Особый порядок судебного разбирательства

Проблемы применения особого порядка судебного разбирательства

В. В. Дорошков

Идеи расширения диспозитивности в уголовном процессе и дифференцированного подхода к формам судопроизводства, активно обсуждаемые в юридической литературе, нашли свое реальное воплощение в гл. 40 УПК. Сущность особого порядка принятия судебного решения заключается в том, что введена упрощенная процедура, при которой процессуальная экономия достигается путем отказа от судебного разбирательства и установления фактических обстоятельств, а приговор основывается на материалах предварительного следствия. Причины появления упрощенного порядка рассмотрения уголовных дел судами в России различны. Одной из объективных причин часто называлась чрезмерная загруженность отечественных судов уголовными делами, в том числе о преступлениях, не представляющих большой общественной опасности. Многие практические работники весьма позитивно оценили данное новшество в отечественном уголовном процессе и активно применяли положения уголовно-процессуального закона об особой процедуре судебного разбирательства.

Тем не менее институт особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением в юридической литературе вызвал острые дискуссии. В ходе обсуждений и проводимых за относительно небольшой период исследований данного института сформулировано множество замечаний и конкретных предложений, которые заслуживают соответствующей оценки и учета при законотворчестве. Ведь на момент введения в УПК упрощенного порядка постановления обвинительного приговора не было предварительного отечественного опыта применения аналогичной процедуры. Только сейчас накоплен определенный опыт практической реализации этого правового института, выявлены его положительные и отрицательные моменты.

С началом применения на практике особого порядка судебного разбирательства были скорректированы отдельные положения путем внесения изменений и дополнений в закон. Особенностям данного института посвящены постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.03.2004 № I "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" и от 05.12.2006 № 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства". Проводились ежегодные обобщения судебной практики по рассмотрению уголовных дел в порядке гл. 40 УПК. Статистические данные свидетельствуют об активном использовании указанной процедуры во всех судах РФ. Почти каждое четвертое уголовное дело сейчас рассматривается в упрощенном порядке.

Противники упрощения уголовного процесса высказывали аргументированные сомнения в полноценности особого порядка судебного разбирательства с точки зрения его соответствия принципам уголовного процесса - состязательности, равноправия сторон, непосредственности, презумпции невиновности, законности, обоснованности и справедливости приговора.

Сторонники данного правового института отмечали, что данная форма судебного разбирательства снижает нагрузку на судей, позволяет более рационально, экономно и эффективно использовать выделяемые для правосудия ресурсы, значительно сократить сроки рассмотрения дел, сделать уголовное наказание действительно неотвратимым, более действенным и предупредительным. При этом они высказывали различные предложения по усовершенствованию данного института, чтобы упрощение процесса влекло повышение гарантий участников уголовного судопроизводства.

Авторы особого порядка судебного разбирательства исходили из того, что процедура рассмотрения уголовных должна зависеть от следующих факторов: 1) общественной опасности преступления; 2) размера наказания; 3) степени сложности расследования и разрешения дела; 4) общественно-политического значения дел; 5) значения преступлений для тех или иных субъектов (полнота реализации публичных начал); 6) личности обвиняемого, подозреваемого.

Исследователи особенностей указанной процедуры отмечали, что подготовительная часть судебного заседания и другие элементы судебного разбирательства особой спецификой не обладают, но судебное следствие имеет ряд принципиальных особенностей. Судья вправе постановить приговор, не проводя в общем порядке исследования и оценки доказательств, если удостоверится, что вынесение по делу обвинительного приговора будет обоснованно. Следовательно, вопрос о форме рассмотрения уголовного дела, в конечном счете, относится к усмотрению судьи, который дает предварительную оценку доказательств, относящихся к событию преступления, и иных обстоятельств, подлежащих в соответствии со ст. 73 УПК доказыванию. Он должен удостовериться в том, что обвинение обоснованно и подтверждается собранными но делу доказательствами. Затем на этапе сокращенного судебного следствия производится исследование обстоятельств.

При наличии всех формальных атрибутов судья вправе не удовлетворить ходатайство обвиняемого и назначить судебное разбирательство в общем порядке, если у него возникли сомнения в обоснованности обвинения. Обоснованность обвинения выражается в подтверждении его совокупностью доказательств, на которые ссылаются в обвинительном заключении либо обвинительном акте органы предварительного расследования. Назначение судебного разбирательства в особом порядке производится при подтверждении факта обоснованности обвинения.

Представляется, что в этой предварительной оценке материалов имеются опосредованные элементы исследования и собирания доказательств, поскольку судья, изучая и оценивая доказательства для проверки обоснованности обвинения, все же проводит их исследование.

Уголовно-процессуальный закон не запрещает судье истребовать и исследовать те или иные сведения. Известны случаи судебной практики, когда суд осуществляет собирание документов на стадии назначения дела к судебному разбирательству безотносительно инициативы сторон. Так, при получении уголовного дела в отношении лица, имеющего неснятые и непогашенные судимости, условно-досрочно освобожденного, либо лица, осужденного к исправительным работам, при отсутствии в деле копий соответствующих приговоров, постановлений об условно-досрочном освобождении, сведений об исполнении наказания в виде исправительных работ при назначении дела к судебному разбирательству данные документы могут быть истребованы судьей.

Право суда на собирание подобных доказательств закреплено в ч. 1 ст. 86 УПК. Суд является субъектом собирания доказательств независимо оттого, выполняет он определенные ходатайства сторон по получению информации или судебные действия, направленные на получение доказательств, по собственной инициативе или приобщает к делу представленные сторонами документы: справки, квитанции, характеристики, расписки и т.п. При этом не нарушается принцип состязательности сторон, поскольку суд будет выполнять функцию осуществления правосудия, а не функцию обвинения либо защиты.

Весьма актуальной проблемой указанного института является распространение упрощенной формы судебного разбирательства в отношении несовершеннолетних. Уголовно-процессуальный закон прямо не конкретизирует возраст участника процесса, наделенного полной или частичной уголовно-процессуальной дееспособностью. В связи с этим у ученых и практиков возникали серьезные сомнения в допустимости применения подобной сокращенной процедуры судопроизводства в отношении несовершеннолетних. Между тем количество несовершеннолетних осужденных за преступления в последние годы ежегодно увеличивается. Так, только в 2007 г. российскими судами было осуждено более 84 тыс. несовершеннолетних.

Противники распространения особого порядка, предусмотренного гл. 40 УПК, к несовершеннолетним ссылались на то, что нормы гл. 50 УПК предусматривают в качестве гарантий прав несовершеннолетних расширение предмета доказывания по уголовному делу в отношении этих лиц. Несовершеннолетним в силу ст. 88 УК наказание в виде лишения свободы не может быть назначено на срок более 10 лет, т.е. получается, что любое уголовное дело в отношении несовершеннолетнего согласно ч. 1 ст. 314 УПК подлежало бы рассмотрению в упрощенной процедуре. Помимо обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК, суды должны устанавливать также условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности. Кроме того, устанавливается влияние на них старших по возрасту лиц, способность несовершеннолетнего осознавать в полной мере характер своих действий (ст. 421 УПК). Предусмотрен более широкий круг оснований прекращения уголовного преследования (ст. 427 УПК). Закон говорит об участии в производстве по делу законного представителя несовершеннолетнего, его защитника, педагога, психолога (ст. 49-50, 425, 428 УПК), возможность освобождения его от уголовной ответственности и наказания (ст. 430-432 УПК) и прекращения уголовного преследования с применением мер воспитательного воздействия (ст. 427 УПК).

Противники широкого применения упрощенной процедуры исходили из того, что закрепленный в уголовно-процессуальном законе порядок производства по делам в отношении несовершеннолетних в соответствии с принципами справедливости и гуманизма обеспечивает учет при применении уголовного закона социальных, возрастных и физиологических особенностей этой категории лиц, по сути своей является дополнительной гарантией защиты их прав и законных интересов. Причем они возражали против рассмотрения уголовных дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, и в случае достижения ими совершеннолетия на момент рассмотрения дела в суде.

Сторонники распространения упрошенной процедуры на несовершеннолетних ссылались на то, что в ч. 2 ст. 420 УПК говорится о том, что производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, установленном ч. 2 и 3 УПК с изъятиями, предусмотренными гл. 50. То есть прямого запрета на процедуру, предусмотренную гл. 40, содержащейся в ч. 3 УПК, уголовно-процессуальный закон не содержит. Кроме того, в ч. 1 ст. 315 УПК говорится о законном представителе, под которым в соответствии ст. 12 ст. 5 УПК понимаются родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый либо потерпевший, органы опеки и попечительства. Следовательно, поскольку законного представителя имеет несовершеннолетний обвиняемый, этот законный представитель приглашает защитника при рассмотрении ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием обвиняемого с предъявленным обвинением, т.е. несовершеннолетний обвиняемый вправе заявить такое ходатайство, которое при наличии указанных в ст. 314 УПК оснований подлежит удовлетворению.

Статьи 48, 426, 428 УПК не предусматривают прав законных представителей несовершеннолетних обвиняемых, подсудимых на инициирование упрощенной процедуры рассмотрения уголовного дела или воспрепятствование ей. Кроме того, закон определил специальную процедуру судебного разбирательства, в ходе которой требуется установление условий жизни и воспитания, уровня психического развития и иных особенностей личности подсудимого, влияния на него старших по возрасту лиц. Именно с учетом этого обстоятельства Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 05.03.2004 № I разъяснил судам, что закон не предусматривает возможности применения особого порядка принятия судебного решения в отношении несовершеннолетнего.

Анализ содержания ст. 122, 216-218 и 314-316 УПК позволяет сделать вывод, что волеизъявление обвиняемого является ходатайством, однако оно не разрешается следователем в порядке, предусмотренном ст. 122 УПК, поскольку адресовано суду. Заявляя ходатайство в момент ознакомления с материалами дела, обвиняемый ничего не знает ни о согласии государственного или частного обвинителя, ни о согласим потерпевшего на постановление приговора без исследования собранных по делу доказательств. Иногда на практике прокурор, утверждая обвинительное заключение, уведомляет потерпевшего о его праве ходатайствовать о проведении предварительного слушания, соглашаться или не соглашаться с рассмотрением дела в особом порядке, о чем потерпевший должен сообщить суду. Однако такие действия не соответствуют требованиям УПК.

Запись о разъяснении обвиняемому права на ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства, предусмотренного гл. 40 УПК, согласно требованиям ч. 2 ст. 218 УПК делается в протоколе ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела. Именно в этот момент выясняется и отражается в протоколе желание обвиняемого воспользоваться этим правом или оказаться от него. Однако отражение желания обвиняемого на этапе ознакомления с материалами дела не равнозначно заявлению обвиняемого о своем согласии с предъявленным обвинением и ходатайству о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства. Согласно положениям части 2 ст. 315 УПК с подобным ходатайством обвиняемый вправе обратиться не только в момент ознакомления с материалами дела, но и в ходе предварительного слушания. Форма ходатайства законом строго не регламентируется и поэтому представляется, что оно может быть заявлено обвиняемым письменно или устно с отражением в протоколе. С подобным ходатайством обвиняемый должен обращаться после предварительной консультации с защитником. Разрешаются ходатайства по существу не следователем или прокурором, а только судом, принявшим дело к своему производству. Суд может принять решение о проведении особого порядка судебного разбирательства одновременно с назначением дела к слушанию или в ходе предварительного слушания.

Несмотря на отсутствие в законе прямого указания на необходимость разъяснения обвиняемому по окончании дознания его права заявить о согласии с предъявленным обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, дознаватель (следователь) обязан разъяснить обвиняемому его права. Обязанность разъяснять участникам уголовного судопроизводства их права закреплена, в частности, ст. 11 УПК, согласно которой суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность, обеспечивая возможность осуществления этих прав.

Принятие решения об особом порядке судебного разбирательства во многом зависит от позиции лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, по поводу предъявленного им обвинения и от их правового статуса. Хотя закон прямо не говорит о возможности отказа обвиняемого от ранее заявленного им ходатайства о рассмотрении дела в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК, представляется, что такой отказ возможен вплоть до начала судебного следствия. Обвиняемые и подсудимые вправе обратиться в суд с ходатайством о рассмотрении уголовного дела в общем порядке.

Закон требует, чтобы обвиняемый не только заявил, но и неоднократно подтвердил заявленное им ходатайство о рассмотрении дела В особом порядке судебного разбирательства. Впервые оно может быть заявлено при ознакомлении с материалами дела по окончании предварительного следствия. После ознакомления с материалами дела обвиняемого и его защитника следователь разъясняет обвиняемому его право ходатайствовать о применении особого порядка. Следователь обязан разъяснить одновременно вес особенности данного производства, в том числе возможности и пределы обжалования будущего решения. Аналогичные действия должен выполнить дознаватель (ст. 217 УПК).

Ходатайство может быть заявлено на предварительном слушании, когда оно является обязательным в соответствии со ст. 229 УПК (п. 2 ч. 2 ст. 315 УПК). Данное ходатайство обвиняемый заявляет в присутствии защитника; если его нет, то его участие обязан обеспечить суд. Допустимо предоставление времени для консультаций с защитником. При возражении государственного или частного обвинителя, потерпевшего, других обвиняемых, подсудимых назначается проведение судебного разбирательства в общем порядке.

УПК не предусматривает обязательного проведения предварительного слушания для назначения судебного разбирательства в особом порядке. Закон лишь допускает возможность обращения обвиняемого в суд с ходатайством о проведении судебного заседания в особом порядке после ознакомления с материалами дела у следователя (дознавателя). Это право у него сохраняется вплоть до момента назначения судебного заседания, в том числе и в случаях, если он при выполнении требований ст. 217 и 218 УПК отказался от своего права заявить указанное ходатайство. Следовательно, обвиняемый вправе заявить ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства: 1) в момент ознакомления с материалами уголовного дела; 2) на предварительном слушании. Ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства может быть удовлетворено лишь в том случае, если оно заявлено до назначения судебного заседания. В ходе предварительного слушания обвиняемый не приобретает статуса подсудимого и по-прежнему вправе заявить о своем согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства либо отказаться от ранее заявленного ходатайства. После назначения судебного заседания он не вправе заявлять ходатайство о проведении предварительного слушания, поскольку приобрел статус подсудимого.

Для окончательного разрешения подобных ходатайств закон установил обязательное требование - ходатайство должно быть заявлено в присутствии защитника. Консультации с защитником должны проводиться до заявления обвиняемым ходатайства. Если обвиняемый не пригласил защитника к моменту обращения его с подобным ходатайством, то уголовно-процессуальный закон возлагает обязанность по обеспечению обвиняемого защитником на суд. На органы предварительного расследования такая обязанность законом не возлагается. В качестве защитников, в присутствии которых делается ходатайство рассматриваемого вида, могут быть разные адвокаты: в стадии предварительного расследования, предварительного слушания и судебного разбирательства.

Уголовно-процессуальный закон не требует от потерпевшего, государственного и частного обвинителя объяснения причин отказа в согласии на заявление обвиняемого о желании применить к нему особый порядок принятия судебного решения. В то же время за судом, как и другими заинтересованными участниками, остается право предложить отказавшим обвиняемому представителям стороны обвинения дать пояснения по поводу причин принятого ими решения.

В ст. 216 УПК даже не содержится предписания о том, как потерпевший должен относиться к применению особого порядка судебного разбирательства. В ст. 42 УПК ничего не говорится ни о праве потерпевшего давать согласие на постановление приговора в особом порядке судебного разбирательства, ни о его обязанности сообщить суду о согласии либо несогласии рассматривать дело в особом порядке. Не указаны и основания, и порядок дачи согласия прокурора на постановление приговора в особом порядке судебного разбирательства в ст. 37 УПК, устанавливающей полномочия прокурора как стороны обвинения. Положения закона, определяющие действия и решения прокурора по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением или с обвинительным актом, также не содержат никаких предписаний о даче согласия прокурора на постановление приговора в особом порядке судебного разбирательства. В ст. 246 УПК, устанавливающей обязательное участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве, также ничего не сказано о том, когда и как государственный обвинитель должен заявить о своем согласии на постановление приговора в особом порядке.

Свое согласие либо несогласие на рассмотрение уголовного дела в особом порядке прокурор иногда выражает в сопроводительном письме при направлении уголовного дела в суд. Такая самодеятельность не только не правомерна, но и затрудняет процесс постановления приговора в особом порядке судебного разбирательства, поскольку обусловлена действиями, не требующими их исполнения, а главное, не влияющими на постановление приговора в особом порядке.

Уголовно-процессуальный закон (ст. 314 УПК) не связывает решение вопроса о форме судебного разбирательства с мнением защитника. Защитник лишь присутствует при решении указанного вопроса и консультирует своего подзащитного. Поэтому ходатайство обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, поскольку он согласен с предъявленным обвинением, подлежит удовлетворению, несмотря на возражения со стороны его защитника.

В связи с этим необходимо создать правовые условия, позволяющие обвиняемому до заявления согласия с предъявленным ему обвинением знать заранее позицию потерпевшего и государственного обвинения о постановлении приговора в особом порядке судебного разбирательства.

Уголовно-процессуальный закон говорит лишь о постановлении по уголовному делу, рассматриваемому в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК, обвинительного приговора. В то же время в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 № 60 дано разъяснение о том, что гл. 40 УПК не содержит норм, запрещающих принимать по делу, рассматриваемому в особом порядке, иные, кроме обвинительного приговора, судебные решения, в частности содеянное обвиняемым может быть переквалифицировано, а само уголовное дело прекращено (например, в связи с истечением сроков давности, изменением уголовного закона, примирением с потерпевшим, амнистией, отказом государственного обвинителя от обвинения) и т.д., если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются. В тех случаях, когда происходит изменение фактических обстоятельств преступления, например, в связи с увеличением размера похищенного имущества, то рассмотрение дела осуществляется в общем порядке.

Вопрос о возможности изменения квалификации при рассмотрении уголовного дела по правилам гл. 40 УПК не является праздным.

Практика свидетельствует, что имеют место прямо противоположные подходы как на уровне суда первой инстанции, так и на уровне судов апелляционной и кассационной инстанций. Это все является почвой для формирования правовой неопределенности, что дезорганизует судопроизводство и препятствует расширению упрощенного порядка, который на сегодня является наиболее эффективным решением проблемы с перегруженностью судей.

При рассмотрении уголовного дела в особом порядке изменения фактических обстоятельств совершения преступления не происходит, что не исключает возникновение ситуации, при которой имеет место правовой спор о разграничении отдельных квалифицирующих признаков. Разновидностью изменения квалификации без изменения обвинения является случай, когда уголовный закон изменяется после утверждения обвинительного заключения, но до постановления приговора, на суд возлагается обязанность дать оценку данному обстоятельству в мотивировочной части приговора. Если новая редакция является более мягкой, нежели та старая редакция уголовного закона, по которой были квалифицированы действия обвиняемого на предварительном следствии, суд обязан квалифицировать их по новому закону, с приведением соответствующей мотивировки.

Спор о допустимости изменения квалификации при рассмотрении дела в особом порядке сводится к тому, каковы допустимые границы несовпадения обвинения и квалификации при принятии судом дела к производству. Очевидно, что это несоответствие должно быть незначительным. Суд первой инстанции вправе уточнить квалификацию содеянного, если при этом не ставится вопрос об изменении объема обвинения. В том случае, если при наличии необходимости изменения квалификации суд первой инстанции этого не сделал, то при обжаловании приговора эта обязанность возлагается на вышестоящий суд. Особый порядок принятия судебного решения не является препятствием для изменения судом первой инстанции в сторону смягчения квалификации содеянного виновным, если такое изменение не связано с вопросами доказанности фактических обстоятельств совершенного преступления.

Представляется, что квалификация, данная органами предварительного расследования, может быть изменена судом в двух случаях:

  • 1) при рассмотрении уголовного дела в общем порядке происходит уменьшение объема обвинения, что может влечь изменение квалификации на закон о менее тяжком преступлении (ч. 2 ст. 252 УПК);
  • 2) вина подсудимого доказана полностью, объем обвинения не изменен, но при юридической оценке содеянного суд приходит к мнению.

что квалификацию необходимо изменить на закон о менее тяжком преступлении.

Подавляющее большинство случаев изменения судом квалификации связано с изменением объема обвинения, что и стало императивом, определяющим логику рассуждений. Это проявилось и в подходе законодателя, когда он ставит знак равенства между изменением обвинения и изменением квалификации. В п. 3 ст. 307 УПК содержится правило, что необоснованность обвинения и неправильность квалификации влекут изменение обвинения. В результате понимание законодателем причин изменения квалификации является неполным (игнорируется возможность правового спора в отношении квалификации), и с введением упрощенного порядка судопроизводства эта неполнота стала очевидна. Фактически это и определило возникновение проблемы.

К сожалению, законодатель до сих пор в УК так и не разрешил вопрос об особенностях назначения наказания в случае согласия виновного с предъявленным обвинением. В связи с этим вопрос о наказании, регулируемый нормами материального права, фактически решается нормами процессуального права. При наличии оснований, предусмотренных ст. 62, 64, 66, 68, 69 и 70 УК, наказание виновному назначается по правилам этих статей и ч. 7 ст. 316 УПК (например, при назначении подсудимому наказания за неоконченное преступление вначале следуете учетом требований ст. 66 УК определить максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено виновному, затем в соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК сократить этот срок (размер) наказания в связи с рассмотрением дела в особом порядке и лишь после этого определить подсудимому наказание с учетом положений Обшей части УК). Если в особом порядке судебного разбирательства рассматривается дело о совершении лицом нескольких преступлений, то вначале наказание назначается за каждое из них по правилам, установленным ч. 7 ст. 316 УПК, а по совокупности преступлений применяются правила назначения наказания, предусмотренные ч. 3 ст. 69 УК.

Острые споры в ходе подготовки постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 № 60 вызвал вопрос о возможности вынесения оправдательного приговора. Представляется, что вынесение оправдательного приговора в порядке требований гл. 40 УПК недопустимо. Если судья придет к выводу, что обвиняемый оговорил себя либо обвинение не нашло подтверждения полностью или в части, дело подлежит передаче для рассмотрения в общем порядке. Когда судья до вынесения приговора установит, что по делу есть какие-либо обстоятельства, препятствующие вынесению обвинительного приговора, либо имеются основания для изменения квалификации содеянного, прекращения дела или оправдания подсудимого, он должен вынести постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке. Именно так должен поступить судья, предварительно изучавший материалы уголовного дела перед назначением его к слушанию. В противном случае возможны злоупотребления со стороны судей относительно произвольного установления и юридической оценки фактических обстоятельств дела.

Законодатель, определяя пределы обжалования приговоров, постановленных в соответствии с положениями ст. 316 УПК, установил, что приговор не может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядках по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК. К сожалению, запрет на обжалование и пересмотр приговора по этому основанию в порядке надзора законодательно не установлен (ст. 409 УПК). Следовательно, получается, что вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда по делу, рассмотренному в особом порядке, могут быть обжалованы в надзорном порядке без каких-либо ограничений. Однако практически суд надзорной инстанции лишен возможности проверки обоснованности приговора, т.е. соответствия приговора суда фактическим обстоятельствам дела. В данном случае явно усматривается ошибка законодателя, которая должна быть устранена. Таким образом, существует реальная необходимость внесения соответствующих изменений в гл. 40 УПК.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >