения; учебно-образовательную, позволяющую намечать содержание и структуру профессиональной подготовки, и обеспечивать необходимые условия для совершенствования межпредметных связей в подготовке архитектора; управленческую, обеспечивающую регулирование взаимосвязи деятельности и образования, контроль за качеством подготовки на различных этапах становления и развития специалиста; наконец, репрезентативную, определяющую закрепление в культуре наиболее общего, типичного образа архитектора [43].

Для реализации указанных функций необходимо данную модель, представляющую только каркас профессиональных характеристик, «наполнить» конкретным содержанием в зависимости от целей и задач, для которых она будет использоваться, поскольку в ней заложены возможности расширения объема содержания и адаптации к конкретным условиям. Формирование модели архитектора предполагает последовательный процесс разработки ряда промежуточных рабочих моделей. Это прежде всего модель, в наиболее общем виде отражающая структуру совокупной архитектурной деятельности, модель профессиональных характеристик, отражающая структуру исходного и высокопрофессионального уровня развития, модель развития, в общем виде отражающая структуру профессионального роста и уровня профессиональной квалификации. Модель конкретного специалиста (различного уровня овладения профессией) может быть получена за счет «совмещения» трех предыдущих моделей в обобщающую модель архитектора (рис. 58).

Разработка модели архитектора требует учета тех существенных свойств и особенностей его профессиональной деятельности, которые делают ее творчеством.

Результаты архитектурной деятельности вызывали изменения в окружающем мире, порождающие невозможность воспроизведения самой деятельности в ее прежних формах, «толкая» тем самым ее развитие. В процессе дальнейшего разделения труда, углубления знаний и их специализации происходило выделение из пространственно-преобразовательной деятельности разных видов труда с одновременной их профессионализацией. Но только собственно архитектурная деятельность из-за особой социальной детерминированности и важности задач, сложности ее предмета долгое время сохраняла изначальную целостность. «Области, охватываемые архитектурой, столь многочисленны, — писал Ле Корбюзье, — что определение архитектуры можно отождествить с понятием общей культуры» [152, с. 250—251].

Взаимосвязь подсистем модели специалиста

Рис. 58. Взаимосвязь подсистем модели специалиста

Архитектурная деятельность уникальна по своему характеру, ибо в ней как в деятельности «дизайнера пространства» представлены неразрывно связанные между собой все основные виды человеческой деятельности: познавательная, преобразовательная, ценностноориентационная, эстетическая, коммуникативная [1, 21], которые по мере развития выделялись в относительно самостоятельные сферы профессионального труда архитектора. Архитектурная профессия ассимилировала и сохранила в своем развитии исторически исходную, синкретическую форму труда древнего человека, трансформировавшуюся в профессиональную деятельность.

Специфика предметно-практической деятельности сформировала системный тип мышления архитектора, способность целостного восприятия мира и «проектного» отражения его в особых пространственных структурах, организованных по законам оптимальности, целесообразности, красоты. Именно на способности архитектора добиваться непротиворечивой, а в идеале — органичной целостности пространства изначально основывается самоопределение архитектурной деятельности — профессии и архитектора как мастера-профессионала.

По мере разделения труда его «ведущей деятельностью» стало проектирование. Универсализм современного архитектора проявляется не в «многопредметности» его труда, а в способах деятельности и мышлении. Наука и искусство как две разные формы активности человека, каждая из которых имеет свои методы и средства, соединяются в творчестве архитектора, формируя особые подвижные структуры мыслительной и предметной деятельности, не сводимые ни к науке, ни к искусству. Таким образом универсализм, который и в настоящее время выступает как наиболее обобщающая характеристика деятельности архитектора, в ходе исторического развития профессии из внешнего признака превратился во внутренний. Конечно, суть этой обобщающей характеристики выражается в способах преобразования архитектором окружающей действительности, но сама по себе она не определяет профессиональных особенностей деятельности, тех признаков, которые обозначили бы ее специфику и нашли отражение в ее базовых характеристиках.

Определяя предмет деятельности архитектора через активное отношение к пространственной среде — организацию жизненных процессов в пространстве, мы получаем возможность конкретизации универсализма как исходной характеристики его деятельности. Речь идет о способности охвата широкого круга противоречивых факторов и условий проектной ситуации.

Решение каждой творческой архитектурной задачи выступает как процесс постоянного соотнесения формирующих факторов, условий, требований и их взаимосвязей, переоценки проблемных ситуаций для выявления новых качеств проектируемого объекта. К важнейшим особенностям решения подобных задач относятся такие психологические характеристики профессионального мышления архитектора, как поли- и амбивалентность, отражающие как бы противоположные проявления его универсальности. Если поливалентность понимается нами как способность фиксировать, оценивать, переосмысливать множество проектных ситуаций, используя разнообразные проектные средства, то амбивалентность раскрывается в способности архитектора находить возможности противопоставления формирующих факторов, условий с последующим снятием противоречий в целостном решении.

Таким образом, гармоничное целое есть вначале «идеальное целое», возникающее в сознании архитектора, образ, концентрирующий в себе различные стороны жизненного и профессионального опыта архитектора, под углом зрения стоящей перед ним цели. При переходе от образа к замыслу и собственно к проекту происходит его опредмечивание в формах, доступных для визуального восприятия — изначальная целостность трансформируется под воздействием формирующих факторов, которые приводят или ее к стабилизации, или к разрушению и возникновению новой. При этом деятельность архитектора включает также особенности, характеризующие его как организатора не только своей собственной деятельности, но и деятельности других.

Это, во-первых, организация индивидуальных представлений возможных потребителей о будущем объекте с помощью макетно-графических средств проектного моделирования; во-вторых, — организация коллективной деятельности по реализации этих представлений в реальной строительной практике. Тем самым создаются внутренняя и внешняя структуры его деятельности. Первая определяет субъект-объектные отношения, т. е. организацию индивидуальной деятельности по отношению к объекту (собственно проектное моделирование), вторая выражает субъект-субъектные отношения, т. е. характер организации профессиональной коммуникации при разработке и реализации проекта [68, 122]. Анализ выявил неразрывную психологическую связь и взаимообусловленность проектного моделирования и различных форм коммуникативной деятельности, в своем единстве составляющих основу профессиональной деятельности архитектора.

  • [1] Анкетный опрос, проведенный нами, позволил выявить существенные недостаткиразвития молодого специалиста-архитектора на производстве. Такие признаки дестабилизации, как снижение общественного статуса профессии, уровня художественногои технического профессионализма при одновременном усилении социокультурнойактивности архитекторов, ухудшение условий индивидуального творчества, рутини-зация форм организации проектирования, убедительно подтверждаются полученныминами результатами анкетирования и другими исследованиями.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы